Своеобразие науки XVII-XVIII вв


Дистанцирующееся от природы самосознание обретало её как лишенную самостоятельности, опосредованную собственной активно¬стью, вырванную из естественного окружения. Таким вырванным из естественного окружения, опосредованным активностью человека элементом природы является прежде всего инструмент, прибор, по¬средством которого проводится эксперимент. А.В.Ахутин отмечает: «... инструмент — это воплощённое знание, сама природа, вышедшая из-под чувственной, «естественной» оболочки и представшая в своих сущностных, законосообразных формах».112
Вот эту-то несамостоятельную природу человек и направлял в
111 Кузнецов Б.Г. Идеи и образы Возрождения. М., 1979. С.231.
112 Ахутин А.В. Понятие «природа» в античности и в Новое время. М.,
11988. С.106.
эксперименте против непосредственного природного окружения в его чувственно-данной преднайденности. Следствием становилось разло¬жение предмета исследования, лишение его самостоятельности, что ассоциировалось с аналитической работой постижения.
Первым образом такой лишённой в себе самостоятельности при¬роды делается механическая картина мира, нашедшая себе адекват¬ную модель в классической механике. Для обособленного от действи¬тельности самосознания сама она предстаёт в виде взаимообособлен- ных, взаимодействущих только внешним способом образований. «Можно сказать, что в функции механической картины мира входило объяснение явлений во всех тех случаях, когда эти явления непосред¬ственно не могли быть объяснены механикой».
Предельным выражением единства в себе несамостоятельной природы явилось бесконечное абсолютное однородное пространство и абсолютное время. По отношению к объектам, наполняющим их, они представляют среду несамостоятельную, лишённую смысла вне отношения к ним, но всё же от них независимую. Они одновременно и трансцендируют к этим объектам и находятся дистанцированными от них.
Абсолютность пространства определяется не только тем, что оно не отнесено к телу отсчёта, но и его независимостью от времени. Так же и абсолютность времени определена независимостью от абсолют¬ного пространства. Между ними, таким образом, существует отноше¬ние взаимоисключения, взаимоотталкивания. В этом взаимоисключе¬нии неподвижное пространство играет роль пассивной стороны в от¬ношении объекта. «Первым, или непосредственным, определением природы является абстрактная всеобщность её вне-себя-бытия, его лишённое опосредования, безразличное пространство. Оно есть со¬вершенно идеальная рядоположенность, потому что оно есть вне-себя- бытие; оно просто, непрерывно, потому что эта внеположенность ещё совершенно абстрактна и не имеет в себе никакого определённого различия».114 Движущееся необратимое время, напротив, представляет в этом соотношении активную сторону, субъект.
Ньютон определяет абсолютные пространство и время не просто через их взаимозависимость, но одновременно и через их независи¬мость от движущихся объектов, их наполняющих. «В механике Нью¬тона гарантией такой независимости времени от движения (тел), га¬рантией существования единого времени для всей Вселенной служит мгновенное распространение взаимодействия».115
В этом мгновенном взаимодействии движение взаимодействую¬щих тел сведено к чисто пространственному эффекту помимо времени, которое, таким образом, приобретает самостоятельность и к про¬странству, и к телам. В свою очередь-абсолютное пространство дока¬зывается Ньютоном через движение ускорения. Но это движение ха¬рактеризует одновременно изменение движения тела во времени и аб¬солютный характер этого движения, не зависимый от пространства. Итак, независимость объектов, движущихся в пространстве и во вре¬мени, от пространства и времени, входит в само определение про¬странства и времени.
Бесконечность вселенной для классической механики — это пре¬жде всего бесконечность однородного пространства, в котором дви¬жутся тела. Бесконечность всегда являет собой бесконечное соотно¬шение с собой, в котором инобытие существует только как снятое. В этом смысле бесконечность — признак самосознания. Не случайно
114 Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т.П. М., 1975. С.44-45.
115 Кузнецов Б.Г. От Галилея до Эйнштейна. М.,1966. С.169.
античность, не знавшая самосознания, боялась бесконечности, ото¬ждествляла её с хаосом, а космос был для неё синонимом замкнутости.
Христианство реабилитирует бесконечность, но делает её в пер¬вую очередь атрибутом Бога, вечно соотносящегося с самим собой в своей внутрибожественной жизни. В эпоху Возрождения, утверждав¬шую ничтожность Бога самого по себе, его атрибуты переходят на бытие, и появляется представление о бесконечной Вселенной. Само¬сознание, следовательно, было положено как бытие.
«Важность понятия бесконечности в философии XVI века неод¬нократно подчёркивалась многими исследователями. Но для науки особенно существенной представляется содержащаяся в этом понятии идея изотропности вселенной — представление Бруно о бесконечно¬сти одновременно с устранением замкнутости мира устраняло и его иерархичность — речь шла не о бесконечности иерархий, но о беско¬нечности равноправия. Только в такой вселенной, где структура про¬странства безразлична к выбранному в нём направлению, стала воз¬можна новая физика, пришедшая на смену аристотелевской. Но это' уже заслуга Галилея».
Следует отметить, что идея изотропного пространства содержит¬ся в бесконечной вселенной Возрождения только имплицитно. Сама эта вселенная в отличие от однородного абсолютного пространства классической механики вовсе не безразлична к образованиям, напол¬няющим её. Они из неё возникают. И у того же Бруно она выступает не просто как единое, но одновременно и в качестве причины и нача¬ла. Вселенная — бесконечная, живая производящая мощь.
Потребовалась рефлексирующая работа опосредования самосоз¬нания Нового времени, чтобы лишить эту вселенную её стихийной производящей мощи и разложить её на абстрактное единство взаимо-
изолированных пространства и времени и движение тел, их напол¬няющих.
Впрочем, пути этого разложения также были подсказаны натур¬философией Возрождения. Тот же Бруно, чтобы совместить представ¬ление о единстве, а значит и неизменности вселенной с её производя¬щей мощью, прибегал к понятию бесконечно быстрого движения, ко¬гда движение тела одновременно является его нахождением, покоем в любой точке пространства. Такое бесконечно быстрое движение не может быть сведено к механическому перемещению и взаимодейст¬вию. В нём границы между предметами исчезают и имеет место как их взаимопревращение, так и взаимоуничтожение.
Если мы вернемся теперь к бесконечному однородному простран¬ству классической механики, то обнаружим в нём все черты предельно быстрого движения, данного в форме покоя. Действительно, оно представляет собой абсолютную внеположность, что и делает воз¬можным существование в нём различных объектов. Вместе с тем оно не различимо, однородно, без чего механическое движение в его иде¬альном виде было бы не мыслимо. А это значит, что внеположность в нём одновременно и полагается и отрицается, как в случае с предель¬но быстрым движением. Взаимная же аннигиляция внеположных де¬лает пространство однородным, безразличным к различиям и позво¬ляет в физическом плане часто приравнивать его к пустоте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Оставить комментарий