Консерватизм и критицизм Просвещения


Смыкание с собой, означающее утрату себя, происходит не только в материалистическом эволюционизме, но и в чувстве, к ко¬торому всё чаще обращается литература и искусство. Ведь оно без¬отчётно, и если самосознание соединяется с собой в нём, то в нем же оно и теряется. В отличие от самосознания раннего Просвещения, которое в своей абстракции антиномично, самосознание Просвеще¬ния зрелого стремится к конкретному и надеется избежать антино¬мий, но они только возрождаются в новом виде.
Многозначительные изменения .в период зрелого Просвещения окончательно обозначаются в экономической науке, хотя назревали они давно, ещё с конца XVII века. Меркантилизм как теория почти полностью вытесняется из неё, и делаются попытки исключить его из практики государственной экономической политики. На смену ему утверждаются трудовые теории стоимости, первая из которых в лице
В. Петти восходит к концу XVII века. Раздаются требования свободы торговли, и по крайней мере в Англии было много сделано для их воплощения в жизнь.
Несмотря на многие мануфактуры, производство в эпоху Про¬свещения, в основном ремесленное и сельскохозяйственное, как пра¬вило носило семейный характер, и только промышленный переворот покончит с этим. Дистанцированность самосознания раннего Про¬свещения от сферы повседневного, бытового совпадала с подчинён¬ным значением производства относительно внешней торговли, регу¬лируемой государством, в деле накопления богатства. Однако уже
В.Петти отводит подчинённую роль именно торговле и утверждает, что «купцы не доставляют никакого продукта, а играют лишь роль вен и артерий, распределяющих гуда и назад кровь и питательные соки государственного тела, а именно продукцию сельского хозяйст¬ва и промышленности».
Перенесение акцента в накоплении богатства из сферы обраще¬ния в сферу производства труда типологически соответствует таким явлениям в эпохе зрелого Просвещения, как интерес к бытовой сто¬роне жизни в литературе и искусстве с его культивированием чувст¬ва, ибо и само производство тогда, повторяем, принадлежало облас¬ти семейного быта. Правда, парадигма, связанная с накоплением бо¬гатства, ставила вопрос о наиболее передовых с этой точки зрения видах производства, что заставляло и физиократов, и А.Смита об¬ращаться к мануфактуре, где производство уже выходит за рамки семьи. Однако семейный патриархальный дух производства в доин- дустриальных обществах с его как будто внеисторическими, консер¬вативными повторяющимися формами, был присущ и Просвеще¬нию. Ведь эти мануфактуры были только островками в море ремес¬ленного производства. И дух этот сказывался в трудовых теориях стоимости.
Влияние его у физиократов ощущалось в том, что значение тру¬да в производстве богатства ограничивалось ролью в его производ¬стве земли, опосредуемой трудом. Это вело к смешению потреби¬тельной стоимости и стоимости. А за этим смешением стоял некий неизменный, «естественный», внеисторический уровень потребно¬стей, соответствующих «природе человека».
И физиократов и А.Смита объединяло -признание, что «прибыль» рабочих сводится к получению заработной платы».
Но сама эта заработная плата сводилась у них к некому неиз¬менному физиологическому минимуму, обусловленному действи¬тельно природой человека, а не его историей. Сам труд выступал здесь порождением природы человека, его физиологических способ¬ностей, нуждающихся в воспроизводстве. Он не был созданием само¬го человека в его истории, когда условия воспроизводства рабочей силы постоянно меняются.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Оставить комментарий