Роль религиозных войн


Прежде всего отметим один несомненный факт: в актах религи¬озного фанатизма и нетерпимости, сопровождающихся насилием на
религиозной почве, органично сочетаются два взаимоисключающих элемента: элемент ничтожества человека перед Богом, свойственный всякой религии, с противоположным ей элементом самоутверждения человека на основе принуждения по религиозным мотивам. Между тем как раз с таким причудливым соединением ничтожества человека перед Богом с его самоутверждением, когда уже и божественное нача¬ло в себе ничтожно, мы встречаемся в западно-христианской религи¬озности. В такой ситуации уже нет надежды, что свет истинной веры откроется инаковерующим через мирную проповедь или увлечёт их личным религиозным подвигом проповедника, где смирение перед Еогом соединяется со смирением в деле распространения веры, хотя и такие примеры существовали в истории западного христианства. Ре- лигиозная вера, её защита и утверждение, становятся соответственно

делом личным, то есть делом личного самоутверждения, выражается ли это в претензиях католической церкви на политическую власть или в том, что католики, ведомые церковью, идут утверждать истинную веру на Ближний Восток, Прибалтику или на Пиренейский полуост¬ров. И тогда неизбежны религиозные войны, крестовые походы.
Подтверждением сказанному о слиянии в западно-европейской религиозности самоуничтожения личности с её самоутверждением яв¬ляется и наличие в западно-европейском Средневековье многочислен¬ных ересей, и это несмотря на жёсткую принудительную силу католи¬ческой церкви и вопреки ей. В факте еретичества по отношению к официальной церкви также заявляет о себе в религиозной форме са¬моутверждающееся самосознание. Вспомним для сравнения ничтож¬ное распространение в массах ересей в православной России, напри¬мер. При этом ереси в западной Европе часто характеризуются столь же наступательным и нетерпимым характером, как и противостоящий им католицизм, и часто выражаются в актах насилия над служителями официальной церкви, над её культовыми сооружениями.
Протестантизм возник и развивался в русле западно¬христианской религиозности с её антиномией самоуничтожения- самоутверждения личности. Это давало о себе знать в слишком мно¬гих проявлениях протестантизма. Объявление спасения души делом личной веры, с одной стороны, утверждало бесполезность «добрых Дел» и бессилие человека повлиять на спасение собственными усилия¬ми, а с другой стороны, побуждало исключительно личными усилия¬ми искать подтверждение своей богоизбранности. В итоге опосредо¬вание рефлексией природной стороны личности одновременно и вы¬ражало ничтожество личности и оказывалось утверждением её само-
V
сознания. Многочисленность течений и толков, на которые немедлен¬
но распался протестантизм сразу после своего появления, также сви¬детельствует об этой деятельности утверждающегося самосознания.
Унаследовал протестантизм и дух религиозной нетерпимости, присущий средневековому католицизму и начавший вырождаться в тронутом разложением католицизме Возрождения. Ранний протестан¬тизм не мог удовлетвориться организацией образа жизни своих по¬следователей в соответствии с религиозными нормами. В сам этот об¬раз жизни входила непримиримая борьба с папистами в значении мирской аскезы.
Вот, например, как описываются «подвиги» протестантских масс, положившие начало революции в Нидерландах: «10 августа 1566 года в районе промышленных городов Хондехоста, Армонтьера и Касселя началось мощное восстание, получившее название иконоборческого. За несколько дней оно распространилось на 12 из 17 провинций стра¬ны и всей силой обрушилось против католической церкви, главной опоры испанцев, 5500 церквей и монастырей подверглись опустоши¬тельным погромам. Восставшие уничтожали иконы, статуи святых, причастия и дарохранительницы, забирали у церквей и сдавали в го¬родские советы на местные нужды драгоценную церковную утварь»?
В годы английской революции XVII века О.Кромвель предпочи¬тал вербовать своих солдат среди фанатичных пуритан-сектантов: «...качествам воинов, воспитанных в понятиях феодальной чести, Кромвель противопоставлял воодушевление воинов, идущих в бой за правое дело, высшим образным выражением которого для них явля¬лось «дело божье».52
Религиозные войны во многих отношениях оказались спаситель¬ными для увядающего католицизма. Бедствия и страдания, порождён¬ные ими, вдохнули в его последователей новую религиозную жизнь, а враг, угрожавший вере, концентрировал воскресшую религиозную ве¬ру вокруг цели его уничтожения. Религиозные войны не привели к возрождению политического влияния папства, и идея Града Божьего не обнаружила себя вновь. Войны велись со стороны католиков, как и со стороны протестантов силами светских государей и сословий, но духовенство играло в обеих партиях роль духовной власти, и это тре¬бовало от католического духовенства стать строже, подтянуться в ре- лпгиозпе-нразстьснном плане. Так возник феномен тридентского ка¬толицизма и контрреформации, в котором религиозный подъём снизу шёл навстречу религиозному оздоровлению верхов католической церкви.

Страницы: 1 2 3 4


Оставить комментарий