Ученые записки Научно-теоретический сборник № 1 — 99

СОДЕРЖАНИЕ

I. Социальная политика: реальности и прогнозы

Б.И. Краснов, В.В. Новиков

Механизм реализации социальной политики

5

Б.Б. Хубиев

Кадры для социальной сферы

17

Т.А. Бодрова, Н.А. Рыбакова

Многодетная семья: пути реализации ее проблем

22

С.М. Моор

Женщина как объект социальной защиты

28

С.Ю. Чикина

Безработица и экономические факторы, влияющие на ее уровень

38

II. Горизонты социальной науки

Г.Н. Карелова

Гендерная адаптация в российской истории

43

Г.П. Филиппова

Исследование профессионализма специалиста социальной работы

52

Ю.В. Ярмак

Условия эффективности научных исследований

57

III. Социальное образование в российских вузах

Р.Б. Квеско

Специфика социального образования

62

Т.А. Трофимова

Актуальные проблемы технологизации социальной работы

67

А.А. Ахмадеев, Е.В. Исхакова

Роль ценностных ориентаций студентов в формировании специалиста

72

IV. Проблемы дистантно-заочного обучения

Л.И. Кононова

Плюсы и минусы заочной учебы

77

Е.И. Комаров

Развитие практики и обучение менеджменту социальной работы

84

Г.Н. Чурилова

Важное подспорье

87

Студенты-практики наблюдают и предлагают

90

V. Исторический очерк

В.Л. Прохоров

Социальные, духовно-нравственные и патриотические мотивы меценатства в России

96

VI. За рубежом

Л.В. Топчий

Социальная работа в Голландии: взгляд социолога

108

И.А. Петрова, В.В. Качалова

Социологические факультеты в США

120

Ле Зан

Роль государства в процессе формирования и развития рыночных отношений во Вьетнаме

125

VII. Информация

П.Е. Злобин

Всероссийский семинар-совещание

133

В.П. Васильев

Первая Всероссийская научная студенческая социологическая конференция

134


I. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА:
РЕАЛЬНОСТИ И ПРОГНОЗЫ

Б.И. Краснов,

доктор философских наук, профессор

В.В. Новиков,

кандидат философских наук, профессор

МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

Социальная сфера функционально связана с выражением и регулированием отношений людей через их интересы, складывающиеся и развивающиеся в значительной мере под воздействием социальной политики. Поэтому познание сущности и содержания механизма ее реализации представляет собой теоретический интерес и важную практическую задачу.

Сущность и содержание механизма реализации социальной политики

Социальные отношения складываются и развиваются: а) под воздействием всех других видов общественных отношений; б) на основе взаимодействия личностных, межличностных и межгрупповых отношений с учетом социального статуса каждого человека, степени общности и отличия граждан по роду занятий, политическим симпатиям, этнической принадлежности, имущественному положению и др. факторам; в) под влиянием социальной политики.

Социальная политика воплощается прежде всего в социальных программах, регулирующих отношения в обществе в интересах и через интересы основных социальных групп населения и нацеленных на гармонизацию общественных отношений, обеспечение политической стабильности и гражданского согласия.

Известно, что формирование и функционирование механизма реализации и управления социальными процессами определяется объективными потребностями и тенденциями общественного развития. Социальное назначение механизма - их осуществление. Именно потребности и тенденции предопределяют структуру механизма, набор и использование его компонентов.[1]

По своей сути механизм реализации социальной политики представляет собой сложную систему институциональных и неинституциональных субъектов социальной жизни, взаимодействие которых позволяет теоретически осмыслить и оформить социальные интересы граждан, социальных групп, населения в целом, разработать социальную стратегию государства и социальные программы и организовать скоординированную предметно-практическую деятельность государственных органов, институтов гражданского общества и граждан по их реализации на основе имеющейся нормативно-правовой базы.

Механизм реализации социальной политики российского общества сориентирован на решение важнейших социальных проблем. Главный смысл и содержание их изложены в ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию (1998 год) и состоит в гармонизации общественных отношений, обеспечении политической стабильности и гражданского согласия.[2]

Механизм реализации социальной политики имеет сложную структуру:

  • субъект социальной политики - государство в совокупности всех его органов, ориентированных на регулирование социальных отношений; политические партии; общественно-политические движения и другие институты гражданского общества;
  • объект социальной политики - социальные процессы в обществе во всем их содержательном многообразии и разнообразных формах проявления;
  • система нормативно-правовых актов, регулирующих взаимодействие между субъектами и объектами социальной политики;
  • предметно-политическая деятельность по решению задач социальной политики на различных стадиях, включая и оценку эффективности реализации социальных программ.

Данная структура является предельно обобщенной. При решении конкретных задач социальной политики она дополняется и другими элементами.

Следует отметить то обстоятельство, что в механизме реализации социальной политики необходимо выделять ряд технологических фаз (стадий или циклов).

Во-первых, это научный анализ и изучение реально существующей социальной ситуации и оценочное выражение ее в идеях, взглядах, концепциях и теориях. Принципиально важным при этом является всесторонний и углубленный анализ сложившейся социальной ситуации, выявление главных проблем и основных противоречий, доминирующих тенденций и перспектив развития конкретных социальных отношений. Важным моментом является также определение характера, содержания, форм проявления объективных и субъективных факторов, влияющих как на сложившуюся социальную ситуацию, так и на возможные варианты решения проблем.

Этот объем работы выполняется, как правило, государственными и негосударственными научными учреждениями, научно-аналитическими центрами, экспертными группами, временными творческими коллективами. На основе предложенных ими концепций разрабатывается механизм реализации единой социальной политики.

Во-вторых, определение конкретных стратегических и тактических целей социальной политики, возможных методов и средств их достижения, исходя из наличных материально-финансовых, организационных и иных возможностей, а также разработка конкретного курса предметно-практической деятельности субъектов социальной политики.

В-третьих, нормативно-правовое оформление избранного варианта решения той или иной социальной проблемы (или задачи социальной политики в целом - на год или несколько лет). На этой стадии принимаются федеральные законы и законы на уровне субъектов РФ, другие нормативно-правовые акты законодательной и исполнительной власти, определяющие конкретные пути и средства решения социальных задач.

В-четвертых, административно-организационное и мобилизационно-пропагандистское обеспечение мер по реализации социальной политики на уровнях федерального центра, регионов и на местах. Этот круг проблем является непосредственной задачей органов исполнительной власти. При этом представляется особенно важной согласованность в действиях органов управления на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации.

В-пятых, контроль за ходом и эффективностью проведения социальной политики и внесение соответствующих корректив в предыдущие технологические фазы.

Важно учитывать, что в содержательно-деятельностном аспекте каждая фаза механизма должна отражать высокий динамизм социальных отношений, разнообразие потребностей людей, уровень и содержание их социальных интересов. Поэтому социологи-теоретики и специалисты-практики говорят о необходимости разработки социальных технологий, связанных с теоретическим этапом выработки механизмов решения тех или иных социальных задач и предметно-процедурным этапом, т.е. организацией конкретной практической деятельности по выполнению принятых решений.

В целом разработка социальных технологий включает ряд процедур, имеющих вполне конкретное содержание. Основными среди них являются: а) социальная диагностика реального состояния социальной сферы, выявление и уточнение наиболее актуальных проблем социального развития; б) уточнение целей и задач социальной политики, их соответствия главным ориентирам общественного развития; в) разработка возможных вариантов решения проблем социальной политики; анализ альтернативных вариантов и проектов; г) принятие решения на основе результатов научно-исследовательских изысканий; построение имитационных моделей, прогнозов и проведение социальных экспериментов; д) определение потребности и конкретных мер в политическом и правовом обеспечении каждого из этапов разработки и освоения социальной технологии; е) планирование и организация информационно-пропагандистского обеспечения реализации того или иного социального проекта; ж) контроль за ходом реализации социальной программы.

Названные процедуры, подчиненные единой логике, дают четкое понимание процесса формирования механизма реализации социальной политики.

Целесообразно при этом учитывать, что этот процесс опосредуется совокупностью существующих и реально функционирующих экономических, политических, духовных, конфессиональных, демографических и других отношений, принятыми в международном сообществе и стране социальными стандартами. Что касается российского общества, то механизм реализации социальной политики, кроме отмеченного, должен учитывать реально существующие трудности и противоречия. Например, нельзя не учитывать: а) образовавшийся “разрыв” между поставленными самой жизнью социальными проблемами и возможностями финансово-экономического, организационного и управленческого плана; б) противоречия между декларируемыми федеральным центром, региональными и местными властями целями и задачами социальной политики, с одной стороны, и реальными мерами по их осуществлению - с другой; в) противоречия между органами социальной политики федерального центра и регионов, которые охватывают сферы компетенции, управления, организации конкретной предметной работы и реализации социальных программ; г) противоречия, обусловленные явным несоответствием между необходимыми сегодня новыми инновационными технологиями в управлении социальной сферой и современным состоянием управленческой деятельности как на федеральном, так и на национально-территориальном и территориально-административном уровнях. Анализ реально сложившейся ситуации говорит о крайне низком информационно-аналитическом потенциале органов управления социальной сферой, в ряде случаев профессиональной неподготовленности кадров, их консерватизме в стиле социального мышления и практической деятельности. Особенно это заметно на стиле деятельности региональных и местных органов управления социальной сферой. Причины этого в том, что региональные и местные органы слишком долго жили в режиме чрезмерно жесткого ритма управления “команда сверху - закон”. В такой обстановке они практически не имели возможности проявлять инициативу, распоряжаться имеющимися материальными, трудовыми и интеллектуальными ресурсами в своих собственных интересах.

Названные противоречия не имеет смысла драматизировать и рассматривать как нечто необычное. Главное - важно знать противоречия, своевременно выявлять новые и видеть в них побудительный мотив развития социальной сферы общества.

В предметно-практическом аспекте механизм реализации социальной политики связан с деятельностью ее основных субъектов. В этой связи чаще всего речь ведут о государственных органах, ответственных за разработку и реализацию социальной политики. Такой подход правомерен, хотя, как показывает отечественный и зарубежный опыт, ограничить субъектный ряд социальной политики только государством нельзя. В процессе разработки и реализации многих социальных программ принимают самое активное участие политические партии, общественные объединения граждан.

Вместе с тем заглавным субъектом социальной политики выступает государство. Так, на федеральном уровне субъекты социальной политики в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами решают следующие задачи: разрабатывают федеральные целевые социальные программы, охватывающие самые разнообразные сферы социальных отношений; принимают законы и другие нормативно-правовые акты, закрепляющие характер, содержание и направленность социальных программ, социальной политики в целом; устанавливают единую систему федеральных минимальных социальных гарантий в области оплаты труда, пенсионного обеспечения, пособий, стипендий, медицинского обслуживания, образования и культуры; формируют внебюджетные государственные фонды - пенсионный фонд, фонд социального страхования, фонд занятости населения, фонд обязательного медицинского страхования, фонд социальной поддержки населения; осуществляют финансирование объектов социальной инфраструктуры, находящихся в федеральном ведении; определяют условия и порядок компенсации денежных доходов и сбережений населения в связи с инфляцией; оказывают организационную и методическую помощь органам государственной власти и негосударственным структурам в субъектах РФ по вопросам социальной политики; обобщают и распространяют опыт решения социальных проблем.

Мероприятия по реализации социальной политики федерального уровня в значительной мере дополняются деятельностью субъектов социальной политики на региональном и местном уровне. Анализ региональных социальных программ, нормативно-правовой базы и практической социальной политики говорит о том, что региональные органы власти и местного самоуправления решают следующие задачи:

*                    все настойчивее и конструктивнее вмешиваются в процесс разработки единой общероссийской федеральной социальной политики. Разумеется, пока этот процесс до конца не отработан и в силу многих обстоятельств объективного и субъективного плана противоречив и недостаточно эффективен. Вместе с тем общая тенденция заявляет о себе все более рельефнее - роль регионов и местного самоуправления неуклонно повышается;

*                    с учетом местных условий и возможностей разрабатывают и пытаются реализовать собственные региональные программы. Они, как правило, дополняют и развивают федеральные и направлены на изыскание возможностей повышения гарантий социальной защиты различных слоев населения;

*                    разрабатывают нормативно-правовые акты, определяющие правовую защиту собственных социальных программ и регламентирующие порядок организации и предоставления адресной социальной помощи населению регионов;

*                    обеспечивают защиту от федерального монополизма, развития местной промышленности, особенно среднего и мелкого предпринимательства с учетом местных нужд, потребностей, - создают собственные современные организационно-управленческие структуры развития социальной сферы, имеющие достаточно высокую мобильность и целевую направленность по месту и времени, что принципиально важно в условиях становления и развития рыночных экономических отношений;

*                    обеспечивают создание и развитие современной социальной инфраструктуры, базирующейся не только и не столько на федеральных инвестициях, а преимущественно на самофинансировании и самоуправлении, расширении полномочий органов социальной защиты различных слоев населения;

*                    определяют и реализуют порядок обеспечения недостаточно защищенных слоев населения товарами и услугами, создают в рамках действующего законодательства необходимые условия для деятельности спонсорских и благотворительных организаций, различных фондов.

Отмеченные задачи социальной политики требуют четкого и оперативного взаимодействия федеральных и региональных органов власти. Нормативно-правовая база этого взаимодействия определена Конституцией РФ, рядом федеральных законов и договоров между федеральным центром и субъектами РФ. К числу важнейших направлений этого взаимодействия относятся: разработка и принятие социальных программ по различным аспектам социальной политики с учетом интересов федерального центра и регионов; формирование и обеспечение стабильности государственных и негосударственных источников финансирования конкретных адресных социальных программ; снижение уровня безработицы, формирование единого рынка труда; содействие поддержке работников, высвобождаемых в ходе структурной перестройки экономики, их переподготовке по новым направлениям и специальностям; регулирование принявшей большой размах межрегиональной и межгосударственной миграции населения; нормализация демографической ситуации в стране; обновление и реорганизация структур управления социальной сферы и некоторые другие.

В то же время очевидным является усиление ответственности за решение задач социальной политики региональной и местной власти. “Самостоятельность регионов, - отмечается в Послании Президента РФ Федеральному Собранию в 1998 г., - преимущество, особенно в такой стране, как наша - с ее огромным экономическим и национально-культурным разнообразием. Необходимо научиться использовать это преимущество. Путь очевиден: самостоятельность регионов должна развиваться не только при строгом разграничении функций, полномочий, финансовых ресурсов и ответственности между федеральными и региональными уровнями”.1

Смысл текущей социальной политики видится в том, чтобы создать на действующей конституционной основе сбалансированную систему взаимных прав и ответственности Федерации и каждой ее составной части. Эта система предполагает:

*                    обеспечение полного и безусловного осуществления социальных функций, отнесенных к исключительному ведению политики Российской Федерации, только федеральными органами государственной власти;

*                    перенос акцента в сфере совместных предметов ведения социальной политикой на регулирующую и контролирующую роль федерального центра;

*                    политику дифференцированного (в зависимости от конкретных условий) делегирования исполнительно-распорядительных функций в сфере совместных предметов ведения органами власти субъектов Федерации под их полную ответственность;

*                    реализацию вместе с властями субъектов Федерации в рамках предметов совместного ведения социальных программ и проектов, направленных на выравнивание социальных и экономических условий;

*                    обеспечение правовой защиты законных интересов местного самоуправления.

Для выстраивания такой системы предпринимается ряд мер организационного, финансового и правового характера.

Все большую роль в решении задач социальной политики начинают играть органы местного самоуправления. Ведь именно они создают условия и возможности для самоорганизации жителей, решения социально-экономических задач. Они непосредственно управляют жилищно-коммунальным хозяйством населенных пунктов. От эффективности их деятельности в огромной степени зависит оборот недвижимости. Эти органы способны в интересах решения социальных задач наладить контроль за использованием не только муниципальной, но и государственной собственности по поручению органов государственной власти. От позиции местной власти во многом зависит и создание благоприятного климата для расширения малого и среднего предпринимательства.

В значительной мере эффективность механизма реализации социальной политики зависит от активности институтов гражданского общества. Опыт последних лет подтверждает: на тех направлениях социальной политики, где сила общественного напора ослабевала, нередко принимались решения, удобные государственному аппарату, но не гражданам. И наоборот, мощные общественные движения и кампании заставляли пересматривать уже принятые социальные программы и решения, отказываться от планов, носящих сугубо ведомственный характер.

Негативные последствия и тяжесть социальных реформ, ошибки при их планировании и проведении в последние годы привели к тому, что государственные органы и институты гражданского общества, идя в принципе в одном направлении, часто не понимают друг друга. Между тем усилие, которое должна совершить страна, переходя к кардинальному обновлению социальной политики, нельзя совершить порознь власти и гражданскому обществу. Сегодня необходимы взаимное доверие и открытость, скоординированность и подлинное сотрудничество.

В то же время совершенно очевидна необходимость поддержки и усиления деятельности общественных институтов в реализации социальной политики. Для этого необходимо интенсифицировать процесс формирования нормативной базы деятельности институтов гражданского общества, кропотливо и последовательно отрабатывать механизм реализации принятых законов.

Основа гражданского общества и стабильности общества - масштабный и устойчивый средний класс. Задачи социально-экономического подъема страны и его формирования теснейшим образом взаимосвязаны. Как показывает опыт многих стран, средний класс в состоянии стать опорой и двигателем социально-экономического подъема. В демократическом обществе его представители - противники любого радикализма, поскольку ориентированы на достаток, высокий уровень образования, разнообразный спектр культурных потребностей. Отсюда необходимо создавать максимально благоприятные условия для расширения среднего класса, что должно проявляться в бюджетной, налоговой политике, развертывании инфраструктуры переквалификации трудоспособных граждан, в создании системы непрерывного образования и т.д.

Связующим мостом между гражданским обществом и властью и одновременно активным субъектом социальной политики являются политические партии. Сейчас в России на федеральном уровне зарегистрировано свыше 90 общероссийских политических партий, свыше 50 общероссийских политических движений, множество других общественных организаций. Это большая сила, способная не только отражать социальные интересы граждан, различных социальных групп и слоев, но и возглавить достаточно мощные движения за более последовательное и адресное правовое обеспечение правовых реформ, создание эффективного механизма контроля за соблюдением законодательства, принятие и реализацию необходимых мер по преодолению последствий экономического и духовного кризиса.

Один из наиболее влиятельных институтов гражданского общества - независимые средства массовой информации. В стране реально действуют конституционные свободы мысли и слова, печати, сформирована законодательная база. В России издается свыше десяти тысяч независимых газет и журналов, развивается негосударственное теле- и радиовещание. Сегодня становится все более очевидным, что СМИ в значительной мере могут способствовать решению таких социальных задач, как соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина, корректировка существующих социальных программ и формирование общественного мнения о необходимости выработки новой общероссийской социальной политики.

Институты гражданского общества с наибольшей эффективностью могут влиять на разработку и реализацию социальной политики в условиях информационной открытости. В этих целях необходимо:

*                    радикальное обновление функций, методов, критериев деятельности существующих информационных служб органов исполнительной власти по освещению проблем социальной политики на федеральном и региональном уровнях;

*                    сужение области ведомственных тайн, ибо то, что касается гарантий, социальных прав человека в демократическом обществе, не может быть тайной;

*                    уточнение с помощью общественных организаций гарантий представления общественно значимой официальной информации о социальных программах и проектах;

*                    обучение сотрудников государственных органов, занимающихся разработкой и реализацией социальной политики, практической работе в условиях информационной открытости;

*                    установление каналов двусторонней связи государственных органов с общественными организациями, занимающимися социальными проблемами.

Механизм реализации социальной политики наиболее рельефно заявляет о себе в основных направлениях.

Основные направления реализации социальной политики
российского государства

Россия находится на этапе глубоких социальных преобразований и реформ. Заявленные реформы идут с трудом, и нерешенных проблем в стране пока еще много. Вместе с тем постепенно формируются условия для перехода от стратегии преодоления кризиса к стратегии подъема. В центр внимания текущей внутренней политики ставится задача экономического роста. Но экономический рост не является самоцелью. Главное, чтобы количественное увеличение экономических показателей привело к изменению всех сторон социальной жизни - ощутимому повышению благосостояния россиян, улучшению их социального самочувствия, расцвету образования, науки, культуры.

В то же время текущие основные цели и приоритеты механизма реализации социальной политики сводятся к тому, чтобы стабилизировать уровень жизни граждан Российской Федерации, не допустить снижения реальных денежных доходов и социальных услуг населения страны.

Для достижения этой цели предусматривается: создать экономические, правовые и административно-организационные условия, стимулирующие активную часть населения на производительный труд как основу личного благосостояния и благополучия общества; поддержать оптимальное соотношение между доходами трудоспособной части общества и нетрудоспособных граждан; усилить адресность социальной поддержки, приостановить процесс обнищания некоторых слоев населения страны; обеспечить основные социальные гарантии в области доходов населения и сохранить на уровне действующих гарантии медицинского обслуживания, образования и культурного развития; усовершенствовать положение в жилищно-коммунальной сфере; обеспечить сдерживание безработицы и поддержать вынужденных мигрантов; решительно поддержать науку.

В соответствии с концепциями и программами реформирования социальной сферы российского общества выделяются следующие приоритетные направления социальной политики.[3]

1.   Усиление адресности социальной помощи малообеспеченным группам населения, к числу которых относятся многодетные семьи, молодые и неполные семьи с детьми, многие пенсионеры, граждане, потерявшие работу. Для решения этой задачи появилась законодательная база - с 1 января 1998 г. вступил в действие Федеральный Закон о прожиточном минимуме. В нем содержится четкий критерий толкования “бедность”. Исходя из этого, Правительству РФ предстоят конкретные решения по перестройке всей системы государственной социальной помощи так, чтобы бюджетные ресурсы были сосредоточены прежде всего на поддержке действительно нуждающихся.

Кроме этого, на общегосударственном федеральном уровне предусматривается постоянное повышение размеров оплаты труда, пенсий, стипендий, пособий и компенсационных выплат; поэтапное приближение их к величине прожиточного минимума. На региональном уровне предусматривается осуществлять в дополнение к федеральным социальным гарантиям комплекс мер по оказанию адресной социальной помощи в зависимости от среднедушевого дохода гражданина или семьи. Будут расширяться активные формы помощи - предоставление бесплатных или льготных услуг, обеспечение продуктами питания и необходимыми видами непродовольственных товаров по социально приемлемым ценам.

Особое внимание уделяется реализации пенсионной реформы. Задача государства состоит в том, чтобы сформулировать такую пенсионную систему, которая обеспечивает безбедную старость и в то же время будет подпитывать экономику необходимыми ей инвестиционными ресурсами. В рамках этого направления на федеральном уровне уже в ближайшее время планируется охватить всю страну сетью персонифицированного учета, определить место и роль накопительного элемента в пенсионной системе, внести в Государственную Думу проекты необходимых законов. На общегосударственном уровне будет осуществлена поддержка и созданы условия для развития негосударственных пенсионных фондов.

2.   Обеспечение реальных гарантий минимального дохода каждому гражданину Российской Федерации. При решении этой задачи федеральные и региональные государственные органы планируют обеспечить поэтапное повышение уровня минимальных государственных гарантий - минимальной заработной платы, минимальных пенсий и пособий, их своевременная и полная индексация. При этом будет учитываться расширение масштабов и размеров платности медицинских, образовательных и культурных услуг, существенный рост стоимости жилищно-коммунального и транспортного обслуживания.

В условиях ограничения финансово-экономических возможностей государства и проведения антиинфляционного курса поставленные задачи будут решаться на основе: а) изменения и совершенствования системы налогообложения физических и юридических лиц; б) проведения мероприятий по улучшению учета доходов и усилению контроля за соответствием декларируемых сведений о доходах фактическим расходам на потребление; в) формирования более надежного механизма защиты денежных сбережений населения и их трансформации в инвестиции.

3.   Преодоление безработицы, создание новых рабочих мест, трудоустройство оказавшихся в силу разных причин безработными.

Главные усилия должны быть сосредоточены в городах, регионах и местах, ставших поистине регионами социального бедствия. Как известно, ими являются регионы, где традиционно развивались военно-промышленное производство, машиностроение и угледобывающая промышленность. В ликвидации безработицы, нормализации трудовой силы исключительно важная роль принадлежит всем субъектам социальной политики. В то же время зарубежный опыт и опыт регионов России свидетельствуют о том, что за государством остаются функции создания общих организационно-административных условий и правовых гарантий, непосредственная же работа ложится на плечи регионов и местных органов. Это обусловлено тем, что они всесторонне и глубоко знают региональные и социокультурные условия товаров и услуг жизнедеятельности населения, потребности рынка товаров и услуг, потенциальные физические и интеллектуальные возможности трудоспособного населения.

4. Обеспечение эффективной системы охраны здоровья россиян. В системе здравоохранения накопилось немало проблем. Во всех возрастных группах растет смертность, приобрели невиданный размах алкоголизация и наркоманизация населения, растет число заболевших СПИДом. В России вновь появились и получают все большее распространение инфекционные заболевания. И причины всего этого не только в недостаточном финансировании. Практика показывает, что часто нерационально расходуются даже выделенные государством средства. Неэффективно используется огромный кадровый и материально-технический потенциал здравоохранения.

В ближайшее время планируется сформировать систему государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, обеспеченных реальным финансированием, в т.ч. за счет расширения участия фондов обязательного медицинского страхования. Планируется также принятие закона о частной системе здравоохранения. Этим самым будет найдено приемлемое для общества соотношение между общедоступной государственной системой медицинского обслуживания и платной медициной. Интересам россиян будет соответствовать осуществление государственного протекционизма в отечественной медицинской и фармацевтической промышленности, приоритетное финансирование здравоохранения и федеральных программ в области санитарии и эпидемиологии, охраны здоровья детей, скорой и неотложной медицинской помощи, медицины катастроф.

5. Обеспечение реформ в сфере образования, содействие устойчивому развитию отечественной науки и культуры. Кризисное состояние экономики негативно сказалось на отечественной системе образования и науки. В то же время хорошо известно, что у современной России для выживания в качестве независимого государства нет и не может быть иных ресурсов, кроме дальнейшего развития национального интеллектуального потенциала и фундаментальной науки. В истории цивилизации еще не было примера, когда бы страна богатела при одновременном оскудении образования, науки и культуры. Говоря об образовании, имеем в виду исторически сложившийся для России смысл, который всегда означал органичное и неразделимое единство школы как таковой, фундаментальной науки как неотъемлемой основы для подготовки специалистов и гуманитарной культуры как основы духовного единства народов, населявших нашу страну.

В контексте решения стоящих задач в ближайшее время планируется введение государственных стандартов в системе общего школьного образования, налаживание действенного контроля качества всех видов образования, выделение дополнительных финансовых средств. Кроме этого, предусматриваются комплекс мер, направленных на привлечение в науку молодежи, возвращение российских ученых из “финансовой эмиграции”, повышение конкурентоспособности и объема реализации отечественной научной продукции на мировом рынке.

Планируется усиление внимания через средства массовой информации к опыту работы ведущих вузов России, творческо-педагогических школ, культурных и национальных центров, союзов и других учреждений, в т.ч. для детей, подростков, молодежи и студенчества.

6. Совершенствование жилищной политики, содействие жилищно-коммунальной реформе. Жилищная проблема для россиян остается актуальнейшей. Одна из целей социальной политики - обеспечить всех граждан минимальным уровнем жилья за государственный счет. Гарантии жилищных условий должны быть законодательно закреплены.

В качестве элемента жилищной политики избрано сочетание рыночных механизмов ее реализации и адресной государственной поддержки населения, в т.ч. предоставление гражданам бюджетных субсидий на строительство и приобретение жилья, а также развитие системы долгосрочного ипотечного кредитования на соответствующей законодательной основе.

Одновременно планируется уменьшить остроту жилищной проблемы семей, которые не в состоянии улучшить свои жилищные условия за счет собственных средств. Для этого органы местного самоуправления получили возможность закрепить часть жилья в качестве социального (муниципального) жилищного фонда.

В ближайшее время планируется принять федеральные программы по обеспечению жильем военнослужащих, подкрепив их реальным финансированием. В 1998 г. должны получить квартиры не менее 60 тысяч семей военнослужащих, увольняемых или уволенных со службы.

К числу важных направлений реализации социальной политики относятся совершенствование трудовых отношений (жизнь настоятельно диктует принятие нового Трудового кодекса), обновление системы социального страхования, осуществление мер по разгосударствлению социальной сферы и некоторые другие. Все они являются принципиально важными с точки зрения интересов граждан и с позиции обновления российского общества.

В целом, как показывает опыт последних лет, механизм реализации социальной политики объективно направлен на приостановление и в последующем ликвидацию существующего ныне структурного кризиса социальной сферы, разрешение конфликтных ситуаций в обществе и утверждение социальной стабильности, создание условий освоения населением новых моделей и стереотипов поведения, восстановление и наращивание интеллектуального, духовного и физического потенциала многонационального российского народа.

Одним из важнейших направлений совершенствования механизма реализации социальной политики является подготовка специалистов нового поколения, разработка и внедрение новых федеральной и региональной моделей управления социальной сферой российского общества, внедрение инновационных технологий и управленческих решений.

Б.Б. Хубиев,

зав. кафедрой теории социальной работы
Кабардино-Балкарского государственного университета

КАДРЫ ДЛЯ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

В отличие от многих других профессий, которые отличаются собственной древней историей, профессия социальной работы сложилась лишь на рубеже XIX-XX столетий. Но в историческом плане социальная работа воспринимается как проявление милосердия и гуманизма, и истоки этого альтруистического феномена уходят в глубокую древность. Известно, что многие ее элементы отражали систему морально-этических норм в древнем обществе, бескорыстную заботу о благе других. В традиции всех народов была тяга к помощи ближнему, гостеприимство, сострадание, стремление разделить горе и беду другого. Как моральные нормы и этические правила, эти традиции были закреплены первоначально в учениях мировых религий. Неслучайно возникновение каждой из мировых религий в науке принято считать знаменательной вехой развития социальной работы в мире.[4] На всех этапах истории социальная работа выполняла миссию объединения людей для их защиты от социальных недугов. Эта роль еще более усилилась с зарождением светских традиций, когда государство начинает брать на себя определенные обязательства перед своими гражданами, и социальная работа приобретает общественно-государственный статус. В ХХ веке частное и общественное благотворительство становится узким в рамках усложнившихся общественных отношений и возникающих новых социальных проблем, касающихся как отдельных личностей, так и больших социальных групп и общностей. Затем общество начало испытывать потребность в социальной деятельности как особого рода профессии, требующей специальной подготовки. Так, появляется, например, в 1917 г. в США Национальная биржа социальных работников, а в 1921 г. создается Национальная американская ассоциация социальных работников.[5]

Наиболее активный период возникновения социальной работы как профессии падает на 50-е годы. Общие положения для всех демократических государств в социальной области нашли отражение во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 г. Вслед за Соединенными Штатами к созданию государственной системы социальной защиты приступили такие страны, как Германия, Франция, Швеция, Англия, Япония.

В нашей стране социальная работа как профессия институциировалась в 1991 г. Принято считать, что в предыдущие десятилетия социальная работа как специфическое направление профессиональной деятельности в России отсутствовала. Однако нельзя согласиться с тем, что здесь социальная работа вовсе не проводилась. Более того, первые мероприятия по созданию целостной системы социальной защиты населения в новых условиях основывались на ранее созданной системе государственного страхования, пенсионного обеспечения, здравоохранения, на богатом опыте по защите материнства и детства. В ходе российских реформ постепенно вырабатывалась концепция социальной ответственности государства за благополучие своих граждан и придание социальной защите населения статуса гражданского права. Данная концепция закреплена в Конституции 1993 года и оформлена как обязательство Российского государства перед своими гражданами. В ней, как известно, Российская Федерация определена как социальное государство. Создано нормативно-правовое пространство социальной работы. Материально и организационно оформлена система учреждений социальной защиты населения. Они составляют основные компоненты профессиональной социальной работы в нашей стране.

Тем не менее, считать российскую модель социальной работы окончательно сформировавшейся нельзя. На начальном этапе молодую профессию нужно остерегать от глобализма. Дело в том, что наметилась тенденция к стремлению строить практику социальной работы на макроуровне, фокусируя ее на проблемах массовой бедности в российском обществе. Решая проблемы всего общества, можно упустить главное - индивида. Для нас важно на этом этапе ориентировать специалистов на модель, которая рассматривает проблемы индивидуальных клиентов как приоритетные. По этому пути развивалась социальная работа и в передовых странах Запада. Но это не означает, что специалист по социальной работе должен игнорировать проблемы на уровне всего общества. Однако к ним он должен обращаться в той мере, насколько это необходимо в интересах перемен в личности. Следовательно, можно говорить о совмещении двух моделей работы: на уровнях макро- и микропрактики, используя их в зависимости от ситуации, но в контексте признания приоритета проблем личности, ее социального благополучия.[6] Нам представляется, правы те, кто считает, что основная задача социальной работы - это помочь личности совместить свои потребности с интересами общества и одновременно помочь обществу осознать интересы индивида.[7]

Социальная работа - это сложный процесс. Он требует глубоких знаний в области психологии, социологии, педагогики, медицины, правоведения, экономики, управления и др. В теорию и социальную практику включаются разные министерства и ведомства: труда и социального развития, образования, здравоохранения, внутренних дел. Многоаспектность профессии и реализация ее основных задач должны опираться на квалифицированные действия профессионалов и надежную научно-теоретическую базу.

Первоначально социальная работа была ориентирована на проблемы семьи и детства. Поэтому наибольшее развитие получила социальная педагогика. Первые профессиональные специалисты начали осваивать именно эту профессию. Здесь было больше ясности, так как педагогические учебные программы легче было адаптировать к новым условиям социальной среды с выходом на семью, на ее инфраструктуру и социальную сферу в целом. Накоплен определенный опыт в разработке научно-теоретической базы социально-педагогической работы с семьей, которая является значительным подспорьем в подготовке специалистов по социальной работе, ориентированных на семью.

По данным Министерства труда и социального развития, потребность в кадрах учреждениями социального обслуживания в 1997 г. составила более 450 тыс., а вузы могут выпустить для системы социальной защиты населения всего 6640 специалистов.[8]

По оценке А.И. Ляшенко, 95% практических работников учреждений социальной защиты не имеют специального образования и профессиональной подготовки.[9]

Проблема есть и она решается. Количество вузов, специализирующихся в этой области, возросло с 8 в 1991 г. до 81 в 1996 г.

Ведущее место в этой области по праву занимает Московский государственный социальный университет. На его базе создано учебно-методическое объединение в области профессиональной подготовки специалистов. Оно выступает координатором вузов в научно-методическом обеспечении образовательной деятельности.

К числу первых вузов страны, занятых подготовкой специалистов по социальной работе, относится и Кабардино-Балкарский государственный университет, где в Социально-гуманитарном институте, начиная с 1992 г., ведется их подготовка. Уже сегодня на базе учреждений Министерства труда и социальной защиты населения КБР работают 34 его выпускника 1997 года. Процесс обучения постоянно совершенствуется, чему способствует укрепление материальной базы университета, привлечение квалифицированных кадров, расширение связей с головными вузами страны. Без ориентированного на перспективу заказа на подготовку специалистов трудно определиться в направлениях специализации. Поэтому наряду с образовательной деятельностью нужно осуществить и ряд прогнозных научных проектов. Это позволит сделать специальность “социальная работа” еще более привлекательной и конкурентоспособной. В определенной мере этим целям отвечает, в частности, переход на подготовку по направлению второго уровня высшего профессионального образования с присвоением квалификации “бакалавр” и ориентацией их на обучение по программе магистерской подготовки.

Перспективным направлением подготовки специалистов по социальной работе является технология социальной работы с семьей и в семье. Велика роль семьи в социализации не только детей, но и взрослых, так как в ней “закладываются достаточно устойчивые социальные ориентиры, так называемый сценарий поведения, определяющие поведение человека на протяжении всей его жизни”.[10]

Семья выступает базой социальной организации общества, а потому она и своеобразный барометр его социального здоровья. Кроме того, в семьях проживают 9/10 всего населения РФ, следовательно, специалисту личность доступна через посредничество семьи.

К типам семьи, которые остро и в первую очередь нуждаются в социальной защите, относятся малообеспеченные, неполные, молодые семьи; семьи с избыточной иждивенческой нагрузкой, т. е. многодетные и воспитывающие детей-инвалидов; семьи, в составе которых имеются лица, страдающие психическими расстройствами, злоупотребляющие алкоголем, принимающие наркотики. В последнее время к ним прибавляются такие категории, как семьи, связанные с предприятиями, где не выплачивают заработную плату. И, наконец, сегодняшняя благополучная семья завтра может ожидать социальную и экологическую катастрофу. Аргументов для такого предположения в изменяющемся российском обществе больше чем достаточно. Современные процессы и тенденции общественного развития формируют все новые и новые типы семьи, в их основе лежат самые разнообразные факторы экономического и социокультурного плана.[11]

Для всех типов семьи общей проблемой является далеко не риторический вопрос о предназначении семьи в современном обществе.[12] Во всяком случае, эта проблема достаточно остро поставлена в развитых странах, где семьи имеют высокие достатки.

Реальность современной цивилизации такова, что все функции, которые когда-то являлись исключительно или преимущественно семейными, могут быть реализуемы вне семьи. В науке эта тенденция, как известно, обозначена понятием “кризис семьи”. Очевидно, что в данном случае, как справедливо отмечает А.И. Кузьмин, имеем дело с кризисом семьи как социального института.[13] В условиях российской действительности институциональный фактор отягощается экономическими и социальными факторами. Специалист по работе с семьей, концентрируя усилия на достижении перемен в социально уязвимой семье, должен решать проблемы семьи в контексте причин низкого уровня рождаемости, разбалансированности мотивации вступления в брак с мотивацией жизни в браке.[14] Мы не должны думать, что проблемы современной российской семьи лежат только в плоскости неумелых, асоциальных реформ. Кризис семьи как характерная тенденция развития семьи в экономически развитых странах неизбежно коснется и семьи в России, где она пока не считается пережиточным институтом. В этой связи нам нужно много говорить не только о положительном зарубежном опыте, но и об отрицательном, чтобы их ошибки не повторять у себя. Одним из таких отрицательных опытов Запада, на наш взгляд, является недостаточное внимание семье со стороны государства.

Приоритет интересов семьи в социальной политике обусловливает особые требования к образовательным учреждениям, которые взялись за обучение специалистов, ориентированных на проблему семьи. В нашем вузе эта проблема решается на уровне специализации. Организуя подготовку кадров со специализацией “социальная работа с семьей и детьми”, учитывается потребность в них учреждений и служб на перспективу. При этом берется во внимание социально-экономическое положение, характер “социальных болезней”, инфраструктура социального обслуживания, типология нуждающихся в социальной помощи семей и др.

Особые требования система социальной работы с семьей предъявляет к практическим навыкам специалистов. Поэтому особое внимание уделяется эффективности практики студентов, которая, тем не менее, не находит, как нам кажется, пока должного места в системе подготовки специалистов. Известно, что из 160 недель, отводимых на весь период подготовки специалистов, согласно образовательному стандарту практика составляет лишь 20. Для сравнения скажем, что образовательные программы в иных странах занимают почти половину времени. Поэтому, на наш взгляд, нужно существенно пересмотреть концепцию практической подготовки специалистов. Ведь увеличение объема времени на практику позволит свести к минимуму период адаптации выпускников к своей профессии. Например, в Германии будущий специалист обучается в вузе 3 года, после чего ему предстоит двухгодичная стажерская работа в социальном учреждении.[15]

Для того чтобы обеспечить развитие системы подготовки специалистов по социальной работе, очень важно определить потребности регионов в них, разработать перспективную программу. Тем более что методические подходы к определению потребности региона в кадрах в науке уже разработаны.[16]

Престиж новой профессии в решающей мере зависит от того, какие специалисты осуществляют этот вид деятельности, какими профессионально-этическими качествами они обладают. От их компетентности зависит, станет ли профессия “социальная работа” такой же необходимой нашему обществу, как и профессии врача, учителя, юриста, экономиста. В работе с семьей, например, эффективность деятельности специалиста во многом зависит от того, в какой мере учитываются не только типологические особенности, но и национальные, что важно для регионов с многонациональным составом населения, где национальные отношения выступают важным фактором социальных отношений.

Т.А. Бодрова,

социальный работник, председатель
ассоциации многодетных родителей (г. Псков)

Н.А. Рыбакова,

кандидат философских наук, ст. преподаватель
кафедры психологии Псковского
государственного педагогического института

МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ: ПУТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЕЕ ПРОБЛЕМ

Главная цель, которую мы перед собой ставили, начиная работу над означенной проблемой, - выявление основных трудностей, с которыми сталкивается сегодня многодетная семья г. Пскова, и определение реальных путей их разрешения.

В процессе ее достижения мы решили ряд частных задач:

*                     определились относительно понятия “многодетная семья”;

*                     систематизировали собранный по этой тематике газетный, журнальный, научно-публицистический и статистический материал с тем, чтобы ответить на вопросы, как часто и насколько полно освещаются проблемы многодетных семей, какие это проблемы, каково содержание общественного мнения в их отношении;

*                     проанализировали материал, накопленный в течение ряда лет при непосредственном общении не только с многодетными семьями, но и с людьми, не поддерживающими стремление других иметь более чем двух детей;

*                     разработали инструментарий для опроса многодетных матерей, чтобы убедиться в истинности своих предположений относительно того положения, в котором находится сегодня многодетная семья г. Пскова;

*                     оценили круг поднятых в результате социологического опроса проблем, выделив наиболее острые;

*                     соотнесли меры государственной поддержки многодетных семей с их действительными потребностями в помощи;

*                     разработали и предложили ряд мер по улучшению положения многодетных родителей в период резкого снижения жизненного уровня;

*                     обосновали, ссылаясь на данные демографии, необходимость поддержки многодетной семьи, как моральной, так и экономической.

Отправной точкой в исследовании явилось предположение о том, что многодетная семья сегодня - наиболее дискриминируемая ячейка общества, как со стороны общественного мнения, так и со стороны государства. Государственная политика в этом направлении не в полной мере соответствует той ситуации, в которой сейчас находятся многие родители и дети из многодетных семей, а общественное мнение складывается не в пользу тех, кто решил иметь более двух детей.

Важно заметить, что понятие “многодетная семья” в разных регионах страны имеет различные значения. Например, в районах с традиционно высокой рождаемостью таковой считается семья с пятью и более детьми, а в европейской части России - с тремя и более.

Однако это понятие не только демографическое, но и социальное, означающее возникновение в большинстве случаев при рождении нескольких детей ряда сложностей, и в первую очередь материальных, возрастающих с появлением каждого следующего ребенка. Именно поэтому при его толковании в Советском энциклопедическом словаре основной акцент делается на слова “льготы и преимущества”[17], с ними связано основное содержание статьи.

Что же касается понятия “льгота”, то оно раскрывается как “предоставление каких-либо преимуществ, частичное освобождение от выполнения установленных правил, обязанностей или облегчение условий их выполнения”.[18]

Льготы  и преимущества многодетных семей существуют не только на бумаге, и тем не менее, мы констатируем тот факт, что даже многодетные матери, которые вправе были бы рассчитывать на внимание и уважение окружающих их семьи людей, порой сталкиваются с откровенным неприятием.

Причинами тому, как нам кажется, являются стереотип распространенной в обществе духовной модели семьи, нетерпимость к инаковости, отклонениям от общепринятых неписаных норм жизнедеятельности, сложившаяся традиция увязывать понятие “многодетная семья” не только с преимуществами и льготами, но и проблемами, которые представляются следствием этого социального явления, - нищетой, алкоголизмом, неналаженным бытом, беспризорностью детей и трудностями их воспитания, асоциальным поведением и т.п., а также ущемлением интересов одних за счет удовлетворения потребностей других. Причем потребности в увеличении количества детей в семье с позиции таких представлений считаются неразумными. Очевидно, по этим причинам (возможно, есть и другие основания) женщины детородного возраста сегодня больше ориентированы на продвижение по службе и обеспечение материального достатка в семье, чем на самовыражение в детях; рассматривают потерю работы по большей части как трагедию, не принимая во внимание положительной стороны события - возможности, наконец-то, вернуться в лоно родной семьи и заняться воспитанием своих детей.

Так, социологические опросы, проводимые в Псковской области, выявили устойчивые ориентации семей на нормы двухдетности как в городе, так и на селе. И это в ситуации, когда численность населения региона неуклонно сокращается.

Симптомы общественной нестабильности в стране в целом, и области в частности, повлекли за собой в 1990-1995 гг. заметный спад рождаемости, что, по-видимому, обусловлено не столько неблагоприятным соотношением численности женщин различных возрастных групп, сколько нарастанием случаев отсрочки супругами завести детей, так как наибольший материальный выигрыш, психологический комфорт и обеспеченность получает семья нуклеарного типа (брачная пара с одним ребенком или без него).

Исходя из изложенного выше, задачу тех социальных работников, которые будут ориентироваться на профессиональное взаимодействие с многодетными семьями, мы усматриваем в первую очередь в том, чтобы они разобрались в главном для себя вопросе: является ли многодетная семья обузой для общества? Собственная позиция в социальной работе с семьей в этом отношении очень важна. Она должна быть выработана специалистом на основе собранных им фактов, и в первую очередь - фактов положительного решения проблем многодетных семей их собственными силами. Сознательно сформированный тип установки на работу с данной категорией семей имеет принципиально важное значение для специалиста, призванного проводить в жизнь (применительно к условиям Псковской области) областную программу планирования семьи.

Основываясь на результатах проведенного нами в г. Пскове интервью (жителям города был задан вопрос: “Нужна ли многодетная семья нашему обществу?”), мы отметили, что мнения опрошенных склонились в пользу многодетности (65% опрошенных), но принимает многодетные семьи такими как есть, т. е. без оговорок, только 30%, остальные 35% опрошенных ставят различные условия, при которых многодетность ими поддерживается. Те же, кто ответили “нет” (среди них мэр города), объясняют свою позицию следующим образом:

*                     тяжелое экономическое положение (большинство опрошенных);

*                     повышенная склонность родителей из многодетных семей к употреблению алкоголя;

*                     криминогенность.

В целом же создается впечатление, что к решению проблем многодетности люди подходят с позиции обыденных представлений: если в семье много детей, значит ими никто не занимается всерьез. Если никто не занимается - значит дети из этих семей невоспитанные и плохо накормленные. Если это так, то в силу своей невоспитанности и недостатка в питании склонны преступать законы. С этой точки зрения многодетная семья - обуза для общества. Но не будем торопиться с выводами и зададим себе те вопросы, которые мы услышали от некоторых своих респондентов: из каких семей дети склонны в большей степени воплощать себя в практической деятельности, т. е. избирают рабочие специальности?.. Из каких семей дети сегодня имеют меньше шансов избежать исполнения воинских обязанностей?..

Безусловно, можно найти и другие аргументы, не позволяющие смотреть  на  многодетные  семьи как на обузу для немногодетных и бездетных.

В ходе исследования мы столкнулись и с такими мнениями, в которых многодетность связывалась с алкоголизмом: “в трезвом состоянии такую обузу на себя повесить не рискнешь”.

Так ли это? Ясно одно, что любая многодетная семья имеет как свои специфические проблемы, так и те, которые свойственны любому другому типу семьи: с одним-двумя детьми, неполной. Она переносит все семейные “болезни”, но более тяжело. В этом и заключается одна из самых важных ее особенностей.

Многодетные семьи не представляют собой однородную массу. Все они разные. И не только в зависимости от главной семейной проблемы, места проживания, количества членов семьи, их проблем и т. п. Однако, будучи разными, сталкиваются с рядом общих для любой из семей этого типа проблем и с определенной долей успеха разрешают их самостоятельно, с помощью государства, социальных служб, конкретных людей, других таких же многодетных родителей.

Роднит их в первую очередь то, что все они страдают от недостатка средств к существованию. Резко возросла доля расходов в семейном бюджете на питание и одежду. Младшие дети оказываются лишенными радости носить новые вещи.

Бедность в известной мере компенсируется как за счет увеличения заработной платы работающих многодетных родителей, так и выдачи пособий на детей. Когда этих мер по поддержанию удовлетворительного финансового положения многодетной семьи оказывается недостаточно, возникают производные от материальной проблемы затруднения:

*                     проблемы здоровья: в таких семьях дети болеют чаще;

*                     проблемы быта: построить жилье, купить дом или квартиру, необходимую мебель, одежду, бытовые приборы, создать в семье уют и поддерживать порядок значительно труднее;

*                     проблемы в сфере образования: вследствие бедности возможности духовного и культурного развития ограничены, старшие дети не имеют возможности поступать в образовательные учреждения на условиях платного обучения или зачастую вынуждены пойти работать, имея способности к продолжению учебы.

Все многодетные семьи сталкиваются с проблемами в воспитании детей. Определяющим фактором в их решении выступает система складывающихся между членами семьи отношений и взаимодействий. Именно поэтому в работе с многодетной семьей важен системный подход и на этапе диагностики, и в период оказания коррекционной социально-педагогической и психолого-педагогической помощи.

К ряду общих проблем относится и проблема женщины-матери большой семьи. Судя по результатам нашего опроса, около 90% из них устают от ведения домашнего хозяйства. Женщина “забывает” о том, что она - Женщина: ей трудно решить проблему отдыха и уединения.

С этими же трудностями сталкиваются и дети.

Тому есть ряд причин: объективных - отсутствие средств для культурного отдыха, туристических поездок, оплаты концертов, секций и т. п.; субъективных - в первую очередь неумение родителей организовать быт семьи. Необходимость помощи со стороны социального работника в этих вопросах очевидна и может быть весьма результативной.

Подчеркнем наличие еще одной общей для всех многодетных родителей проблемы - моральной, содержанием которой является возникающее порой чувство отверженности, неполноценности, второсортности вследствие неуместных шуток, презрительного отношения окружающих, чаще всего необоснованного и являющегося переносом отрицательных чувств в адрес неблагополучных многодетных семей на все многодетные семьи. Не поэтому ли, оценивая наличие большого количества детей в семье на основе собственного опыта, каждая третья опрошенная нами многодетная мать советует иметь не более двух детей.

Высвечивая основные проблемы многодетной семьи сегодня, мы опирались на данные собственного анкетированного опроса матерей г. Пскова, имеющих трех и более детей.

Опрошено многодетных матерей 77 чел.
Из них матерей с 3-мя детьми 45 чел.
с 4-мя 15 чел.
с 5-ю 10 чел.
с 6-ю 2 чел.
с 7-ю 2 чел.
с 9-ю 2 чел.
с 10-ю и более 1 чел.
По их мнению, самым трудным в жизни многодетной семьи является:
- постоянный недостаток денежных средств 40 чел.
- отсутствие благоприятных жилищных условий 29 чел.
- отсутствие моральной поддержки со стороны окружающих 11 чел.
- проблемы в воспитании детей 10 чел.
- трудности налаживания отношений между супругами (нет времени на полноценное общение) 8 чел.

Некоторые из респондентов называли по две равнозначные для них проблемы, поэтому сумма ответов не соответствует общему количеству опрошенных.

Считают свою многодетность

запланированной 33 семьи - 43%
связанной с семейными традициями 6  -  8%
случайной 28 - 36%
связанной с вероисповеданием 4  -  5%
повторный брак одного из супругов 5  -  7%
хотели сына 1 семья

Часть матерей с тремя детьми указывает причину многодетности вследствие рождения близнецов.

Встречаются и парадоксальные, на наш взгляд, ответы:

считают свою многодетность случайной семьи, имеющие

10 детей                     1 семья

7 детей                       1 -”-

5 детей                       4 -”-

Многодетным матерям нами было предложено выбрать только одну льготу, которую им хотелось бы ввести в законодательство России для многодетных семей.

Получены следующие ответы:

немедленное предоставление жилья

3-4

детей

16

5

и более

6

общее количество 22 (29%)

пособие для матери, воспитывающей детей, которое позволило бы ей не работать

18

7

25 (33%)

получение достаточной беспроцентной ссуды (на длительный срок на нужды семьи)

9

1

10 (13%)

достаточные дотации на детей

12

2

14 (18%)

бесплатные коммунальные услуги и отмена квартирной платы

1

0

1

получение земли с домом и подсобным хозяйством

0

1

1

затруднились ответить

4

Респондентами также были отмечены льготы для многодетных семей, которые, по их мнению, действуют недостаточно эффективно:

30%-ная льгота в оплате жилья и коммунальных услуг 14 чел. (18%)
бесплатная выдача лекарств детям до 6 лет 3 чел. (4%)
бесплатный проезд детей в городском транспорте 3 чел. (4%)
прием детей вне очереди в дошкольные учреждения 3 чел. (4%)
бесплатное обеспечение школьной и спортивной формами 19 чел. (25%)
бесплатное питание в школе 6 чел. (8%)
бесплатное посещение 1 раз в месяц музеев и выставок 13 чел. (17%)
освобождение от уплаты регистрационного сбора в случае, если многодетная семья занимается предпринимательской деятельностью 1 чел.
обеспечение земельным участком 6 чел. (8%)
материальная помощь или беспроцентная ссуда в случае ведения крестьянского хозяйства 23 чел. (30%)
льготные кредиты, дотации, беспроцентные ссуды на строительство жилья 37 чел. (48%)
первоочередное обеспечение детей путевками на санаторно-курортное лечение 15 чел. (20%)
другое: первоочередное получение жилья 3 чел. (4%)

Мы привели далеко не все аргументы, свидетельствующие о трудном положении, в котором сегодня находится многодетная семья в г. Пскове, вероятно, с подобными трудностями сталкивается почти каждая семья этого типа, проживающая в России.

Предпринятая нами попытка изучить основные проблемы многодетной семьи является необходимым этапом для организации процесса взаимодействия с ней специалистов социальной сферы, в первую очередь - социальных работников.

Что же касается наших идейных позиций, то мы убеждены в том, что многодетность - явление естественное и искоренению не подлежит. Другое дело, что оно должно быть осознано на уровне семьи до того, как свершилось. Супруги должны трезво оценить свои возможности: сколько детей они в состоянии одеть, обуть, прокормить, обучить и воспитать, сохранив их здоровье и обеспечив на должном уровне их материальное благополучие.

В данном случае на социального работника возлагается миссия просветителя и консультанта.

В тех же случаях, когда рождение большего количества детей, чем родители в состоянии вырастить, является следствием непредвиденных обстоятельств (рождение близнецов, потеря кормильца, состояние здоровья и др.), на помощь должно прийти государство в той мере, в какой бы это позволило вырастить полноценных членов общества. Выявление таких типов многодетных семей и координация государственной помощи в их отношении - дело социального работника.

В  обоих случаях  многодетные семьи - не обуза для общества, а скорее,  наоборот, - благо. Одним  она позволяет в полном объеме реализовать свою родительскую функцию, достойно выполнить природой определенную миссию - быть хорошим семьянином (отцом, матерью). Для других - возможность проявить заботу, милосердие, щедрость, человечность, ведь именно эти качества входят в понятие “гуманизация человеческих отношений”.

С.М. Моор,

кандидат экономических наук,
зав. кафедрой социального менеджмента
Тюменского государственного университета

ЖЕНЩИНА КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ

Сегодня женщины оказались самой незащищенной группой в условиях формирования новых социально-экономических отношений. И именно они по праву нуждаются прежде всего в поддержке на государственном уровне. Социальный государственный институт как “служба занятости” призван оказывать помощь людям, оставшимся без работы. Основным показателем эффективности работы службы занятости является процент трудоустройства безработных граждан. В 1996 году из числа женщин, ищущих работу, было трудоустроено 36,3%. Эту цифру нельзя назвать высокой, и подавляющая часть оказавшихся без работы, не имеющих возможности трудоустроиться ведут себя по-разному. Одни из них активно борются с постигшей их участью, другие, наоборот, крайне пассивны.

Изучению адаптации женщин к безработице и формам их экономического поведения на рынке труда было посвящено несколько исследований, проведенных в Тюменском городском центре занятости и в Центре занятости Тюменского района, которые подтверждают полученные результаты в ходе исследований, выполненных кафедрой социального менеджмента Тюменского государственного университета.

Вопрос о том, как женщине помочь достичь равенства в области квалификации, должностного продвижения, общей трудовой нагрузки и т.д., пока еще не нашел однозначного решения. Это объясняется многоаспектностью самой проблемы и отсутствием необходимой информации в официальной статистической отчетности. Сложность темы связана с неоднородностью рассматриваемых групп. Например, по многим важнейшим параметрам: уровню заработной платы, трудовой и творческой активности, квалификации - различия между одинокими женщинами и семейными, между имеющими детей и бездетными, между молодыми и среднего возраста могут быть более значительными, чем различия между мужчинами и женщинами. Говоря же о различиях в оплате труда, ссылаются прежде всего на более высокую квалификацию мужчин. Но чем обусловлено это различие? Более низким уровнем способностей слабого пола, меньшим желанием к профессионально-квалификационному росту или тем, что им созданы более плохие условия для реализации их способностей? Научно обоснованных ответов на эти вопросы пока нет. Никем еще до сих пор не доказано, что женщины менее способны к усвоению сложных профессиональных навыков. Следовательно, можно предположить, что причина различий в квалификационном уровне кроется в меньшем стремлении женщин к достижению вершин профессионального мастерства, что, в частности, может быть обусловлено большим интересом женщин к вопросам семейного благополучия. Как бы ни объяснялась необходимость исключения женщин из сферы общественного труда, сам исходный тезис представляется неверным.

Неправомерно также утверждать, что женщина, сосредоточившись на домашних работах и воспитании детей, будет больше содействовать нравственному, интеллектуальному и физическому развитию ребенка. Опыт показывает, что коллективные формы воспитания при правильной их организации оказываются в данном отношении намного эффективнее. Довольно широкое распространение получила точка зрения, в соответствии с которой труд женщины в домашнем хозяйстве и по воспитанию детей должен рассматриваться как общественно необходимый. Отсюда вытекает целесообразность сокращения рабочего дня женщин с сохранением получаемой ими заработной платы или с оплатой часов домашней работы посредством различных пособий и дотаций. Но в данном случае речь идет не о женщинах вообще, а о тех из них, кто занят домашним хозяйством и прежде всего воспитанием детей. Но тогда время работы должно быть дифференцировано и дальше: в зависимости от наличия детей, их возраста и количества, поскольку, как показывают исследования, именно эти факторы существенно влияют на загруженность женщины. Необходимо учитывать и состав семьи, а также уровень материального благосостояния и жилищные условия, так как все это оказывает значительное воздействие на величину затрат женского труда по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей. Но вряд ли наше общество в состоянии в настоящее время выделять дополнительные средства на эти цели, имея в виду и неизбежное в связи с этим сокращение массы труда, вовлекаемого в общественное производство.

По-разному толкуется содержание понятия “равенство”. Формально равноправие двух анализируемых групп обеспечивается в том случае, если признак пола не используется в качестве критерия при решении любых вопросов в рассматриваемой области. Это означает, что если бы и мужчины, и женщины были полностью идентичны по всем своим остальным параметрам, то любое их распределение по другим признакам (заработная плата, квалификация, условия труда и так далее) было бы идентичным. Однако обе группы существенно различаются между собой. Во-первых, психофизиологическими характеристиками, обусловливающими различные возможности каждой из групп в сфере производства, и, во-вторых, социальным статусом этих групп, что также влияет на производственный потенциал мужчин и женщин. В таких условиях формального равенства уже недостаточно для того, чтобы производственные характеристики работников были одинаковыми. Иными словами, для обеспечения фактического равенства двух полов необходимо учитывать конкретные особенности пола, то есть отказаться от вышеуказанного критерия формального равенства и искать какие-то другие подходы. В частности, если воспользоваться в качестве критерия признаком пропорционального представительства обеих групп, добиваясь искусственной тождественности распределений по всем важнейшим параметрам (заработной плате, квалификации и так далее), то естественным результатом данного процесса явится нарушение принципа справедливости, поскольку введенные для каждого из полов льготы нарушают равноправие в других социальных группах. Например, если учитывать различие в уровне физического развития мужчин и женщин при оплате труда последних, то этот факт было бы справедливо принять во внимание и при оценке труда работников старших возрастных групп и физически слабых работников. Закономерным же следствием обеспечения равных возможностей для всех групп явится уравниловка. Таким образом, отказ (полностью или частично) от признаков формального равенства ставит сложную проблему перед обществом: каким социальным группам и в какой мере создавать привилегии и льготы, с тем чтобы компенсировать естественное неравенство на уровне их производственных возможностей, которыми располагает та или иная социальная группа, в том числе женщины? И, естественно, все решения должны рассматриваться комплексно, а не отдельно для каждой из групп. Переход от формального равенства к реальному надо искать, во-первых, на путях ускорения технического прогресса, основной тенденцией которого является вытеснение работника собственно из сферы производства и превращение его в оператора и контролера, то есть достижение такого уровня развития общественного производства, при котором естественные различия в психофизиологических характеристиках полов не будут играть существенной роли для производства. Одной из возможностей решения этой проблемы является создание дифференцированной нормативной базы (норм затрат труда) для оплаты результатов различных социальных групп, но критерии при этом должны быть в достаточно высокой степени объективными и четко обозначенными. А главное, чтобы действительно облегчить положение женщины в ближайшее время, необходимо искать не способы перекладывания тяжестей с одних плеч на другие, а использовать по-настоящему эффективные меры облегчения труда для всех трудящихся, а не только отдельных их групп.

Пути улучшения положения женщин столь же многообразны, сколь разнообразны факторы, влияющие на положение женщин в обществе. В связи с тем что отставание женщин по квалификации в большей степени связано с периодом материнства, целесообразно обучение и повышение квалификации организовывать именно в период ухода за ребенком. Не менее важно ввести порядок обязательной переподготовки после окончания отпуска как непременное условие возвращения на рабочее место, так как квалификация - это и интенсивное обучение, и непрерывность стажа работы по специальности. Такой подход будет способствовать повышению конкурентоспособности женских кадров на рынке труда. Что касается централизованного регулирования уровня оплаты труда, то основным направлением является - возмещение потерь в заработке женщин из-за естественных перерывов в работе в связи с рождением и воспитанием детей. Существенным моментом здесь является необходимость повышения пособия по уходу за ребенком, которое во многих странах ориентировано на определенный процент от средней заработной платы. Помощь женщине и семье в наиболее критические периоды жизни, связанные с материнством, наиболее эффективна. Сейчас достичь многих социальных показателей зарубежных стран наша экономика не в состоянии. Кризис производства ставит под сомнение правомерность даже того, что уже делается для ослабления социальной напряженности. Положение отдельных слоев населения, в том числе семей с детьми, очень уязвимо. В первую очередь к ним относятся семьи безработных. Среди мер по усилению социальной защиты - более продолжительные, чем в среднем, сроки выплаты пособий по трудоустройству и безработице, организация за счет общества реальной системы переквалификации, переобучения и трудоустройства по профессии, системы квот по трудоустройству с соответствующим поощрением предприятий за счет местного бюджета. Необходимо также:

*                     предоставлять дополнительные льготы и кредиты семьям, живущим за чертой бедности, многодетным, неполным семьям;

*                     установить дополнительные льготы по подоходному налогу для лиц, имеющих детей;

*                     увеличить льготы в розничных ценах на детский ассортимент при обеспечении интересов производителей за счет надбавок и дотаций к оптовым ценам;

*                     отменить плату за детские учреждения для семей с низкими доходами, а также многодетных и неполных семей, для них же предусмотреть льготы по оплате жилья, коммунальных услуг;

*                     предоставлять льготные кредиты семьям с детьми на жилищное строительство, покупку предметов длительного пользования и другое.

Решению женских и семейных проблем может способствовать объединение усилий предприятий и территориальных органов власти при регулирующей роли центра, что приблизит общество к социальному управлению, ориентированному на нужды конкретного человека. Только при таком подходе можно сформировать действенную систему стимулов и гарантий права на труд.

Необходимым условием по улучшению положения женщин в России является устранение их сверхзанятости, которая значительно обогнала “мужскую”. Дело осложняется большей продолжительностью у нас рабочего времени занятых женщин и невероятной отсталостью быта. Так, сокращение чрезмерной нагрузки женщин обеспечит для нее возможность совмещения профессиональной работы и материнства. Некоторые демографы, социологи и экономисты считают, что успешно ликвидировать двойную нагрузку женщины-работницы (в России подавляющее число женщин относится именно к этой категории) можно не только путем установления им льгот в общественном производстве, но и на основе резкого ускорения темпов развития социальной инфраструктуры. Быстрое развитие сети торговых предприятий, обеспечение их широким ассортиментом самых разнообразных товаров, улучшение работы организаций, обслуживающих население, позволят значительно сократить время на приобретение товаров и облегчить выполнение домашних работ, на что уходит значительное количество нерабочего времени трудящихся, как женщин, так и мужчин. Развитие сети общественного питания и совершенствование торговли полуфабрикатами при одновременном коренном улучшении качества обслуживания позволит не только сократить затраты времени на приготовление пищи, но и чаще привлекать к этой работе мужчин. Кроме этого, увеличение числа детских дошкольных и школьных учреждений, развитие новых форм коллективного воспитания и отдыха будет способствовать улучшению качества жизни и женщин, и мужчин. Преимущества такого пути очевидны, но для этого требуются соответствующие программы и их инвестирование.

К числу наиболее актуальных проблем социальной защиты женщин многие исследователи относят проблемы необоснованного увольнения женщин в связи с происходящими изменениями в экономике. Поскольку основная причина увольнения одинакова для всех социальных групп - более низкий качественный уровень как рабочей силы, - задачу социальной защиты женщины следует рассматривать прежде всего как часть более общей проблемы: обеспечение защиты любого работника от неправомерного увольнения.

К одному из важнейших направлений работы по указанной проблеме, как полагает ряд ученых, относится разработка механизма, обеспечивающего заинтересованность предприятий в использовании рабочей силы разного качества, в том числе и малоквалифицированной, чтобы требуемый уровень квалификации соответствовал профессиональным характеристикам нанимаемых работников. Основу такого механизма могут составить два элемента. Во-первых, установление дифференцированной оплаты за рабочую силу в зависимости от ее качества и сферы применения. И, во-вторых, создание рабочих мест по развитию социальной инфраструктуры на предприятии. Правомерность первого элемента вытекает из того факта, что основные затраты на формирование рабочей силы любой квалификации несет государство. Поэтому оно вправе оказывать определенное воздействие на предприятия, чтобы заинтересовывать их в использовании рабочей силы соответствующей квалификации. Целесообразность второго элемента объясняется следующими соображениями. В настоящее время государственные органы не в состоянии финансировать развитие социальной сферы, поэтому большую часть проблем по социальному обслуживанию своих работников сегодня следует взять на себя предприятию, тем самым решив вопрос о создании дополнительных рабочих мест, не требующих высокой квалификации, и одновременно воздействовать на конечный результат работы, улучшив социальное обслуживание на своих предприятиях.

Среди мероприятий, призванных обеспечить социальную защиту женщин, а также других социальных групп, важную роль играет сам механизм высвобождения излишнего количества работников. Этот механизм должен предусматривать создание всего необходимого для аттестации работников: научно обоснованных методов определения качества рабочей силы, порядка проведения аттестации, предусматривающего возможность всем членам коллектива постоянно следить за ходом работы по аттестации. Наличие научно обоснованного рейтинга, оценивающего производственные возможности, лучше всего защитит женщин, а также представителей других социальных групп от необоснованных увольнений.

Предпринимательство является еще одним из реальных способов оказать поддержку женщинам в решении их проблем и одновременно решить большинство социально-экономических вопросов.

Однако многие женщины, чувствуя в себе потенциальные предпринимательские способности, опасаются заниматься бизнесом. Многочисленные социологические исследования свидетельствуют о том, что большинство женщин не желает заниматься предпринимательством, но даже те, кто хотел бы открыть свое дело, не делают этого по разным причинам. Проведенный опрос в России в 1990-х годах показал, что готовы заниматься предпринимательской деятельностью 22% опрошенных женщин, не хотят - 44%, уже занимаются - 0,4%, “не думала об этом” - 34,6%.[19]

Результаты же исследования, которое проводилось Тюменским областным центром занятости, свидетельствуют, что из числа опрошенных лишь 10,6% женщин хотели бы открыть свое дело, 68,1% ответили отрицательно на этот вопрос и 21,3% женщин затрудняются ответить.

Проведенные нами экспертные опросы показали, что те, кто уже занимается предпринимательской деятельностью, ощущают дискомфорт и дискриминацию в социально-психологическом плане. Женщина-предприниматель живет в постоянном страхе оказаться не соответствующей занимаемой должности, быть слишком сентиментальной, доброй, снисходительной, проявить “женскую” слабость. Бесспорно, только сильная духом женщина может в современных условиях (существующей криминогенной ситуации, налоговом законодательстве, дискриминации по признаку пола и т.д.) заниматься бизнесом.

Между тем западные исследования предпринимательских качеств по основным критериям (независимость, отношения с людьми, находчивость, склонность к риску, умение приспосабливаться к изменениям, страх перед неудачей, отношение к информации, интенсивность деятельности) говорят в пользу женщин, а не мужчин. Более того, женщины старательнее, менее амбициозны, проявляют большую ответственность, четко представляют цели своих фирм и менее склонны к панике, охотно используют советы опытных коллег. Они легче вписываются в новую среду, придавая особое значение межличностным отношениям. А именно это, по мнению специалистов, наряду с профессионализмом, определяет в значительной мере успех предпринимателя.[20]

Малое предпринимательство, самозанятость, семейно-домашний бизнес способствуют не только реализации женщин, но и способны пополнить рынок нужными населению товарами народного потребления и услугами, а также предоставить дополнительные рабочие места на рынок труда.

Чтобы реально это осуществить, необходима определенная государственная политика малого бизнеса, в том числе и женского. Учитывая, что в женской среде доверие к общественной экономике с ее привычными формами управления сохраняется, требуется систематическая работа по преодолению психологического барьера. Еще важнее - заинтересованность и помощь властных структур. В целях развития малого бизнеса для женщин следовало бы сделать следующее:

*                     разработать специальный раздел федеральных программ поддержки малого предпринимательства с участием женщин. Например, во Франции с 1989 года действует национальная система специальных государственных фондов предприятий, создаваемых женщинами; в США в Администрации по делам малого бизнеса (АМБ) с 1977 г. действует специальная программа для женщин-владельцев малых фирм и т. п. У нас в Федеральной программе поддержки малого предпринимательства нет даже упоминания о женщинах;

*                     создать образовательные центры по обучению женщин основам предпринимательства, расширить информационно-пропагандистское поле. Уже давно предполагалось формирование сети пилотных экспериментальных центров содействия предпринимательству, информационно-консалтинговых центров социальной реабилитации безработных. К сожалению, указанные структуры намечены в основном в столицах, причем в основном пока планируются весьма ограниченные их функции: обучение, передача технологий - и значительно меньше планируются организация и поддержка новых рабочих мест и помощь в открытии собственного дела;

*                     предусмотреть в федеральных и региональных бюджетах финансовую поддержку, возможность получения кредита, разумные налоги, доступные производственные помещения. Российские системы законодательства, налогообложения не делают никаких различий между крупным предпринимателем и бизнесменом малых структур;

*                     активизировать участие национального капитала путем организации выгодных вложений в отечественную экономику, в том числе и в малое предпринимательство, тем самым ликвидировав основную причину утечки капитала за рубеж. Здесь можно сказать о популяризации франчайзинга, об увеличении заинтересованности коммерческих банков в финансировании малого бизнеса, установлении для них шкалы льгот по налогам на предоставляемые средства;

*                     осуществить переход от регистрационного к заявительному порядку открытия дела, что для женщин, обремененных семьей, существенно облегчило бы процесс вхождения в рынок.

Приведенная выше система мероприятий должна опираться в правовом отношении на изменения в законодательстве (о труде, занятости, образовании и т. п.), а в организационном - на сотрудничество и взаимодействие различных правительственных органов социального управления. Совместный характер действий позволил бы включить различные источники финансирования: страховые бюджетные средства, инвестиции, кредиты и пожертвования национального капитала и частных лиц, финансовые товарищества самого населения, зарубежную помощь.

Основные направления улучшения занятости и снижения безработицы в условиях рынка должны осуществляться путем воздействия на спрос и предложение рабочей силы.[21] Реализация каждого направления и мероприятия требует создания соответствующих экономических механизмов на уровне предприятия, региона и на федеральном уровне.

Первое и основное направление политики формирования спроса на рабочую силу - сохранение и модернизация рабочих мест, создание новых и ликвидация неэффективных и излишних. Эти меры осуществляются на действующих предприятиях при поддержке местных органов власти.

Второе направление - создание рабочих мест на основе развития предпринимательства. Особенно эффективны в этом плане малые предприятия: в практике США благодаря им создаются 9 из 10 новых рабочих мест (хотя в это число входит определенная доля кратковременных рабочих мест). Наряду с созданием новых предприятий положительное влияние на расширение спроса на рабочую силу может оказать и развитие внутреннего предпринимательства на действующих крупных предприятиях в процессе их приватизации и преобразования структурных подразделений в самостоятельные предприятия.

Третье направление - организация оплачиваемых общественных работ. Это пришедшее из зарубежной практики понятие означает предоставление безработным временной работы, связанной со строительством, ремонтом, уборкой, обслуживанием на объектах, находящихся в ведении местных органов управления. Масштабы общественных работ и их конкретные виды определяются ситуацией на местном рынке труда и составом лиц, нуждающихся в таких работах. Сфера применения рассматриваемого направления может быть расширена за счет ее распространения на предприятия (опыт ФРГ). В этом случае предприятие определяет круг работ, не входящих в его прямые обязанности, организует для их выполнения рабочие места с привлечением безработных и оплатой их труда из средств предприятия и фонда занятости.

Четвертое направление - создание рабочих мест для лиц с ограниченной возможностью использования трудового потенциала. Несмотря на явно выраженную социальную направленность, и в этом случае сохраняется первичное значение спроса на рабочую силу с тем лишь отличием, что содержание и характер работы при выполнении заказов на те или иные виды изделий или услуг должны в полной мере учитывать индивидуальные ограничения физических возможностей человека, в то же время способствуя его трудовой реабилитации. С этой целью должна осуществляться политика поддержки предприятий, создающих указанные рабочие места как по собственной инициативе, так и в порядке квотирования путем освобождения их от налогов на прибыль от реализации соответствующей части продукции.

Пятое направление политики формирования предложения рабочей силы - повышение ее качества с точки зрения профессионально-квалификационного уровня,  развития, совершенствования  и использования индивидуальных способностей. Особое значение должно быть уделено подготовке  и  повышению  квалификации  предпринимателей,  менеджеров, специалистов по маркетингу и других работников рыночной инфраструктуры.

Шестое направление - развитие самозанятости. Направление является перспективным в деятельности служб занятости. Это расширение и развитие сети надомного труда - работы, которая основана на использовании навыков, связанных с традиционными женскими занятиями и ремеслами: шитьем, вязанием, кружевоплетением и т.д. Многие женщины, оказавшиеся без работы, могли бы использовать эти свои умения, а если дать им определенные организационные и технические знания, помочь найти рынок сбыта и увеличить оборот, они с удовольствием перейдут на самостоятельную занятость, тем более что организация надомного труда не требует значительных капиталовложений.

Таким образом, малое предпринимательство, семейно-домашний бизнес способны пополнить рынок услугами, товарами, стать источником повышения уровня жизни, способом самореализации личности.[22]

Седьмое направление - регулирование продолжительности рабочего времени свидетельствует о том, что политика, приводящая к уменьшению занятости работой, не обязательно должна рассматриваться как нежелательная. При решении этого вопроса учитывается, наряду с другими факторами, обусловливающими предложение труда, относительная значимость, придаваемая работником, свободного времени или оплачиваемой работы (работа на рынок и домашняя работа). Вместе с тем политика сокращения рабочего времени и увеличения свободного не должна препятствовать развитию противоположной тенденции - “вторичной занятости”.

Восьмое направление - регулирование миграционных процессов в целях обеспечения максимального сочетания интересов и потребностей работников и работодателей. Связанная с этими процессами мобильность рабочей силы предполагает способность и готовность работников к изменениям их трудовой деятельности в связи с изменениями в производимой продукции, технологии и организации на предприятии, а также их профессионально-квалификационным и должностным ростом, что отражает политику стимулирования таких изменений на внутреннем рынке труда. Согласование этой политики с политикой на местном рынке труда обеспечивает возможность регулирования мобильности рабочей силы в масштабах района, поселка, города, области, когда изменение места работы не требует изменения места жительства.

Все вышеуказанные пути совершенствования женского труда следует внедрять в современной экономике России, что, в свою очередь, будет способствовать реализации рассмотренных выше направлений политики спроса и предложения рабочей силы, даст ощутимый эффект, поскольку преодоление безработицы - важная социально-экономическая задача. Те женщины, которые трудятся на производстве, хотят работать в нормальных условиях, получать удовлетворение от результатов деятельности, стремятся к самореализации на производстве, должны получить государственную поддержку.

Улучшение занятости работников и преодоление безработицы необходимо для обеспечения эффективного использования трудового потенциала. Для этого предстоит решить ряд задач:

*                     обеспечить эффективный рынок трудовых ресурсов вне зависимости от пола;

*                     создать механизмы интеграции в рыночную экономику женской рабочей силы;

*                     повысить трудовую мобильность женщин;

*                     разработать программу социальной поддержки женской занятости в период перехода к рыночной экономике.

Для решения этих задач важны специфические средства и меры:

*                     доведение информации о состоянии рынка труда до ищущих работу и работодателей без указания пола;

*                     финансовое обеспечение программ занятости женщин в предпринимательской деятельности;

*                     поддержка женских неправительственных организаций, занимающихся профессиональной подготовкой и создающих новые рабочие места;

*                     содействие созданию сети учреждений по уходу за детьми, чтобы увеличить мобильность высококвалифицированной рабочей силы и улучшить состояние рынка в этой области;

*                     проведение кампаний, разъясняющих ключевую роль женщин в формировании нового типа отношений в системе занятости, в сфере услуг, в области социального обеспечения и в других вопросах;

*                     увеличение количества женщин в органах законодательной и исполнительной власти;

*                     выполнение  исследований,  включающих проведение систематического, комплексного мониторинга по вопросам занятости с гендерных позиций.

С.Ю. Чикина,

аспирантка МГСУ

БЕЗРАБОТИЦА И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ,
ВЛИЯЮЩИЕ НА ЕЕ УРОВЕНЬ

Безработица - это социально-экономическое явление, при котором часть рабочей силы (экономически активного населения) не занята в общественном производстве.

В нашей стране с 1991 года Статистическое управление ведет учет безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ).

В настоящее время российское хозяйство входит в число экономик с высоким уровнем безработицы, причем устойчивость сформировавшихся тенденций свидетельствует, что в перспективе могут появиться реальные основания именовать безработицу “массовой”.

Массовой именуется безработица, уровень которой превышает “норму”, принятую в данном обществе в данное время. В первом полугодии 1998 года уровень безработицы в России составил по расчетам МОТ 11,6%. Это в несколько раз превышает норму, принятую в США - 2%. Если уровень безработицы России сравнить с показателями других стран, то РФ уже достигла среднего уровня безработицы по странам Европейского Союза (10,7%).[23]

Экономические и социальные последствия массовой безработицы носят в основном негативный характер. Среди главных - относительное недопроизводство ВНП, образование социальных групп застойных безработных, постепенная их десоциализация, приводящая к снижению профессионально-квалификационного потенциала, потере трудовой мотивации, способствующая расширению аномии (ненормального функционирования социальных институтов и поведения людей, в том числе преступности, самоубийств, наркомании, пьянства и др.). Массовая безработица увеличивает нагрузку на государственные финансовые структуры в силу роста объемов выплат пособий и других форм помощи. Еще более положение ухудшается в связи с тем, что в настоящее время в России наблюдается неуклонное падение численности экономически активного населения за счет возрастания численности пенсионеров и снижения рождаемости.

В Рязанской области этот процесс характеризуется следующими показателями. Если за 10 лет, с 1980 по 1990 год, рождаемость населения в Рязанской области снизилась на 1%, то с 01.01.1991 года по первое полугодие 1998 года уровень рождаемости снизился на 2,4%. В то же время численность пенсионеров в области растет высокими темпами. Область с каждым годом “стареет”. Если же учесть, что численность населения в Рязанской области сокращается, то становится очевидной особая острота демографической ситуации. Так, в области общая численность ищущих работу составила в первом полугодии 1998 года 59,5 тыс. человек или 11,2% экономически активного населения.[24] Из-за сокращения объема производства ВПК (отсутствие госзаказа) ожидается дальнейшее увеличение безработицы. Одной из главных причин ухудшения экономического положения населения является невыплата заработной платы работникам многих производственных отраслей. Например, суммарная задолженность в первом полугодии 1998 года на предприятиях и в организациях Рязанской области составила 398 082 тыс. руб. (в новой номинации), то есть по сравнению с 1 полугодием 1997 года задолженность возросла на 8,1%.[25]

Социально-экономические проблемы Рязанской области характеризуют данные, приведенные в табл. 1.

Таблица 1

Основные показатели социально-экономического положения населения Рязанской области в 1991 - 1 полугодии 1998 гг.[26]

Тысяч человек

Показатели

1991

1992

1995

1996

1997

1 п/г 1998

Численность населения Рязанской области

1349,4

1344,3

1325,3

1316,5

1314,1

1306,6

Численность экономически активного населения

769,0

758,3

618,7

566,8

585,8

572,0

Численность работающих на предприятиях

685,2

670,9

578,7

527,1

526,3

512,5

Общая численность ищущих работу (по МОТ)

11,664

40,0

39,7

59,5

59,5

в том числе официально зарегистрированных

0,262

3,670

11,45

12,61

10,6

11,2

Общая численность пенсионеров

370,8

391,6

410,7

412,0

412,0

414,0

Таблица показывает, что при снижении численности населения области снижается и численность работающих на предприятиях. В то же время растет численность пенсионеров. За период с 1991 года по первое полугодие 1998 года численность пенсионеров выросла на 43,2 тыс. человек, численность работающих сократилась на 172,7 тыс. человек при росте численности безработных на 10935 человек за тот же период. Такое соотношение приводит не только к старению области, но и показывает естественное снижение жизненного уровня населения. Так как доходы пенсионеров ничтожно малы, заработная плата работающего населения остается на прежнем уровне, а численность безработных растет.

Все это отражает объективную ситуацию, сложившуюся в ряде регионов России. В случае дальнейшей реализации самых решительных мер по санации нашего народного хозяйства, включая ликвидацию неэффективно работающих предприятий, под удар попадают прежде всего производящие отрасли - промышленность, строительство, транспорт и т.д. В связи с чем страх потерять работу стал одним из главнейших факторов, формирующих сегодня социальное самочувствие работников.

Предотвращение массовой безработицы является одной из важнейших задач общества. Для организации эффективного противодействия этому явлению необходимо определить факторы, вызывающие массовую безработицу, сформулировать концепцию регулирования рынка труда, реформировать законодательство.

Согласно распространенной точке зрения, происходящие экономические реформы порождают спад производства и увеличивают безработицу, которая переходит из скрытой в открытую форму по мере приватизации, структурной перестройки, проведения антиинфляционной финансово-кредитной политики. Реально на состояние занятости воздействует более сложный комплекс причин.

Наиболее существенно на уровень безработицы в РФ влияют следующие факторы: общая экономическая динамика (спад производства), структурные сдвиги, изменения в рамках собственности (приватизация), ситуация в кредитно-финансовой, инвестиционной, внешнеэкономической сферах и сфере доходов.

Так, в результате спада производства, помимо явной безработицы, в РФ сформировалась массовая скрытая безработица. Среди потенциально безработных растет прослойка частично занятых, переведенных на режимы сокращенного рабочего времени, частично оплачиваемых и неоплачиваемых отпусков.

В то же время “невысвобожденный” потенциал безработных станет постепенно высвобождаться и далее, что может сформировать в краткосрочной перспективе ситуацию, при которой стабилизация и последующий рост будут происходить на фоне дальнейшего увеличения реальной безработицы за счет ранее отложенного высвобождения. Переломить указанную тенденцию можно лишь гораздо позже роста производства.

Следующий по значению после спада производства фактор конъюнктуры рынка труда - структурный. Изменения, происходящие в настоящее время в России, свидетельствуют о структурно-технологическом регрессе народного хозяйства. Среди прямых последствий структурного регресса занятости - увеличение “утечки мозгов” в другие страны, а также внутренняя “утечка” из науки и наукоемких производств в торгово-посредническую, в том числе неформальную деятельность, что приводит к деквалификации. На уровне регистрируемой безработицы структурный регресс проявляется в повышенной доле специалистов, находящихся на учете в службе занятости.

Следующий фактор - изменение структуры собственности (приватизация).

На многих приватизированных предприятиях не происходит позитивных изменений в технологии, организации и эффективности труда. Поэтому отдельные случаи массового высвобождения работников с приватизированных предприятий обусловливаются общими для всех форм собственности причинами - разрыв хозяйственных связей, неплатежи и т.д.

Финансово-бюджетная и кредитная политика в большинстве развитых стран также определенным образом влияет на состояние рынков труда. Видимо, по этой причине в России достаточно широко распространена интерпретация “правила Филлипса” как закономерности, обусловливающей зависимость: высокая безработица - низкая заработная плата.

Ситуация в инвестиционной сфере как фактор безработицы постепенно также начинает оказывать воздействие на рынок труда. В отличие от спада производства, который предопределяет недостаточную загрузку существующей системы рабочих мест, инвестиционный кризис разрушает саму эту систему.

Указанные процессы в перспективе могут привести к следующему: послекризисное оживление спроса на товары и услуги сталкивается с тем, что ранее существовавшая система рабочих мест (производственных мощностей) в значительной части деградировала настолько, что уже не может быть задействована. Это способно законсервировать уровень массовой, потенциальной, частичной и реальной безработицы в России на несколько лет, которые требуются для восстановления производственного потенциала экономики.

Массовая безработица в России не вызвана демографическими причинами, как в большинстве развивающихся стран. Она также отличается от безработицы в развитых странах, которая, как правило, обусловлена циклическими колебаниями спроса и предложения товаров и услуг, структурно-прогрессивными технологическими и организационными изменениями, нестабильной финансово-кредитной ситуацией и т.д.

Российская безработица в настоящее время вызвана структурно-регрессивным спадом производства в условиях разрушения прежних рынков и механизмов функционирования хозяйства при медленном формировании новых рынков и новых механизмов регулирования и саморегулирования экономики. Тенденция к формированию массовой безработицы подкрепляется инвестиционным кризисом, поддерживается кризисом неплатежей и может усилиться в случае начала проведения массовых банкротств.

Система целей антикризисного регулирования рынка труда включает в себя две группы задач.

Первая - на долгосрочную перспективу - предусматривает стабилизацию массовой потенциальной и частичной безработицы с ее последующим сокращением.

Вторая - на  краткосрочную  и  среднесрочную перспективу - направлена на воспрепятствие массовому высвобождению потенциальных безработных и резкому увеличению реальной, в том числе застойной безработицы.

Эффективное противодействие массовой, потенциальной, частичной и реальной безработице возможно только в рамках общеэкономической антикризисной программы. Все разрабатываемые экономические, в том числе инвестиционные, программы должны включать показатели спроса на труд, численность сохраняемых или дополнительно создаваемых рабочих мест.

II. ГОРИЗОНТЫ
СОЦИАЛЬНОЙ НАУКИ

Г.Н. Карелова,

зам. министра Министерства труда
и социального развития РФ,
кандидат экономических наук

ГЕНДЕРНАЯ АДАПТАЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

Название статьи не должно шокировать и удивлять читателя. В нем отсутствует стремление использовать популярный термин “гендер” для описания явления, которое может быть понято и объяснено с помощью более привычного и общепринятого понятия “социальная адаптация”. Аргументы автора к введению непривычного словосочетания, претендующего на категориальность, могут быть сведены к следующим:

1. Понятие “социальная адаптация” обслуживает огромный спектр социальных процессов, характеризующих приспособление человека, социальных групп,  общества  в целом  к перемене общественного строя, к изменению  господствующих  в социальной  системе ценностей, к переструктурированию производства, к новым темпам научно-технического прогресса и т.д.

2. Социальная адаптация проявляется в конкретных исторических типах и видах - экономическая, психологическая, политическая и т.д.

3. Гендерная адаптация, имея исторические и видовые отличия, тем не менее представляет собой особый феномен, единство биологической и социальной адаптации; краткое определение корневого понятия - гендер как социальный пол - ориентирует именно на такую интерпретацию гендерной адаптации. Процесс адаптации всегда носит болевой характер, так как предполагает ломку сложившихся ценностных ориентаций, моделей поведения. Адаптация, предполагающая перестройку биологической и социальной программ наследственности, несет в себе удвоение болевого шока. Это обстоятельство, на наш взгляд, и вызывает неординарность реакций на выводы исследований, фиксирующих факт гендерной адаптации, ее противоречивый характер и разнообразие социальных последствий. Эти реакции носят в большей мере эмоциональный, нежели рациональный, академический смысл. Таким образом, мы исходим из представления о том, что гендерная адаптация является особым проявлением социальной адаптации. При этом она объективно выступает более сложным образованием и требует систематических исследований. “Молодость” гендерной проблематики объясняет факт отсутствия таковых к концу ХХ века.

Предлагаемый в статье подход может быть представлен в качестве гипотезы, требующей всесторонней верификации.

Прежде всего следует пояснить ее исходные посылки. Теория существования в генетике человека двух программ наследственности была развита в 70-е годы академиком Н.П. Дубининым.[27] Она, несомненно, несла в себе огромное методологическое и эвристическое значение. Природа человека не есть абстрактное единство биологического и социального, но конкретно исторический сплав, обретенный в преемственности развития биологической и социальной форм движения материи. Казалось, бесконечные в истории наук о человеке споры нашли почву для своего разрешения: одаренность человека не есть биологический феномен, дар природы, но итог развития всех предшествующих поколений в единстве биологической и социальной программ наследственности. Случайность оборачивается в новом методологическом контексте необходимостью; иначе предстают перед исследователями проблемы всех видов и форм социального неравенства: неравенство оставляет свой след в развитии последующих поколений в биологической и социальной программах наследственности. Гендерная проблема в данной теории изнутри получает новое освещение. Гендер - есть понятие (условное в своем этимологическом значении), фиксирующее факт проявления в социальной реальности результата, продукта биологической и социальной программы наследственности. Очевидно, что понятие в равной мере относится как к мужской, так и к женской общности.[28] Феномен гендера еще раз и позволяет проявить объяснительные возможности теории Н.П. Дубинина.

Этот термин обозначает наличие в системе общности, реализующей благодаря наличию у ее членов особых биологических (половых) признаков комплекс специфических социальных функций. Гендерная общность отличается от других, выделяемых в социальной системе тем, что критерием отнесения к ней выступает половая принадлежность индивида. Пол сам по себе не несет социальной информации. Общность индивидов, объединенных по его признаку, приобретает в системе единые социальные признаки. Комплекс данных признаков имеет исторический, изменчивый характер. Наложение социальных признаков на биологические сообщает их единству качественно иную сущность, которая и обозначена в современных социологических и культурологических исследованиях термином “гендер”. Объективно складывающаяся в истории гендерная общность ликвидирует изоляцию друг от друга биологических и социальных признаков индивида. Они развиваются в единстве. Исторический процесс развития отражается в обогащении биологической и социальной программ наследственности. Биологическая программа достаточна для того, чтобы не изменяясь сохранять и передавать последующим поколениям биологический фонд, обеспечивать в течение многих тысячелетий социальное развитие человека.[29] “Социальная программа аккумулирует личный опыт поколений, что в адекватной форме передается путем воспитания... Само восприятие и характер передачи социальной программы зависят от культурного и жизненного уровня людей”.[30] Гендерная культура, закрепляясь в опыте конкретных поколений, передается потомкам и воспринимается ими именно благодаря процессу наследования как нечто естественное, природное. Гендерная адаптация, предполагающая ломку традиционной гендерной культуры, воспринимается в силу данного обстоятельства как насилие над природой. Таким образом, осознание объективности общего и особенного в складывании и трансляции от поколения к поколению биологической и социальной программ наследственности помогает принять и объяснить феномен изменения гендерного контракта, гендерной культуры и механизма гендерной адаптации.

Остановлюсь подробнее на истоках гендерной культуры, началах разделения труда между мужской и женской общностями в истории. Известно, что первым на заре человеческой истории возникло разделение труда между полами и возрастами. Содержание трудовой деятельности общностей непосредственно определялось их биологическими возможностями. Женщина - собирательница плодов, хранительница очага и воспитательница детей, в т. ч. и мальчиков, не достигших физического расцвета. Указанные социальные роли не были определены некоей предысторически заданной культурой, они вытекали из половых возможностей. Таким образом, первый исторический тип гендерного контракта социально закреплял биологическую специфику и неравенство полов. Здесь намеренно подчеркивается феномен неравенства, не указывая на гегемонию мужчины или женщины. Исторические возможности рода, проживающего в определенных географических условиях, диктовали отношения матриархата или патриархата между гендерными общностями. Заметим, что этап закрепления занятий в системе складывающегося разделения общественного труда за мужской и женской общностями превращал их в гендерное образование. Развитие материального производства имело своим источником и одновременно следствием качественные изменения в системе разделения труда. Социальный статус индивида и общности все в меньшей мере был связан с их физическими (биологическими) возможностями и соответственно все в большей мере - с социальными достоинствами, т. е. качествами, позволяющими претендовать на достижение привилегированного положения в обществе. Конкретный перечень указанных качеств менялся, но все они имели по преимуществу социальное происхождение - образование, профессия, квалификация, предприимчивость и т.д. Описанное изменение, безусловно, можно считать прогрессивным, т. к. оно значительнейшим образом расширяло рамки свободы личности и общества.

Но прогресс во все времена носил противоречивый характер: свобода одних влекла за собой несвободу других. Развитие системы общественного разделения труда в истории складывалось таким образом, что занятия, традиционно закрепляемые за женщиной в домашнем и внедомашнем хозяйстве, стояли ниже тех, которые были закреплены за мужчиной, и по критерию оплаты труда, и по критерию общественного престижа. Социальное неравенство при этом оправдывалось ссылками на природное предназначение женщины, ему придавался в общественном мнении ореол сакральности. Таким образом, в истории гендерных отношений биологическая преемственность обрела единство с социальной преемственностью. И мужчины, и женщины адаптировались к сложившемуся положению. Эти отношения были разрушены реальностью НТР. Научно-технический прогресс востребовал те качества работника, которые издревле воспитывались в женщине, - аккуратность, коммуникабельность, четкое следование своей функции в организации труда и т.д. Западная цивилизация, первая вкусившая плоды и следующая императиву научно-технического прогресса, приняла женщин в те сферы производства, которые были рождены им или изменены его ходом. Новая социальная роль “деловой женщины” диктовала целостную программу гендерной адаптации. И женщины, и мужчины взаимно приспосабливались к новой системе разделения труда. Примером системного разрешения ситуации является Швеция, где мужчины и женщины наделены равными правами в воспитании детей (один из родителей использует право семьи на получение декретного отпуска по уходу за новорожденными), в использовании права на труд и права быть избранными в органы власти страны. Напомню, что в шведском парламенте (риксдаге) 50% составляют женщины. Означают ли описанные факты новейшей истории, что разрушена программа биологической наследственности, деформирована природа женщины и т.д.? На мой взгляд, отнюдь, нет. Они лишь свидетельствуют о том, что социальная программа является высшей по отношению к биологической. А не наоборот. Социально-экономические условия реализации гендерными общностями потенциала активности значимым образом влияют на биологические возможности людей. Цивилизация, востребовавшая потенциал женщин для развития общественного производства, создала возможности для роста потенциала их природной активности. Миф о природном предназначении женщин оказался перед угрозой разрушения.

Ситуация второй половины ХХ века в экономически развитых странах позволяет ставить проблему механизма гендерной адаптации. Ее исследование несет в себе не только теоретическое, но и практическое значение. Первое может быть определено как возможность углубления комплекса представлений о природе адаптации человека, второе заключено в возможности предвидеть противоречия и трудности социального процесса и способствовать их разрешению в интересах отдельной личности и общества в целом.

Понятие “адаптация” относится к ряду категорий, используемых во многих конкретных областях знаний. Его интерпретация многозначна. В самом широком смысле адаптация понимается как особый вид взаимодействия организма со средой. В более узком смысле адаптацию понимают как приспособление организма, его строения и функций к изменениям в среде обитания, результатом которого является восстановление равновесия между организмом и средой. Механизм адаптации может быть определен как взаимное изменение организма и среды, начало которому задают именно изменения в среде. Пониманию конкретных закономерностей изменения организма и среды способствует различение отдельных видов адаптации. Выделение, в частности, в качестве особого вида гендерной адаптации позволяет проанализировать особую сферу развития системы общественного разделения труда - сферу разделения труда между мужской и женской общностями, с одной стороны; с другой - зафиксировать характер изменений, происходящих под влиянием развития среды, в моделях сознания и поведения самих гендерных общностей. Гендерная адаптация, как отмечалось выше, рассматривается как особый вид социальной адаптации.

При естественном обращении к исследованиям, посвященным  изучению феномена социальной адаптации[31], нельзя не обратить внимания на некоторую ограниченность сложившихся подходов:

1. Социальная адаптация по преимуществу рассматривается как адаптация индивида, личности.

2. Социальная адаптация по традиции понимается как приспособление; исследователями, на мой взгляд, упускается потенциал подхода, при котором процесс трактуется как динамическое достижение равновесия организма со средой в процессе взаимодействия. Указанные ограничения во многом, по-видимому, проистекают из приоритета биологов в освоении темы адаптации. Произошла известная экстраполяция выводов биологии на позиции наук, рассматривающих механизм социальной адаптации.

Указанным ограничениям сложившегося на сегодняшний день подхода есть свои веские основания. Адаптация является универсальным механизмом, обеспечивающим возможность функционирования организма в среде. Социальная адаптация может быть представлена двумя историческими типами. Первый представляет способ развития личности в социальной среде. Человеческая жизнь стадиальна, каждый ее этап может быть рассмотрен в качестве этапа адаптации к новым жизненным условиям, к новой социальной среде. Э. Эриксон, один из авторитетнейших социальных психологов ХХ века, представил взросление человека сменой личностных конфликтов со средой.[32] И эти конфликты имеют один способ разрешения - приспособление, обретение равновесия со средой. Равновесие достигается за счет формирующейся в процессе социализации способности человека к расшифровке требований среды, с одной стороны, и гибкости системных связей в среде, позволяющих принять все разнообразие человеческих проявлений - с другой. Это описание феномена адаптации личности в собственном смысле слова. Адаптация носит социально-психологический характер. Второй тип социальной адаптации, который особенно интересует ученых в конце второго тысячелетия, вызывается состоянием переходности общества. Это может быть переход к иному общественному строю, с которым мы второй раз сталкиваемся в России на протяжении нашего столетия. Или речь может идти о переходе от одной стадии развития цивилизации к другой. Наших западных коллег в большей мере заботит переход от индустриальной и постиндустриальной цивилизации. В любом случае переход означает нарушение равновесия во взаимодействии масс людей, социальных общностей со средой. Каждая отдельная личность переживает острейший период социально-психологической адаптации, социальные общности выстраивают новые связи в складывающейся социальной структуре, формируется новое равновесие в обретающей новое качество социальной среде. В данном случае можно констатировать факт социальной адаптации. Этот тип социальной адаптации и имеет собственно социальное содержание. Мужская и женская общности являют собой особый тип социального единства. Оно вырастает на почве общности социальных ролей, определенных в конечном счете принадлежностью к полу. Комплексы ролей меняются, но неизменным остается принцип его обретения в истории. Каждая новая стадия развития человечества и каждого отдельного общества связана со становлением особой системы разделения труда. Эта система может быть представлена многими структурными осями. Рискую предположить, что один из них - гендерный. Система общественного разделения труда одним из своих аспектов имеет разделение труда между мужской и женской общностями. Переход  к новой системе общественного труда проявляется в переструктурировании всех видов отношений. Переструктурирование объективно  требует  адаптации,  приспособления  отдельных  общностей ко всей системе складывающихся отношений. Причем переструктурирование и адаптация  протекают  одновременно, что  придает  противоречивость всему процессу. Структура в своем развитии есть изменение системы взаимодействия ее элементов, которое задает режим обновления каждому из элементов.

В контексте проводимого исследования прежде всего интересен механизм выстраивания отношений гендерных общностей в ходе социального переустройства общества. Отмеченные выше принципиальные особенности этих общностей позволяют выделить в качестве особого вида социальной адаптации - гендерную адаптацию. Это, во-первых, помогает зафиксировать исторический характер отношений между мужской и женской общностями; во-вторых, в понятии указан субъект приспособления, что подразумевает учет в ходе специальных исследований особенностей гендерной общности; в-третьих, при рассмотрении гендерной адаптации как вида социальной адаптации констатируется факт детерминации гендерной адаптации развитием системы общественных отношений в истории.

На основании вышеизложенного можно определить гендерную адаптацию как вид социальной адаптации, являющий собой приспособление мужской и женской общностей в ходе переструктурирования системы общественного разделения труда и завершающийся обретением исторически конкретного комплекса социальных ролей мужской и женской общностей.

Предлагая данный подход, автор отдает себе отчет в том, что он может вызвать резкую критику со стороны тех оппонентов, которые усмотрят в нем закрепление за мужской и женской общностями социально неравных позиций в обществе. Постараюсь ответить. В определении фиксируется факт различия комплексов социальных ролей мужчин и женщин. Комплексы эти нашли свое историческое закрепление в биологической и социальной программах наследственности, о чем упоминалось выше. Одновременно в определении, которое выступает базовым для рассматриваемой концепции, указывается на закономерность изменения и обогащения этих комплексов. Задача исследователей состоит в последовательном изучении направленности изменений и - если тому имеются свидетельства - в фиксации фактов дискриминации женской общности в стремлении к развитию. Рассматривая гендерную адаптацию в контексте социального процесса, есть возможность следовать за ее реальными противоречиями, открывать ее общие, особенные и частные закономерности. Ученый не может руководствоваться в своей профессиональной деятельности иными мотивами, нежели поисками истины. Следуя принципам, заложенным в определении, мы, изучая адаптацию российских женщин к новым социально-экономическим условиям, анализируем процессы изменения в системе разделения труда между мужчинами и женщинами, характеризуем становление нового комплекса их социальных ролей, моделируем систему условий - экономических, политических, правовых, в которых протекает интересующий нас процесс, и которые значимым образом влияют на него, превращаясь в факторы, содействующие его течению.

В предложенном определении я намеренно изменю и другой традиции - рассмотрению в качестве субъектов адаптации индивида, личности. Изучение истории социологии под углом зрения интересующей нас проблемы приводит к выводу о том, что лидеры различных парадигм были солидарны в биологизаторской трактовке феномена адаптации. Приведу два примера. Пионерами американской социологии, авторами классического исследования по социальной адаптации “Польский крестьянин в Европе и Америке” У. Томасом и Фл. Знанецким в начале ХХ века была предложена следующая интерпретация хода процесса адаптации:

*                     Детерминация характера врожденным темпераментом.

*                     Конституирование организации личностной жизни, которое известным образом завершает процесс объективации проявления различных отношений, составляющих характер.

*                     Адаптация характера к требованиям общества и ближайшего окружения.

*                     Адаптация индивидуальной жизненной организации к конкретной социальной организации.[33]

В качестве второго примера приведем концепцию Т. Парсонса, исследователя, определившего направление развития наук о поведении человека и функционировании общества в ХХ веке. По его мнению, исходным функциональным требованием к системе является “адаптация по отношению к внешней среде”.[34] Внешней средой для индивида является общество; внешней средой для общества выступает мировая система или среда обитания. Приведенные подходы объединяет убеждение в том, что агентом адаптации выступает индивид. Томас и Знанецкий прямо сформулировали данную позицию, у Парсонса она содержится в концептуальном контексте: целостность общества рождается в адаптивном поведении индивида. Единство столь разных подходов не случайно, оно обусловлено признанием обществоведов биологических, природных основ поведения человека. Факт социальности в нем методологически не проинтерпретирован в достаточной степени. Действительно, биологическая наука и, в частности, труды И.П. Павлова дают отчетливое представление о механизмах адаптации в поведении животных и человека. Но это обстоятельство отнюдь не означает необходимости отказа от попыток объяснения собственно социального в процессах социальной адаптации.

Начало такому объяснению лежит в трактовке социальной структуры и ее элементов. Общество является особым организмом, функционирующим по своим законам. Его функционирование в качестве элементов определяют не отдельные индивиды, но общности, обеспечивающие реализацию жизненно важных функций. Следовательно ученый, рассматривающий процессы развития общества, обращается не к процессам адаптации отдельного индивида (личности), но к адаптации отдельных общностей. Примером таковых являются мужская и женская общности. Гендерная адаптация и обозначает особенности процесса социальной адаптации данных субъектов. Когда же речь идет об адаптивном поведении отдельной женщины и мужчины, то, по-видимому, более уместным будет употребление термина “социально-психологическая адаптация”. Ее механизм и модели адаптивного поведения индивидов детально представлены в бестселлере 70-х годов американского исследователя А. Тоффлера “Шок от столкновения с будущим”. Следует заметить, что в период качественного перелома в истории российского общества исследователи предпочитают рассматривать процессы адаптации, характеризующие поведение больших масс людей.[35] Объективной трудностью анализа при этом выступают процессы переструктурирования, разрушающие ранее сложившиеся общности и способствующие формированию новых. Изучение процессов, происходящих в рамках мужской и женской общностей, не связано с данной проблемой. Их состав, естественно, не подлежит структурированию по иным признакам, нежели признакам половой принадлежности. При коренном изменении социально-экономических условий ученые могут зафиксировать процесс гендерной адаптации в “чистом виде”. Однако трудность задачи дает себя знать в ином: дело в том, что мужчины и женщины принадлежат одновременно к общностям, выделяемым по иным признакам (социально-классовая принадлежность, профессиональная принадлежность и т.д.).

Все указанные структуры закономерно претерпевают принципиальные изменения при смене общественных систем. Будучи представителями общностей в рамках этих структур, женщины и мужчины вовлекаются в процессы социальной адаптации. Таким образом, использование родового понятия “социальная адаптация” по отношению к смене ориентаций сознания и поведения мужчин и женщин не позволяет строго ограничить рамки изучаемого процесса. Введение термина “гендерная адаптация”, наоборот, четко указывает на то, что речь идет о процессе переструктурирования в системе общественного разделения труда между мужской и женской общностями в ходе обретения нового качества социальной системой. Гендерная адаптация имеет место в экономической, политической, правовой и др. структурах общества. Рассматривая изменения, имеющие место в этих структурах, мы сосредоточиваем внимание на гендерном аспекте перемен. Таким образом, представления о переменах становятся более панорамными, а взгляд на проблему человека обретает объемность и определенность. Последнее замечание кажется мне принципиальным. Безусловно, специальное рассмотрение экономического, политического, правового аспектов гендерной адаптации необходимо. Оно несет в себе познавательную и практическую ценность. Но при этом нельзя игнорировать и тот непреложный факт, что деление на мужскую и женскую общности вечно. Оно составляет естественную структуру общества. Для исследователей феномена гендерной адаптации это не может не означать требования совмещения в работе анализа и синтеза. Рассмотрение отдельных аспектов гендерной адаптации должно стать базой представления целостного явления. Модель наличного состояния гендерной адаптации в обществе видится в характеристике системы равновесия между мужской и женской общностями, закрепленного в действующем праве и морали в форме гендерного контракта.

Нынешний этап в российской истории справедливо характеризуется как переходный. Это означает переход от одного типа права к другому, от одного типа морали - к другому. Равновесие в гендерных отношениях не может быть достигнуто в настоящих условиях, но оно выстраивается в актуальных отношениях. Из всех наук о человеке и обществе социология и статистика по своему назначению и методам способны фиксировать живую динамику строительства этих отношений. В ней и обнажается механизм социальной адаптации. Опыт наших предшественников позволяет составить общее, схематичное представление о нем. На стадиях исторического перехода не существует одновременного осознания в группах и обществе в целом потребности в перестройке поведения. Лишь ядро групп не только осознает саму эту потребность, но находит пути реального участия в исторической трансформации. В самом этом активном ядре выделяются люди, способные предложить различные типы осознания и поведения как реакций на происходящие перемены. Общественное мнение делает этих людей достоянием гласности, одновременно оценивая их с позиций различных общественных интересов. Модели сознания и поведения таким образом обретают своих последователей. Вся социальная общность приходит в движение. Это движение включается в общий поток социальных изменений. Постепенно процесс упорядочивается, система приходит к новому равновесию. Первым общий контур описанного механизма представил Карл Манхейм, изучавший историю в преемственности поколений.[36] Думается подход рационален и плодотворен. В нем общность выступает не в качестве некоего жесткого конструкта, но как динамичный орган развивающейся системы. Чем выше темпы ее развития, тем значимее становятся представления о механизмах социальной адаптации. В связи с этим необходимо дать пояснения к вышеизложенному. У читателя не должно складываться впечатления о том, что реактивность отдельных людей в связи с социальными переменами определяется индивидуально-личностными особенностями. Данные особенности безусловно присутствуют и играют свою роль в процессе, их значимость могут оценить социальные психологи. Я же в своем подходе обращаю внимание на “поведение” общности, большой социальной группы. Разнообразие реакций по содержанию и темпоральности определено наличным в обществе разнообразием условий деятельности данной группы и отдельных ее представителей. Изучение социальной адаптации, и гендерной адаптации в частности, предполагает систематическое исследование спектра условий и факторов, детерминирующих поведение индивидов и групп. Такое исследование обеспечивает необходимой информационной базой построения типологии моделей адаптивных реакций, наличествующих в социальной общности и характеризующих в своей совокупности явление социальной адаптации данной общности.

Изучение гендерной адаптации женщин в современной России, таким образом, должно быть нацелено на изучение наличных условий жизни, факторов, побуждающих к дополнительной активности поиска выхода из нетрадиционной социальной ситуации, моделей самой этой активности и их носителей - подгрупп (слоев) женского населения страны.

Ю.В. Ярмак,

кандидат исторических наук, профессор МГСУ

УСЛОВИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Социология разочаровывает нас, если мы не получаем от нее чего-то большего, чем просто комментарии и набор объяснительных примечаний к нашему повседневному опыту. Уже давно сложилось устойчивое положение данной науки среди других, как содержащей знания провозглашающие превосходство над простыми мнениями и суждениями, как общественной науки, обладающей надежной, достоверной и правильной информацией о реальных обстоятельствах и процессах. Кроме научных знаний о взаимозависимости различных элементов нашей жизни социология помогает, а зачастую и предлагает единственные формы действий для контроля за ситуациями или подчинения событий управленческим решениям. И в этом смысле на социологию возлагаются надежды, что она поддержит усилия по созданию порядка и устранению хаоса, который является отличительным признаком нашего времени. Такие ожидания выливаются в справедливые требования повышать эффективность социологических исследований, точность и полезность практических рецептов, подобно тому как это делают другие, естественные науки.

Следует заметить, что в процессе организации и осуществления исследований, при изложении, оценке и публикации их итогов социолог вступает в сложные отношения не только с другими членами профессионального сообщества, но и организациями общественного управления, отдельными лицами, прямо или косвенно влияющими на научную деятельность. От успешности этих отношений зависит в целом социальная и научная эффективность исследования: насколько результаты способствуют прогрессу общественного развития, совершенствованию социологических знаний, вписываются ли они в сложившиеся формы науки, интегрируются ли с уже обоснованными положениями и установленными фактами, позволяют ли обнаружить новые проблемы и противоречия или ликвидировать уже имеющиеся. Наконец, помогают ли результаты социологических исследований решению мировоззренческих вопросов, развитию культуры, воспитанию и просвещению людей.

Российская социологическая мысль и исследовательская практика в разные исторические периоды были более похожи на желанный луч света и своеобразное убежище для общественного мнения, нежели рабынями власть имущих, даже если кто-то из социологов и принижал их в клятвенной верноподданности перед первыми лицами государства. Пришло время, и отечественная социология, хоть с опозданием, но влилась в международную семью себе подобных и успешно работает на благо российского общества. Более того, сегодня возможности демократических преобразований в России гарантируют высокую степень свободы в исследованиях, создают почву для эффективного использования социологических данных. Сейчас наши социологи пользуются полной свободой в проведении исследований, если они, конечно не по собственной воле, не готовы приспосабливать полученные данные к интересам богатого заказчика. Российские социологи даже пользуются большей свободой, чем их коллеги в Америке, где на исследование многих аспектов реальной жизни наложено табу, например тех, что относятся к религиозным, этническим и сексуальным отношениям.

Однако важным фактором, по-существу, подавляющим инициативность и глубину социологических научно-исследовательских проработок, их эффективность является равнодушие к ним большинства политиков и руководителей государственного масштаба. К этому добавляются “эмбрионы” нашей извечной привычки скрывать или приукрашивать негативное положение дел. Изумляет, что такие фундаментальные данные о российском общественном сознании 90-х годов, как отношение к либеральным экономическим реформам, приватизации, новым собственникам, демократическим институтам, коррупции и преступности, до последнего времени практически отсутствовали в выступлениях и статьях политических лидеров и элиты государственного уровня. Примерами этого могут служить такие цифры и факты. По данным ВЦИОМ, не менее двух третей россиян в 1997 г. полагали, что в обществе, ставшем плодом преобразований, нет места принципу равных возможностей, и 80% связывали существующую бедность с “нынешней экономической системой”. Наши граждане считали, что обществом управляют преступники (51%), олигархи (небольшая группа эксплуататоров) (26%), коррумпированные бюрократы (25%). А проводимая, ущербная по своей сути социально-экономическая реформа продолжалась. Если бы реформаторы хотели построить общество по типу западной цивилизации с рыночной экономикой, они бы и свою деятельность должны были оценивать по ее критериям, а главным в них является аргумент увеличения рабочих мест. В действительности же, хотя по официальным данным у нас только 1 млн. 750 тыс. безработных, на самом деле их примерно около 9 млн. И если макропроцессы такого характера, какие господствуют в России ныне, сохранятся, то к 2000 г. уровень безработных только среди представителей среднего класса значительно увеличится, с 5-6% в 1997 г. до 15-21% в 2000 г.

Если же говорить о примерах глубинного презрения к своему народу со стороны представителей тех, кто на перестроечной волне поднялся к стабильному присутствию у сытой государственно-политической кормушки, невзирая на протесты против происходящего,  то следует упомянуть лишь следующее. В интервью “Независимой газете” Е. Гайдар открыто объявил о своем разочаровании в российском обществе, не поддержавшем реформаторов в силу своей незрелости к проведению коренных изменений. А чего стоит барская фраза А. Чубайса, который отмахиваясь от жалоб на тяжелую жизнь, заметил: “Чтобы всем жилось весело, хорошо и тепло - так не бывает”. (См.: В. Шляпентох. Политики и социология //Независимая газета. - 19.11.98 г.; Е. Кряжева. Ничто не ценится так дешево ... //Независимая газета. - № 18, ноябрь 1998 г.; В. Петров. В поисках социального мира //Независимая газета. - 01.12.98 г. и др.)

Эффективность - это отношение полезного результата к затратам на его получение. Поэтому не может не удручать и состояние отраслевой науки. Ассигнования на нее в течение последних лет неуклонно падали, и, сравнивая финансирование научно-исследовательских областей нашей отрасли с 1991 г. по 1998 г., можно с горечью отметить, что показатель сократился в 6 раз. Численность занятых в отраслевой науке исследователей уменьшилась за годы реформы почти на 22%, да и немудрено: средний уровень зарплаты научных работников равен 500 рублей, что по ценам 1998 г. соответствует откровенной бедности. Фондовооруженность тех работ, которые реализуют программы трудового обеспечения и социальной защиты населения сократилась почти в 4 раза, но повысился до 54% удельный вес морально устаревшего и до 60% физически изношенного оборудования.

Думается, что в нашей стране должны произойти в этих отношениях коренные положительные сдвиги, когда бы высокомерно-презрительная позиция российской правящей политической элиты по отношению к судьбам и мнению своих сограждан сменилась бы на состояние сопереживания и вспомоществования. Когда бы проблемы выживания и сохранения активной части научного и научно-технического потенциала социальной науки были бы сняты и творчески-поисковая деятельность в этой области стала бы более привлекательной для классных специалистов и талантливой молодежи.

Безусловно, большая часть необходимых мер должна быть направлена на политико-экономическую область, на гармонизацию социально-политических интересов крупных общественных групп и сил. Но значительную роль в такого рода позитивных сдвигах могла бы играть социологическая наука и практика, за реализацию которых наш университет отвечает в значительной мере.

“Врабатываясь” в процесс деятельности МГСУ, вникая в характер научно-исследовательской работы нашей альма-матер и ее подразделений, невольно прихожу к мнению, что головной вуз Министерства труда и социального развития  должен быть мозгом этой государственной отраслевой структуры. Наши возможности достаточно велики с научно-теоретической точки зрения, чтобы на их базе функционировала с должной силой и яркостью научно-исследовательская и прикладная компонента. Наш потенциал огромен, но подавать его, инициировать процесс его развития и коммерческого спроса мы пока в должной степени не научились. К примеру, закончилась совместная разработка тематических контрактных договоров между нашими подразделениями и Департаментами Министерства труда и социального развития. Мы сумели предложить лишь 56 тем, в то время как в МГСУ около сотни кафедр, лабораторий, исследовательских центров и иных подразделений. Мы вышли на 12 департаментов, в то время как их вместе с управлениями больше тридцати. Какие предложения найдут интерес в структурах Министерства, говорить рано. Однако пассивность ожидания того, что на нас обратят внимание, тоже неоправданна. Войдя в рынок, нельзя забывать о том, что он требует постоянного предложения и агрессивного отстаивания своих интересов. (Наличие агрессивности в характере субъекта предопределяет его возможное лидерство, а мы претендуем на лидерство среди аналогичных вузов, претендуем на то, чтобы считаться опорным научно-исследовательским подразделением страны.) Значит, руководителям университетских подразделений следует в такие периоды времени активнее идти на контакт с заказчиками в Министерстве, учиться самим зарабатывать и приучать тех, кто организует государственную деятельность в социальной сфере, к мысли о верном их выборе именно нашего МГСУ. В конечном счете каждый из руководителей обязан не только вести поиск путей к меркантильным выгодам для своих подразделений, но еще и быть патриотом своего учреждения.

С точки зрения тех горизонтов, на которые мы должны выходить в повышении коэффициента эффективности исследований, следует отметить еще несколько аспектов.

Прежде всего, это животрепещущая необходимость создания с помощью университетских сил фундаментальной мониторинговой базы для законодательного обеспечения процессов социального развития, защиты, реабилитации, повышения социальной активности отдельных слоев населения и др. Коль скоро обновление нормативно-правовой сферы является для современного российского общества одним из приоритетных направлений, то и должна родиться сквозная программа научно-исследовательской работы в этом направлении всех подразделений университета, которую возглавил бы и координировал Юридический институт МГСУ. Причем в этой области важным было бы не столько оперативно-быстрое реагирование на сегодняшние потребности, сколько формирование глубоко обоснованной нормативно-методической базы, определяющей деятельность подведомственных организаций.

Ныне социальная отрасль требует серьезных преобразований. Постепенно, видимо, акценты от девизов “опора на собственные силы”, “проблема каждого - это его личная проблема”, “зарабатывай или захватывай” должны будут переноситься на те, которые так или иначе помогают определенным группам населения выживать в борьбе с “пореформенной” разрухой. Это касается инвалидов, пенсионеров, беспризорных, малообеспеченных семей и др. Или застарелый вопрос геронтологического и психологического характера. Только в Москве 3.5 млн. пенсионеров, среди которых одна треть могут и готовы работать в посильных  для них трудовых сферах и зарабатывать себе на жизнь. Необходимы лишь механизмы их интеграции в продуктивную сферу общественных отношений. Требуются программы осуществления идей профессионально-бытовой реабилитации пенсионеров. И здесь силы МГСУ, несомненно, востребуются. Но мы должны уметь трансформироваться в жизнеспособный организм, который на базе глубоких научно-теоретических проработок и прогностических оценок умел бы предлагать заказчикам (от Министерства до городского департамента) свою интеллектуальную продукцию долговременного и оперативного характера.

Причем время диктует, чтобы мы выступали не разобщенными силами, отдельно каждым институтом, а принимались за комплексные долговременные задачи объединенными усилиями.

Если бы университетский научно-исследовательский потенциал смог достойно приложить свои силы в вышеозначенном круге проблем, да в результате этого в Министерстве труда и социального развития появились системные программы  деятельности для ряда департаментов, то лучшего эффекта желать бы не надо было. К сожалению, у нас пока нет обобщенных программ исследований, не скоординирована прогнозно-модельная деятельность объединенных от нескольких институтов творческих коллективов. Следовательно, мы несколько отстаем от требований времени, да и Министерства.

Считаю, что совершенно не решен вопрос применения научно-исследовательских сил МГСУ и его подразделений в международных проектах. Побывав на двух международных семинарах в рамках программы ТАСИС, легко было заметить, что мы не только отстаем в сфере содружества с западными партнерами по каналам Интернет в реализации совершенно необычных и в то же время эффективных проектов, но и упускаем инициативу личного общения с ними по региональному блоку социальных исследований. Кроме того, за рубежом накоплен весьма солидный опыт социальной защиты, действуют чрезвычайно многочисленные структуры, решающие массу частных и глобальных среднесрочных и долговременных задач социальной сферы. Эти практические наработки нельзя упускать. Поворачивая и конкретизируя тактику и стратегию их деятельности к условиям российского социального пространства, можно быть весьма убедительными в рамках запросов и концептуальных требований нашей отрасли.

Нельзя остаться представителям университетской творчески-поисковой и научной мысли в стороне от разворачивающихся процессов политического маркетинга в преддверии выборов в Государственную Думу и на пост президента страны. Участие в выборной кампании в облике высококвалифицированных специалистов по оценке политической ориентации электората, его предпочтений и готовности голосовать за те или иные группы, партии, программы, блоки - достойный оселок, на котором может оттачиваться наше мастерство. Кроме этого, через такую работу реализуется и наш гражданский долг - косвенное влияние на повышение процента граждан, участвующих в выборах.

Конечно же, обо всех факторах, которые обусловливают эффективность научных исследований, сказать в одной статье нельзя. Да и такая задача требует гораздо более глубокой проработки. Однако хотелось бы, чтобы коллеги, ученые, молодые специалисты и студенты прониклись общим партнерским духом заинтересованности в выполнении той цели, которая нас объединяет: обеспечение социальной отрасли, вышестоящих государственных управленческих инстанций  прочной научно-методической и исследовательской базой, с глубоким экономическим просчитыванием всех этапов и конечного эффекта, обоснованностью прогнозов и предложением конкретных мер.

Г.П. Филиппова,

кандидат философских наук, ст. преподаватель

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА
СПЕЦИАЛИСТА СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Социальная работа - наиболее динамично развивающийся вид профессиональной деятельности, который требует постоянной инициативы и поиска новых путей решения проблем. Одним из наиболее перспективных направлений, на наш взгляд, является повышение эффективности деятельности и развития службы за счет использования личностно-психологических качеств служащих социальной сферы.

По мнению Н.В. Кузьминой, А.А. Деркача и А.К. Марковой, профессиональные качества рассматриваются как проявление психологических особенностей личности, необходимых для усвоения специальных знаний, умений и навыков, а также применения усвоенного для достижения общественно-приемлемой эффективности в своем профессиональном труде. Они включают следующие свойства: интеллектуальные (мышление), нравственные (поведение), эмоциональные (чувства), волевые (способность к самоуправлению), организаторские (механизм деятельности). Деловые качества как составляющие нравственно-волевых и организаторских черт складываются в соответствии с индивидуально-психологическими особенностями личности, отражающими специфику ее характера, воли, способности, темперамента, мировоззрения.

В представленной работе сделана попытка выделить из множества (основных и второстепенных) личностно-психологических характеристик именно те, которые способствуют максимально эффективно разрешать проблемные ситуации, возникающие перед работником социальной сферы. Для решения поставленной задачи были использованы пилотажный опрос и анкетирование клиента, социального работника и администратора. Был использован системный подход при анализе объективных данных. При этом автор учитывал, что в данном случае объективные данные (статистические) являются одновременно и субъективными. В работе приведены лишь некоторые предварительные результаты системного исследования: данные анкетирования клиентов социальной службы. Квотная выборка опрошенных составила 53 чел., мужчин - 17 чел. (32%), женщин - 36 чел. (68%). Среди анкетируемых преобладают одинокие люди (49%), имеющие среднее образование (72%) и низкую степень обеспеченности (375 руб.). Многие из опрошенных являются инвалидами (64%) и пользуются услугами социально-бытового (32%) и медицинского (38%) обслуживания на дому.

Анкеты составлены как личностный ориентационный опросник на основе широкоизвестных тестов по изучению личности: Ю. Орлова, Б. Басса, Дж. Роттера, И. Юсупова, - с некоторыми добавлениями и изменениями автора, основанными на практическом опыте работы социальной службы и анализе материалов социальных мониторингов по Московской области (1993-1997 гг.), свидетельствующих не только о качественном изменении функциональных свойств самой службы, но и субъекта данной деятельности в системе “личность - личность”. При направлении государственной политики РФ к отказу от патерналистской модели социального обслуживания к социальному участию появляется новый субъект в социальной политике - сам гражданин, который определяет спектр, уровень и качество предлагаемых услуг, переходя на заявительный принцип в соответствии с оценкой своего благосостояния. Эти новые отношения, по мнению К.А. Абульхановой, требуют акцентировать внимание на самосознание, саморазвитие, самосовершенствование, саморегуляцию субъекта деятельности в системе профессиональной жизнедеятельности диалектики соотношений человека с миром.

Профессионализм социального работника можно рассматривать как макросистему, состоящую из функциональных систем, реализующих необходимые профессиональные функции. Определение этих функций было проведено по их характеристикам, включенным отдельными блоками в анкету-опросник.

Пилотажное анкетирование, проведенное автором до полевого исследования, дало основание сократить количество блоков-систем, используемых при опросе клиентов социальной службы, с 8 до 4.

Составленные анкеты, на наш взгляд, дополняют сведения о личностно-психологических качествах субъекта, позволяющих определить его пригодность к социальной работе с точки зрения объекта. По мнению Е.И. Холостовой, решение проблемы для социального работника включает несколько шагов:

1.   Сбор и оценка информации.

2.   Определение, планирование и выполнение действия.

3.   Оценка результатов.

При этом на каждом из этапов специалист задействует вполне определенные личностно-психологические качества.

На первом этапе наибольшее значение приобретают интеллектуальные качества (мышление), на втором - организаторские (механизм деятельности), на третьем - практически все свойства личности, отмеченные в работах А.А. Деркача и А.К. Марковой: интеллектуальные, нравственные, эмоциональные, волевые, организаторские. Выделенные этапы решения проблемы по существу отражают процесс технологизации в акмеологической модели, предложенной к рассмотрению А.С. Гусевой. Первый этап, по данным А.С. Гусевой, может быть рассмотрен как гносеологический. Каждая информация технологична, поэтому основной формой технологизации на этом этапе (сбор и оценка информации) должны быть знания. Форма технологизации второго этапа выражена в качествах, способностях, умениях и навыках личности, рассмотренных во втором блоке анкеты.

Перечисленные личностно-психологические качества профессионала в анкете были сгруппированы в четырех блоках. В первом блоке анкеты респонденты оценивали в основном организаторские качества объекта (социального работника). Представленные в анкете 8 профессиональных качеств оценивались по степени значимости цифрами от 1 до 8. Статистическая обработка показала, что наибольшее значение для опрошенных имеют такие качества личности, как умение практически помогать клиентам в организации быта, ведении хозяйства, решении других бытовых вопросов. На втором месте - умение самостоятельно находить решение проблемы и добиваться их результативного исполнения (механизм деятельности). Организаторские качества и качества механизма деятельности (А.А. Деркач) имеют высокие корреляционные связи.

Необходимо отметить, что деятельность, деятельный подход современными исследователями понимается весьма широко (К.А. Абульханова, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн и др.). Это и предметная деятельность, и работа сознания, и собственно психологическая деятельность. Респонденты при анкетировании из широкого спектра деятельных характеристик объекта уверенно выделили предметную деятельность.

На третьем месте по значимости стоят интеллектуальные качества работника социальной защиты - умение определить особенности человека, семьи, группы людей и определить вид необходимой для них помощи (диагностическая функция), а также умение оказывать психологическую помощь и поддержку клиентов в преодолении жизненных трудностей (психологическая функция). Таким образом, деятельная характеристика личности объекта является наиболее значимой. В структуре профессиональной готовности, состоящей из 4-х компонентов, эти качества личности определяются как практическая готовность - наличие гностических, коммуникативных, конструктивных умений, позволяющих решать профессиональные задачи (А.И. Ляшенко).

Наименее значимыми в этом блоке оказались вопросы консультирования клиентов по семейным, межличностным отношениям, медицинской помощи, профилактике здорового образа жизни, правоведению (теоретическая готовность, по А.И. Ляшенко).

Во втором блоке анкеты сгруппированы в основном качества, которые большинством исследователей относятся к личностным, определяющим мотивационную и практическую готовность объекта к действию. В целом эти качества создают атмосферу нравственного единства, единства взглядов и доверия, что является важнейшим условием результативности общения. Из 19 качеств респондентами выделены следующие: порядочность, доброжелательность (31 чел.) (нравственные качества, по А.А. Деркачу), внимание (24 чел.), исполнительность (20 чел.) (волевые качества по А.А. Деркачу), ответственность (18 чел.), образованность (17 чел.), понимание (15 чел.), аккуратность (13 чел.). При этом по значимости “ответственность” и “исполнительность” выделены в группу, где 80% из тех, кто отметил это качество, поставили ее на первое место. Это весьма важный момент исследования, т. к. в четвертом блоке анкеты, где были представлены вопросы профессиональной и личностной ответственности, респонденты уверенно выделили как значимую черту личности профессиональную ответственность (мотивационная готовность, по А.И. Ляшенко). Ответственность, по мнению Н.В. Селезневой, - качество личности, которое гарантирует достижение необходимого результата деятельности даже в непредвиденных субъектом трудностях, неожиданностях, предполагает взятие на себя обязательства выполнить дело, еще не зная, как оно будет выполняться.

Ответственность является показателем зрелости личности. Для высшего уровня ответственности, указывает К.А. Абульханова, характерен не выход за пределы ситуации, а ее осознание, принятие и добровольное осуществление необходимого. Такая ответственность, которая присваивает необходимость, непосредственно и диалектически связана с инициативой личности через ее творческую активность.

В общепринятых определениях ответственности (Ж. Пнаже, Л. Кольберг, Р. Хайдерг и др.) ставится акцент на когнитивные (предвидение последствий) и на моральные аспекты ответственности. На наш взгляд, респонденты рассматривают это качество личности прежде всего как гарантированное личностью достижение результата практической деятельности, т. е. во взаимосвязи с деятельными характеристиками субъекта.

В третьем блоке анкеты проанализированы такие профессиональные качества, как мотивационная и практическая (нравственно-эмоциональные характеристики) готовность и креативность. Респонденты основное внимание уделяли мотивационной готовности (эмоциональность) служащих к решению социальных задач, в то время как креативные качества (готовность к творчеству) не нашли должного отражения в ответах. В любой градации первое место занимают такие морально-этические качества личности, как тактичность и деликатность, на втором - внимательность и эмоциональный контроль, однако внутри шкалы внимательность опускается на 3-ю позицию по значимости. Третье место занимает такое качество, как исполнительность. Следует отметить, что последнее качество личности во втором блоке анкеты также заняло третье место (20 чел.), разделив его с “ответственностью”.

Таким образом, проведенные исследования позволяют профессиональную готовность рассматривать как сложную систему, состоящую из нескольких взаимодействующих объектов: подсистема, определяющаяся личностными качествами клиента и его требованиями к объекту; подсистема, определяющаяся личностными качествами объекта и его возможностями взаимодействия с “клиентом”; а также другие подсистемы и объекты, взаимодействующие и не взаимодействующие с системой “клиент - объект”. В работе определены лишь основные компоненты в системе требований “клиента” к “объекту” - социальному работнику. При этом качества личности, определяющие его теоретическую готовность (определенный уровень знаний индивида), - интеллектуальные качества (мышление), наиболее важные на этапе сбора и оценки информации, для клиента не имеют значения, тогда как черты личности, определяющие практическую готовность (механизм деятельности) оказания любого вида помощи, оказываются наиболее весомыми. Мотивационная готовность служащего также важна в деятельности социального работника.

Полученные предварительные результаты уже сейчас выявляют основные личностно-профессиональные характеристики социальных работников, наиболее значимые, по мнению клиентов. Дальнейшее изучение профессионализма связано с анализом тенденций, выявлением факторов развития оптимальной деятельности социальных работников в социально-деятельностном взаимодействии, изучением интегративного типа закономерностей структурно-уровневой организации психологической концепции службы, ее генезиса при широком использовании психолого-акмеологического консультирования и оценок со стороны экспертов-администраторов и самих специалистов.

Полученные результаты будут использованы для составления рекомендации по оптимизации деятельности в подготовке и совершенствовании становления профессионала-работника комплекса служб социальной направленности в системе “человек - человек”.

III. СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
В РОССИЙСКИХ ВУЗАХ

Р.Б. Квеско,

кандидат философских наук, доцент
Томского политехнического университета

СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Современная система социального образования характеризуется многообразием форм и методов обучения. В результате возросшей социальной детерминации действий субъекта образования и целей, стоящих перед конкретным индивидуумом, возникает необходимость системы и структуры социального образования. Социальное образование - система воспроизводства обществом своей сущности, выраженной в интеллектуальном и социально-гуманитарном потенциале личности, гуманистической сущности человека и общества. Будущее общества зависит не только от уровня образованности общества и степени развитости интеллектуального потенциала, но и от гуманистических качеств. Современность требует переконструирования социально-образовательного пространства, расширения и углубления его гуманистической составляющей. Социальное образовательное пространство является социокультурным по своей сущности. Инновационным моментом в совершенствовании механизма социального воспитания и образования является акцентирование на формирование внутренних мотивов и стимулов.

Современная модель социального образования может быть достаточно эффективной при сохранении ориентации на технологию формирования общечеловеческих гуманистических ценностей при глубоком и широком развитии самодеятельности субъекта интеллектуального социального образовательного пространства. В случае развития образовательных, производственных и управленческих технологий спрос на интеллектуальный элитарный потенциал растет, в случае же падения размеров социокультурного пространства спрос падает. Поэтому подготовка научной элиты по вертикали связана с проблемностью в различных сферах социальной деятельности. Уровень подготовки высококвалифицированных научных специалистов и развития наукоемких технологий связан с определенным уровнем культуры, обусловливающим свободный поиск методов и путей разрешения проблемных ситуаций. Для расширения интеллектуального социально-образовательного пространства, формирования механизма творчества, развития эвристической поисковой социальной деятельности необходимо воспитание свойств человека, выходящих за пределы инструментального мышления пассивного обучения, а именно: воображения, рефлексии, ценностно-личностных ориентаций, активной социальной дееспособности. Человек всегда стремится осуществить все то, что приносит успех и только успех, что является наиболее эффективным и результативным.

Основанием социально-образовательного пространства является формирование такого стиля мышления, который бы характеризовался умением входить в проблемную ситуацию. Субъекты образовательного пространства рефлексируют, испытывают желание принять ответственность на себя, самим выйти из создавшегося положения, проявить свое собственное миропонимание. В результате разрешения возникших проблемных задач создается образ будущего, изменяются представления о прошлом и настоящем, происходит преобразование существующей системы знаний, расширение ценностных ориентаций и целевых образовательных установок. Все эти изменения происходят на уровне сознания, а следовательно, совершается переход из пассивного объекта образования в субъект активного действия.

Система социального образования требует развития тех черт, которые соответствуют требованиям времени (ориентированность на самоценность личности, демократизм, диалогичность культур и т.д.). В рамках образовательного пространства человек становится зрелой личностью, социальное образование, основанное на нравственных принципах гуманизма в единстве с эдукационно-эвристическими принципами, поможет нам в различных жизненных ситуациях принимать четкие и взвешенные решения, найти путь борьбы со страстями и отрицательными эмоциями, перестать быть пассивными жертвами окружающей среды или собственных противоречивых эмоций, научиться уважать и любить других людей.

Предлагается рассмотрение формирования, становления и развития образовательного пространства в следующих аспектах.

В социальном образовании необходимым компонентом является единство транснационального и национального характера образования, а в связи с этим необходимо обратить внимание на необходимость усиления акцента на самообразование и саморефлексию в области гуманитарного образования, формирование гуманитарного самосознания человека, которые должны явиться средством приобщения к национальным и транснациональным знаниям, средством глубокой рефлексии, что позволит разрешать сложные ситуации в сфере нравственности, производства, науки, политики, права, искусства, а также в сфере социальной, социально-экономической и технической деятельности в целом. Посредством социального образования формируется чувство собственного достоинства, жизнелюбия, ощущение своей нужности, без чего невозможна социализация личности.

В основе социального образования, на наш взгляд, должно лежать понимание и вживание в смысловое содержание социальных процессов. Понимание и вживание достигается посредством общения и социальной коммуникации, что очень важно для сохранения и воспроизводства культуры личности и общества через образовательный процесс. Смысл сознательной жизни людей - в усвоении, сохранении и развитии богатств культуры посредством понимания и вживания в действительность, которые достигаются через гармонию речи, приносящей людям гедонистическое наслаждение и радость жизни.

Использование понимания и вживания в социальном образовании позволяет реализовать сотрудничество субъектов данного процесса посредством синкретичного выражения чувств, побуждений, внутреннего спора многих с одним, одного со многими, достижения единства во взглядах. В результате происходящего вживания и понимания процессов, осуществляющихся в образовательном пространстве, происходит “очеловечение” человека, формирование личности, создается возможность направлять поведение субъектов на достижение перспективных и общезначимых целей развития интеллектуально-эвристической культуры личности и общества. Понимание человеком мира, вживание его в этот мир, взаимопонимание людей и их взаимовживание друг в друга происходят через осмысливание человеком себя и других посредством формирования гуманистических ценностей и создания комфортной гуманистической среды.

Символическая форма знания интенсивно влияет на наше миропонимание, на наши чувства, на наш разум, на нашу душу. Научные идеи - существенные символы, и они составляют основное содержание социального образования. Не событиями захвачен человек как субъект познания, а символами событий. Эвристическое познание идеально сопряжено с символами. Переход от критики научных идей к символическому отображению социальной действительности сопровождается пробуждением гипотетичности, собственного миропонимания процессов и явлений окружающего и внутреннего мира, духа науки.

Символ пробуждает наше сознание. Когда мир входит в нас посредством символов, то наше сознание звучит, наслаждается, стремится к поиску, настойчиво желает творчески отобразить этот мир. Усиливающееся символическое звучание нашего сознания есть магия образовательного пространства. Она чарует нас, настраивает не на простое созерцание, а на творчество, на стремление к изменению, преобразованию. Символ - это путь, по которому мы стремимся к познанию неизведанного, вечного, познанию того, что находится за пределами рассудочного знания.

Символический метод не противоречит постижению научной истины, истины объективной. С его помощью ученые рассматривают мир с наибольшей полнотой, а педагоги доносят до обучаемых эти научные знания также с большей полнотой и образностью. Символический метод углубляет научные знания и способ их преподнесения, превращает их в подлинность, эмоционально-чувственную, близкую к человеку по его внутреннему миропониманию, по его чувствованию, его рефлексии. Ученый и педагог воплощают в научном образе полноту реального объекта. В результате происходит определенное видоизменение объекта, процесса в сознании ученого и педагога, но этот видоизмененный образ, являющийся символом действительного объекта, процесса, становится более понятным и близким субъекту образовательного процесса, обучаемому.

Посредством символа действительность звучит в переживании данного педагога, ученого, исследователя, она открывается ему на уровне гипотетичности или на уровне интуиции, или на уровне чувственности. Ученый-педагог, насыщая научный образ переживанием, претворяет его в своей научно-педагогической деятельности. И такой претворенный образ есть символ. Символизм как метод научного познания и как метод научно-педагогической деятельности выступает в качестве необходимого метода формирования творческого мышления и лежит в основе технологии методов обучения, позволяющих давать знания в творческо-образной чувственной форме, что содействует их более прочному усвоению. С помощью символического метода происходит реализация внутренней предрасположенности человека к образованию.

Наряду с символическим методом большую роль в социальном образовании играет экспрессия. С ее позиции преподавание может иметь значительный успех, если будет сопровождаться определенным эмоциональным воздействием на душу субъекта образовательного пространства. Это воздействие может быть фоном, иллюстрацией, тонально-эмоциональным влиянием, но в любом случае оно должно сопровождать весь учебный процесс и быть разнообразным по методике и технике. Экспрессионистский метод подкрепляет мотивы и интересы обучаемого, содействует их укреплению и развитию. В ходе использования данного метода происходит усвоение и закрепление смыслового значения понятий, теорий, идей.

Экспрессионистский метод в социальном образовании позволяет подчеркнуть субъективную сторону действительности, имеющую первостепенное значение для каждого отдельного человека, позволяющую соотнести его внутренний духовный мир с социальным. Применительно к социальному образованию важнейшим условием является индивидуальное мироощущение, мирочувствование, которое определяет логику жизненного пути человека, с которой человек вступает в образовательное пространство, надеется найти спокойствие, индивидуальное очищенное понимание своего предназначения, познать скрытые потребности своей активности, обрести экологию души. Экспрессионистский метод в образовании ведет к усилению интеллектуального потенциала субъекта образовательного пространства, социокультурной миграции. Жизнь как процесс при этом понимается как самочувствование, саморефлексия, как соответствие экологически чистой душе субъекта образования с утверждением человека как личности.

Отмечается, что посредством экспрессионистского метода новые идеи и знания выходят за рамки массового сознания и просматриваются на уровне элитарного сознания. Появление на уровне индивидуальных сознаний конкурирующих идей, созданных посредством экспрессионистского метода познания, означает создание проблемной ситуации, требующей адаптации. Осознание проблемной ситуации является делом не простым, особенно когда проблемная ситуация связана с внутренними переживаниями человека как субъекта образования.

Для восстановления высших образовательных и научных ценностей необходимо развитие мировоззрения обучаемых и обучающих. В мировоззрении живут интуиция, прозрение, предвидение, понимание, предчувствие, которые чутко реагируют на все изменения социальной и внутренней личностной иерархии. Многоплановость человеческого существования и познания жизни, а отсюда и многоплановость социального образовательного пространства связаны с памятью поколений, то есть с социокодом и генетическим кодом. Мировоззрение предполагает возможность говорить на общем языке и на языке своем, особом, характерном для данного субъекта. Образование должно быть тесно связано с воспитанием, так как главная его цель - это воспитание сердца, чувств, памяти духовных истоков.

В основе современной системы социального образования должна лежать иерархия ценностей, статусов, инстинкты здоровья, роста, веры, доверия. Социальное образовательное пространство способно к радикальной самореконструкции через самоопределение и выход в надобразовательное пространство и посредством преодоления эгалитарных и олигархических тенденций, воспитания чистоты помыслов, альтруизма, верности, чести и таланта. Только такие меры могли бы оказаться эффективными как в индивидуальном, так и в социальном аспектах.

Осуществление целей в социальном образовании является одновременно и утверждением ценностей субъектов образования. Если же ценность противоречит цели, то тогда становится невозможным движение к этой цели. Сама цель является ценностью, осознанным мотивом деятельности. Разные цели могут обладать различной ценностью, но существует иерархия как ценностей, так и целей. У каждого из субъектов образования имеется своя иерархия целей и ценностей, в обществе - своя. Но для достижения цели образования необходима взаимосвязь личностных и социальных иерархий целей и ценностей. Противоречащие друг другу ценности уживаются до тех пор, пока одна из них не станет целью, а следовательно, и мотивом деятельности. Противоположная ценность превращается в контрмотив, и возникает борьба мотивов. Таким образом, выбор образовательного действия обусловлен целями и ценностями.

Ценности сращены с человеком, без них жить невозможно. Когда основная цель превращается в основную ценность, тогда происходит ценностный сдвиг, который является условием самосовершенствования личности, формирования элитарного эвристического сознания человека. Социально-экономические факторы образовательного пространства формируют индивидуальную и групповые образовательные ситуации, активность в освоении и приобретении знаний, освоении новых технологий. Влияние социально-экономического фактора на качество и результаты социального образования ярко проявляется в приоритете ценностей. Человек стремится приобрести те знания, которые, на его взгляд, ему будут нужны в жизни и деятельности.


Т.А. Трофимова,

кандидат философских наук, доцент
Тюменского государственного нефтегазового университета

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Проблема уточнения содержания понятия “социальная работа” в теоретическом и прикладном аспекте не потеряла своей актуальности.

В то же время самое краткое определение социальной работы можно выразить сочетанием двух весьма емких понятий: “милосердие” и “умение”. Именно умение предполагает эффективность управленческого воздействия, так как коэффициент данного воздействия возрастает по мере привнесения в него элементов новизны и творчества. В этом проявляется известная психолого-этическая закономерность: личность вообще, и личность социального работника в частности, характеризуется не только тем, что она делает, но и тем, как она это делает. Если “что” составляет содержание социальной работы, то “как” выражает способы социальной работы или технологию.

Ответы на вопрос: “Что такое технология?”, - в основном даны. При всем многообразии имеющихся дефиниций, при всей их вариативности, все они определяют технологию как ряд последовательно осуществляющихся операций, подчиненных достижению поставленной цели.

Однако, несмотря на кажущуюся универсальность, нет технологий вообще. Все они, и общие, и частные, четко связаны с конкретной ситуацией (характером, временем и местом), с определенным видом деятельности соответствующими связями и отношениями, с конкретными субъектом и объектом. Поэтому применение технологий должен предварять их анализ на основе диалектико-материалистического метода познания, требующего системного подхода к изучению социальных субъектов, процессов явлений с точки зрения их всеобщей связи, развития, перехода количественных изменений в качественные, раскрытия внутренних противоречий, борьбы противоположностей.

Следует учитывать и то обстоятельство, что когда в общественной жизни происходят быстрые глубокие и неоднозначные по своим последствиям изменения, когда в социальной защите нуждаются практически все, когда число групп и слоев, требующих социальной помощи, все возрастает, то игнорирование, недооценка социальных технологий, неумение их творчески использовать ведут к живучести устаревших, малоэффективных форм и методов работы, к осуществлению субъектом социальной работы управленческих функций на основе экстенсивных факторов и критериев.

Социальная работа выступает как система (и эту точку зрения разделяют все исследователи), то есть совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных компонентов, образующих целостность и порождающих новые интегративные качества, не свойственные образующим ее частям (элементам). В качестве таких элементов можно выделить цели и задачи, субъект и объект, связи и отношения, содержание и направления, средства, формы и методы, функции, результатом взаимодействия которых как внутри системы, так и с внешней средой является формирование новых социальных свойств и качеств объектов, обеспечивающих их оптимальное функционирование и развитие. Согласование и поддержание определенных пропорций в системе социальной работы - непременное условие ее существования.

Выступая как система, социальная работа является объектом управления со стороны ее субъекта. В то же время социальная работа выступает средством управления многими социальными процессами. Таким образом, социальная работа представляет собой диалектическое единство двух систем: управляющей и управляемой. Это предполагает использование социальных технологий, воздействующих на субъект и формирующих его организационно-управленческую культуру и воздействующих на объект. Воздействие на объект осуществляется по соответствующей программе, предусматривающей реализацию заданной цели, учет исходного уровня объекта, анализ его переходных состояний, предвидение вариантов изменений в будущем, систему корректировки на базе получаемой информации по принципу обратной связи о промежуточных результатах, оценку эффективности и оптимальности этого воздействия, т. е. на основе определенной социальной технологии.

Авторские интерпретации понятия “социальная технология” неоднозначны. Одни исследователи под социальной технологией понимают совокупность знаний о способах и средствах организации социальных процессов, другие - способ регулирования и планирования социальных процессов, третьи - средство регуляции жизнедеятельности социальных субъектов, оптимизации социальных отношений, четвертые - методы воздействия на социальные субъекты и т.п. Таким образом, во всех определениях достаточно четко очерчен их объект - социальное в различных модификациях, т. е. социальные субъекты, социальные отношения, социальная деятельность, социальные процессы и т.д. Социальные технологии являются также своеобразной формой знания, служащей опосредующим звеном между теоретическим знанием и его практическим применением. Социальная технология отвечает на вопрос: “Как довести общие теоретические положения до их практически реализуемого вида? Как найти превращенные формы объективных социальных закономерностей, в которые они трансформируются и в которых функционируют непосредственно в реальной практике?” “Продукция” общественных наук, представляющая интерес для практики, весьма разнообразна. Это и обобщенная социальная информация, и социальные прогнозы, и практические рекомендации.

Социальные технологии, применяемые в социальной работе, обладают рядом особенностей, обусловленных ее спецификой.

Поскольку социальная работа имеет пограничный характер, т. е. аккумулирует пограничные элементы смежных наук, а также - интегративный характер, т. е. социальный работник играет разные профессиональные роли, то социальные технологии достаточно наукоемкие, вбирающие знания философии, социологии, психологии, педагогики и других наук.

Далее, в зависимости от различных теоретико-методологических подходов к социальной работе меняется теоретическое обоснование технологий, правомерность их использования, переформулируются задачи, по-иному расставляются акценты в содержании и направлениях работы, предлагаются разные формы и методы, меняются функции и соответственно роли социального работника. Поэтому провести аналогию между той или иной теорией и соответствующей технологией весьма непросто. И хотя некоторые исследователи настаивают на взаимодополняемости и взаимосоприкасаемости теоретических подходов, предстоит более четко обосновать специфику решения одних и тех же проблем в рамках различных моделей теоретического обоснования.

Как известно, социальный работник имеет дело со сложным, противоречивым и уникальным объектом, каким является человек. А если учесть, что на его формирование как личности влияют совокупно действующие факторы: наследственность, среда, воспитание в широком и узком смысле слова, собственная практическая деятельность, - т.е. единство внутренних и внешних детерминант, то оценить адекватность управленческого воздействия достаточно сложно. Очень часто морально-психологические усилия, вкладываемые в личность, не дают скоротечных результатов, а иногда они проявляются позднее, как бы отсрочено. Иногда поведение клиента не исправляется, а лишь на время преображается. Нельзя не учитывать и тот факт, что желаемые позитивные изменения в сознании и поведении клиента могут произойти и в результате его собственной деятельности и общения, в результате взаимодействия со своим ближайшим окружением, в итоге пересмотра социальных ценностей и ориентиров, предпочитаемой среды общения, которая приобретает роль референтной группы. Поэтому записывать успехи и неудачи в работе с клиентом на свой счет не всегда правомерно. Отсюда вытекает такая особенность социальных технологий, как достаточно низкий коэффициент гарантированности в достижении поставленных целей. Определенный “зазор” между целями и результатами обусловлен тем, что связи между общими и частичными, стратегическими и тактическими целями носят опосредованный и вероятностный характер, что принципиально возможно лишь приблизительное представление о достигнутом продвижении к цели, так как в процессе реализации технологий одновременно осуществляются разнокачественные результаты. А моделирование каждого этапа наталкивается на трудности в предсказании его качественных параметров. Поэтому результат социальной работы никогда не идентичен результату, который мыслится в субъективной форме цели, ибо действительность всегда богаче представлений о ней. И это важно учитывать социальному работнику, чтобы избежать неоправданных иллюзий и разочарований.

Технология - категория процессуальная. Она состоит из нормативно-зафиксированных этапов, последовательная реализация которых составляет логику технологии как процесса. Но социальные технологии достаточно сложно разбить на последовательно чередующийся ряд операций или алгоритмировать. Это обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, социальный работник в общении с клиентом вынужден использовать одновременно несколько технологий, которые в каждый конкретный момент находятся не только во взаимной детерминации, но и субординации. А это требует решения весьма непростой задачи: выбора приоритетов и их ранжирования по значимости и времени использования.

Во-вторых, некоторые самостоятельные технологии входят составной частью в другие. Так, адаптация входит в реабилитацию. Для некоторых клиентов все реабилитационные мероприятия могут ограничиться лишь социальной адаптацией, когда человек чувствует себя спокойно в новой обстановке, легко вписывается в новую ситуацию, то есть адаптация является для них максимально достижимой. В то же время адаптация является показателем реабилитации.

В-третьих, принцип обратной связи требует не только корректировки управленческого воздействия, но и возвращения к уже пройденным технологическим этапам, к повторению выполненных операций, то есть мы имеем дело с эффектами “зигзага”, “туда-сюда”, “все наоборот”. Далее, социальные технологии используются не только для решения возникших проблем, но и в качестве превентивных мер. Приведенные аргументы позволяют сделать вывод о том, что принцип пооперационности для технологий социальной работы не является универсальным. Все этапы социальных технологий представляют единый процесс, в ходе которого возможно повторение, наложение, дублирование, взаимопроникновение, комбинирование новых алгоритмов из отдельных фрагментов имеющихся алгоритмов.

Достаточно сложно в технологиях социальной работы предусмотреть критерии эффективности их осуществления и методику замера полученных результатов, оценить их объективный и субъективный характер. Это связано с рядом обстоятельств.

Во-первых, влияние социальной работы на личность не поддается строгой систематизации и регламентации, поэтому затруднена фиксация результата.

Во-вторых, она непосредственно направлена на сознание человека, на его сложный внутренний духовный мир, а в этом отношении люди различаются уровнем индивидуального развития, степенью рационального и эмоционального совершенства.

В-третьих, духовный мир человека вбирает в себя социальный опыт многих поколений, который “перерабатывается” в соответствии с содержанием той или иной эпохи в интересах личности и общества.

В-четвертых, обладая относительной самостоятельностью, социальная работа предстает как система с присущими ей структурой, функциями и другими элементами, в основе которых лежит схема “человек - человек”, поэтому оценка управленческого воздействия технологии прочтения и интерпретации полученных результатов представляет определенную методологическую и практическую трудность.

В свое время Л.Н. Толстой отмечал, что описать собственно человека нельзя, но можно описать, как он на нас подействовал, и поэтому в качестве наиболее распространенных измерителей поведения человека выступают ощущения и впечатления социального работника. Однако полагаться только на них вряд ли правомерно. Существуют и объективные показатели происходящих позитивных изменений в процессе реализации той или иной технологии, в частности социальный статус, продуктивность деятельности, профессиональное самоопределение, самообеспечение, реальное положение в коллективе, сформированность социально значимых качеств, возможность проявления индивидуальности и т.д. Но весьма затруднительно данные объективные показатели соотнести с результатами конкретной технологии. К тому же они являются интегрированными показателями эффективности многих технологий, а также - воспитания и социализации в целом. Более того, успехом в социальной работе можно считать наличие устойчивой тенденции в поведении клиента, устойчивой социальной установки.

Технологии социальной работы требуют соответствующего инструментария, который многофункционален по своему содержанию и весьма индивидуален по своему назначению. Инструментарий включает в себя подходы, способы, приемы, то есть средства, обеспечивающие вербальное и невербальное воздействия. Поскольку характер задач, проблем, ситуаций, объекта может быть устоявшимся и изменчивым, это требует альтернативности в выборе инструментария. Цели и средства связаны неразрывно. При этом цель и средства меняются местами: достигнутая цель становится средством достижения другой цели.

Овладение социальными технологиями требует соответствующей организационно-управленческой культуры социальных работников. Данное понятие включает в себя широкий спектр знаний и умений. Применительно к рассматриваемой проблеме следует подчеркнуть неготовность многих социальных работников творчески использовать те или иные технологии, предпочитая действовать по соображениям здравого смысла, на основе интуиции, ограничиваясь собственным опытом и наблюдениями, забывая о том, что технология - не догма, а ориентирующее средство, что технология - это искусство, мастерство, умение. Стандартизация действий социального работника становится возможной, лишь когда задачи носят рутинный, предсказуемый характер, а объект проблемы, ситуации являются устоявшимися. В случае их изменчивости нужно реальное творчество.

Применение технологий в социальной работе должно быть только в законных и нравственно допустимых пределах, оно не должно превращаться ни в манипулирование людьми, ни в своеобразное “прокрустово ложе”. А это предполагает наличие внутренних и внешних ограничителей, концентрирующихся в принципе “не навреди”.

Итак, не зависимо ни от какой парадигмы, ни от каких теоретических подходов научных разработок и практических рекомендаций контекст и содержание технологий социальной работы в каждом конкретном случае будут иметь как универсальный, так и индивидуальный характер.


А.А. Ахмадеев,

профессор, зав. кафедрой социальной работы
Башкирского государственного университета

Е.В. Исхакова,

аспирантка Башкирского государственного университета

РОЛЬ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ
СТУДЕНТОВ В ФОРМИРОВАНИИ СПЕЦИАЛИСТА

Изучение проблемы ценностных ориентаций молодежи в формировании профессиональной деятельности вытекает из реалий настоящего времени. Сложная социально-экономическая и политическая ситуация в нынешнем российском обществе затронула все слои и группы населения, в том числе и молодежь. Неблагоприятное воздействие ее проявляется практически во всех сферах. Современная молодежь расколота и дезориентирована, утратила веру в реформы, которые поначалу так горячо поддерживала. Сегодня большая часть молодежи психологически не готова к складывающейся в экономике ситуации. Уменьшается число молодых людей, занятых высококвалифицированным трудом, растет невостребованность талантов и способностей. Царившие ранее иждивенческие настроения постепенно изживаются, все больше и больше молодые люди рассчитывают на собственные силы. Социальные психологи и социологи указывают на такие ориентации подрастающего поколения, как нежелание устраиваться после учебного заведения на не престижную, низкооплачиваемую работу. Оказавшись за бортом общественно-полезной деятельности, молодежь пополняет криминогенные структуры.

Безусловно, необходима умная, научно обоснованная и хорошо организованная государственная политика, которая бы оказала действенную помощь в решении социальных проблем молодежи в нашей стране. Чтобы решить эти проблемы необходимо глубоко их изучить. В этом плане большая роль принадлежит изучению ценностных ориентаций молодежи.

Изучением ценностных ориентаций молодежи занимались и занимаются не только социологи, но и философы, психологи, представители других наук. Каждый из них занимается отдельным, присущим данной науке предметом, стороной развития личности. Для наиболее полного анализа проблемы необходимо учитывать накопленные знания не только одной науки, а использовать все накопленные знания различных наук. В теории ценностей и ценностных ориентаций существовало и существует множество спорных вопросов и нерешенных проблем. Это можно объяснить тем фактом, что как во всей науке в целом, так и в социологии молодежи существуют несколько подходов.

Комплексный анализ соответствия студента выбранной специальности состоит как минимум из двух пунктов:

1.   Общие требования к образованию студента, т. е. оценка его знаний, умений, навыков и уровень применения их на практике.

2.   Уровень соответствия личных и профессиональных качеств студента - будущего специалиста. В систему личных качеств возможно включить:

*                     психологические характеристики;

*                     ценностные ориентации.

Несоответствие психологических характеристик особенно ощущается в сложных ситуациях, требующих мобилизации внутренних потенциалов для решения нестандартных проблем, задач.

Уровень профессиональной пригодности специалиста в некоторой степени закладывается еще до обучения в вузе, т. е. когда абитуриент поступает в определенное учебное заведение с желанием приобрести ту или иную специальность. То, чем руководствовался абитуриент при выборе специальности, определит насколько желаемой, необходимой она будет для студента.

На основе Всероссийских исследований, исследований, проводимых автором данной работы [были опрошены студенты-социологи и социальные работники БашГУ и педагогического колледжа (200 человек)], можно сделать некоторые выводы.

Независимо от курса респондентов (БашГУ) большая часть не имела полного представления о будущей специальности. Хотя за время работы кафедры, со времени открытия специальности, уменьшилось число ответивших, что их знания о специальности не совпадают.

Недостаточное представление о будущей специальности присуще не только абитуриентам высших учебных заведений, но также поступающим в колледж.

Только 14,2% желающих поступить в колледж имели полное представление о будущей профессии. 23,2% респондентов затруднились ответить на этот вопрос. 29% учащихся на 1-м курсе имеют полное представление о будущей профессии, что составляет наибольший процент.

Если разделить значимые для студентов ценности на те, которые относят к ценностям трудовой, профессиональной деятельности в своей сути, т. е. такие как: интересная творческая работа, работа по душе, польза приносимая обществу от деятельности, материальное благополучие, полноценный отдых, интересные развлечения, личная свобода, самостоятельность, независимость, зарабатывание денег, то число предположений выборов будет не в пользу профессиональной деятельности как ценности, а только как средства.

Среди ответов респондентов - студентов БашГУ - просматривается следующая тенденция изменения ценностей, необходимых для счастливой жизни.

В значительной мере для счастливой жизни 93,6% студентов считают, что необходима дружная семья, 88,4% - необходим финансовый достаток, 84% - необходимо получение высшего образования, 4-е место отводится приобретению высококвалифицированной профессии, 82,3% - выделяют духовные и культурные ценности.

Разница между ценностными ориентациями студентов БашГУ и педагогического колледжа состоит только в порядке значимости самих ценностей. На первое место студенты колледжа, как и студенты вуза, ставят дружную семью, затем - приобретение высококвалифицированной профессии, у студентов БашГУ - финансовый достаток. 3-е место отводится получению высшего образования (85,4%), духовные и культурные ценности важны для 82,6%. Только 5-е место отводится финансовому достатку. Возможно это связано:

*                     с материальной обеспеченностью студентов;

*                     с тем, что получение среднего специального образования не несет за собой особо высокую зарплату и получение этого образования выступает только как ценность.

Таким образом, в большинстве своем респонденты (практически все) отводят 1-е место дружной семье. Ощущается особая потребность, значимость семьи. Финансовый достаток - потребность, приобретающая особую значимость именно в условиях нестабильных денежных выплат, в определенной мере и повышенная материальная заинтересованность является результатом страха остаться без средств. Желание приобрести высококвалифицированную профессию не может не сочетаться с желанием получения высшего образования. Респондентов, затруднившихся ответить на вопрос о необходимости финансового достатка, нет. Вопрос о необходимости частной собственности особо не отражается на счастливой жизни студента.

Если рассматривать отношение студентов к ценностям в зависимости от курса, то можно отметить следующие закономерности:

*                     значимость дружной семьи повышается одновременно с повышением курса студентов колледжа, также эта зависимость присутствует и у студентов БашГУ;

*                     с увеличением курса респондентов также увеличивается число затруднившихся ответить на вопрос о значимости финансового достатка (1-й курс - 18,7%, й курс - 20%, 4-й курс - 40%). О необходимости финансового достатка в той или иной мере говорят все студенты БашГУ;

*                     необходимость в духовных и культурных ценностях приводит в сомнение только 25% студентов 1-го курса, тогда как таких студентов БашГУ гораздо больше - 21,4%.

Высокие требования, предъявляемые специалисту, определяются характером труда. В определенной мере представления требований, предъявляемых индивидом к труду, является одним из компонентов в выборе трудовой и профессиональной деятельности.

Для профессии социального работника подойдут не все высказывания, ибо только определенное отношение к труду может служить побуждающим фактором к работе именно по этой профессии. По крайней мере, такое отношение к труду, как “работа не волк, в лес не убежит”, “предпочитаю легкие виды труда”, “согласны на тяжелые виды труда, но высокооплачиваемые”, “если бы имелась возможность не работать, то не работал бы”, не подходит для социального работника, ибо несет заряд обязательности, материальной заинтересованности.

Почти половина опрошенных студентов БашГУ согласны на легкие виды труда (48%) и согласились бы на тяжелые виды труда, если они высокооплачиваемые (51,8%). На такое высказывание, как “трудиться добросовестно всегда почетно” затруднились ответить 38% студентов. Возможно, это является отражением восприятия добросовестного отношения как особой ценности в обществе.

Труд выступает источником материального дохода, дает возможность раскрыть свои способности. У студентов существует положительно направленная основа отношения к труду. Даже в том случае, если бы представилась возможность не работать, 23,4% студентов отклонили бы такое предложение. Но сквозь призму экономических преобразований проступает необходимость в материальной заинтересованности труда. С таким определением, как “работа не волк, в лес не убежит”, не согласны 51,8% респондентов, что также дает положительную основу труду.

Вполне допустима и приемлема ситуация в разделении отношения к трудовой деятельности вообще. Имеется творческий потенциал и желание раскрыть его у студентов; нельзя ставить в упрек стремление заработать. Но не следует забывать о профессии социального работника, вернее сказать, о профессиональных требованиях к социальному работнику. Что допустимо и приемлемо в других специальностях, то не может быть допустимо в профессии социального работника.

У студентов уже сложилось определенное представление о социальном работнике, о том, какими ценностями он должен обладать. Респондентам было предложено выбрать до пяти наиболее значимых ценностей из приведенного списка.

Иерархия ценностей, присущих социальному работнику: общительность, высокообразованность, чуткость, культурность, порядочность, альтруизм, пассионарность, истинный гражданин общества, честность.

Как результат выбора специальности выступает ответ на вопрос об удовлетворенности своим выбором. 29,5% студентов-социологов, социальных работников считают, что их выбор удачен, отказываются от овладения дополнительной профессией. У 17,3% студентов БашГУ в определенной мере есть разочарования. 38,3% студентов колледжа считают, что их выбор удачен. Наблюдается спад положительно настроенных к выбору профессии с 1-го курса (44,7%) до 3-го курса (12,7%). Соответственно больше разочаровавшихся среди студентов 3-го курса. К 3-му курсу повышается число желающих овладеть дополнительной профессией. В некоторой степени это можно объяснить неосведомленностью студентов до поступления в вуз.

Представление требований, предъявляемых индивидом труду, является одним из компонентов в выборе трудовой и профессиональной деятельности. Только определенное отношение к трудовой деятельности может привести студента к определению его как высококвалифицированного социального работника. На содержательную сторону труда больше ориентированы студенты 2-го курса БашГУ. В работе также даны представления студентов о ценностях, присущих социальному работнику. Разница студентов и социологов-практиков состоит в том, что проступает необходимость в высокой ответственности.

Итак, проблемой деятельности человека, в том числе профессиональной, занимались и занимаются ряд советских ученых, определив систему подходов к изучению деятельности. Причем актуальность изучения профессиональной деятельности кроется в потребностях общества. Абитуриенты, поступающие в вуз, не всегда имеют полное представление о своей будущей специальности. Если для технического вуза это допустимо, то для учебных заведений, готовящих социальных работников, это не может быть позволительным, т.к. требования, предъявляемые социальным работникам, состоят не только в образовательном уровне, но и определяющими выступают именно ценностные качества личности (система норм, ценностей, которыми руководствуется индивид в процессе своей деятельности). Получение высшего образования выступает не как ценность сама по себе, а как средство, с помощью которого будут достигнуты другие значимые ценности. Независимо  от  места  обучения  студентов  набор  ценностей  одинаков. Приобретение высококвалифицированной профессии как ценность, стоит у студентов на 3, 4-м местах. Данные подтверждены результатами исследования.

IV. ПРОБЛЕМЫ
ДИСТАНТНО-ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ

Л.И. Кононова,

кандидат философских наук, доцент,
декан факультета дистантно-заочного обучения

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ ЗАОЧНОЙ УЧЕБЫ

Как известно, степень эффективности подготовки кадров для социальной сферы определяется во многом выбором приоритетных типов организации учебного процесса.

По мнению экспертов, с учетом складывающейся экономической ситуации и других факторов к разряду наиболее приоритетных относится дистантно-заочная подготовка социальных работников, которая является более экономичной моделью обучения в сравнении со стационарной.

В мире давно и активно развиваются технологии дистанционного образования. Принципиальный элемент, который отличает дистанционное образование от традиционного, состоит в отсутствии единства пространства и времени во взаимодействии между преподавателем и студентами. Дистанционное обучение включает три компонента: организацию обучения, содержательно-методологическое обеспечение курсов в соответствии с государственными стандартами, информационные технологии.

Организация дистанционного обучения осуществляется в четырех основных формах: заочной, вечерней, через экстернат и на основе использования систем телекоммуникаций и других информационных технологий.

Для МГСУ приоритетной в организации дистантного обучения является заочная форма. Преимущественное развитие заочной формы обучения обусловлено возможностью более оперативного, а при должной организации и качественного его осуществления, и более эффективного способа получения высшего профессионального образования работникам государственной службы социальной защиты.

Заочное обучение дает возможность реализовать основные принципы Закона РФ “Об образовании”, обеспечивая его общедоступность, большую адаптивность этой формы обучения к уровню, особенностям развития и профессиональной подготовки обучающихся.

Кроме этого, заочное обучение - одно из важнейших средств реализации принципа непрерывности образования. Потенциальные возможности заочного обучения определяются наличием у заочника накопленного опыта социальной работы, навыков практической деятельности, что значительно облегчает усвоение общепрофессиональных и особенно специальных предметов. В МГСУ последовательно реализуется концепция приоритетности дистантно-заочного обучения в плане подготовки дипломированных специалистов социальной работы. Если в 1991-1992 учебном году на заочном отделении по специальности “социальная работа” обучалась 1 группа студентов, то сегодня при Институте социальной работы функционирует факультет дистантно-заочного обучения.

Факультет создан в 1996 году в соответствии с решениями Коллегии Госкомвуза “О создании системы дистантного гуманитарного образования Российской Федерации” от 9 июня 1993 года и “О технологиях обучения в высшей школе” от 6 апреля 1994 года, которыми указанная форма обучения выделена в приоритетное направление развития технологий современного обучения. Его главная задача - обеспечить профессиональную подготовку по специальностям “социальная работа” и “социальная педагогика” работающим в системе социальной защиты населения.

В настоящий период на всех курсах факультета обучается больше тысячи человек, из них 42 человека получают образование по специальности “социальная педагогика”, 68 - обучаются на контрактной основе.

В концептуальном плане, факультет дистантно-заочного обучения должен обеспечить применение новейших технических средств и информационных технологий доставки информации и учебных материалов непосредственно потребителю независимо от его местопребывания. Именно такая образовательная технология сегодня является конкурентоспособной частью образовательного пространства в единстве всех его педагогических, дедуктивных, психологических, технических и иных компонентов.

Необходимо отметить, что в нынешних условиях деятельность факультета в рамках концепции представляется весьма проблематичной. Факультет функционирует на базе Института переподготовки Госстроя РФ в пос. Красково в  Подмосковье  и  пока  не  располагает достаточной материально-технической  базой  для осуществления всех элементов технологии дистантно-заочного обучения, однако это вовсе не означает, что эта технология для нас недостижима. Пока внедряются лишь отдельные ее элементы.

В организационном плане деятельность факультета осуществляется в соответствии с правовыми нормами Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” от 22 августа 1996 г. № 125 и приказа Минобразования РФ “Об утверждении форм - справки-вызова для студентов высших учебных заведений” от 20 января 1997 г. № 191.

Организация учебного процесса на факультете обеспечивается деканатом в составе декана, его заместителя, 5 методистов и лаборанта. Организационные проблемы занимают 90% рабочего времени работников деканата. Учебный процесс спланирован так, что перерывов между сессиями практически нет. Наполняемость курсов и потоков очень высокая. Так, на 1-м курсе обучается 200 человек, т. е. 2 потока по 100 человек или 9 учебных групп. На 2-м курсе в 3 потоках обучается 230 человек. На 3-м курсе на 2 потоках - 150, на 4-м - в 3 потоках 220 человек и на 5-м - в 3 потоках 240 человек. Ежемесячно на сессию приглашается 250-300 человек, 3-4 потока.

Необходимо сказать, что значимость факультета в регионах России и в Москве растет из года в год. Об этом убедительно свидетельствуют итоги приема в 1998 году. Конкурс на факультете составил 6 человек на место.

На факультете активно развивается коммерческая форма обучения. Привлекает не только сравнительно небольшая плата за обучение (500 долларов в год), но и стремление учиться именно в МГСУ.

Высокая наполняемость потоков требует внимания к качеству работы всего коллектива деканата, а также технического обеспечения, технологии, начиная от выписки вызова на сессию и кончая составлением учебного расписания. Деканат обеспечен двумя компьютерами в комплекте с принтерами, а также ксероксом. Такая техническая обеспеченность позволяет лишь в определенной мере решать текущие проблемы и не дает возможности работать в режиме информационных технологий, решать аналитическо-исследовательские задачи. Техническое обеспечение деканата требует немалых материальных средств, и в условиях кризиса на быстрое решение этой проблемы надеяться  не приходится. Но все же и деканату, и руководству ИСР  необходимо  искать  пути  решения  данной  проблемы. Одним из направлений в ее решении может быть поиск заинтересованных в профессиональной подготовке специалистов организаций и учреждений, способных соответствующим образом вооружить техническое обеспечение деканата.

С сентября 1998 года на факультете образована кафедра социальной работы, объединяющая специалистов различных направлений теории и практики. В ее составе 2 доктора, 6 кандидатов наук. Кафедра является структурным подразделением Института социальной работы. В концептуальном плане на нее возложены учебно-методические, научно-исследовательские, культурно-воспитательные функции. Кроме этого, она решает целый комплекс конкретных задач:

*                     специализируется на преподавании различных профессиональных дисциплин в рамках заочного обучения;

*                     изучает и применяет в преподавании отечественный опыт деятельности территориальных органов и социальных служб в области социального обслуживания населения;

*                     издает учебно-методические пособия с целью содержательно-методического наполнения учебных курсов в соответствии с государственным стандартом, направленные на оказание помощи студенту-заочнику в освоении всего объема учебного материала, с применением в том числе и информационных технологий в межсессионный период;

*                     оказывает методическую помощь в организации самостоятельной работы по выполнению различных видов учебных и контрольных заданий, подготовки курсовых и дипломных работ;

*                     организует и проводит научно-практические и учебно-методические конференции по различным проблемам теории и практики социальной работы и социального управления;

*                     поддерживает и развивает связи с территориальными органами социальной защиты, социальными учреждениями различного типа и ведомственной подчиненности;

*                     обобщает опыт работы преподавателей по организации самостоятельной работы студентов, разрабатывает предложения по улучшению содержания и методики преподавания учебных дисциплин;

*                     проводит необходимые социокультурные мероприятия.

Содержательно-методологическое наполнение курсов на факультете обеспечивается в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта, определяющего цели и содержание профессиональной социальной работы как социальную защиту населения, работу с различными социальными, половозрастными, религиозными, этническими группами, с отдельными лицами, нуждающимися в социальной помощи и защите. В обязательный минимум содержания базовой подготовки образовательной программы специалистов по социальной работе входят четыре блока дисциплин:

1. Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины: философия, история, право, экономика, культурология, политология, иностранный язык, физическая культура.

2. Общие математические и естественнонаучные: математика, информатика и вычислительная техника, концепция современного естествознания.

3. Общепрофессиональные: теория, технология, история, этика, экономика и менеджмент социальной работы, социальная работа за рубежом; общая, социальная и возрастная психология, практическая психология и психодиагностика, конфликтология, педагогика, социология, социальное право, медико-социальные основы здоровья.

4. Специальные: социальное прогнозирование и проектирование; социальная инновация, экология, геронтология; занятость населения и ее регулирование; феминология и семьеведение; специальные разделы психологии; специальные разделы педагогики; социальная статистика; социальная этнография и демография; методика исследования в социальной работе; опыт деятельности территориальных органов защиты населения.

В каждом блоке дисциплин, кроме этого, предусмотрены курсы по выбору студентов, - это религиоведение, логика, социальная информатика; социальная антропология, философия социальной работы, социальная политика, трудовое и семейное право; психология профобщения, актуальные проблемы теории и практики социальной работы.

Кроме  этого,  предусмотрена  профессиональная  специализация  по “менеджменту  социальной  работы”.  Сюда  входят дисциплины: управление персоналом; психология управления; информационные системы; организация и техника делопроизводства; основы предпринимательской деятельности.

Тематические планы стационарного и заочного обучения одинаковы. Количество аудиторных часов на заочном факультете соответствует 30-35% аудиторных занятий дневного факультета.

Не менее важными, чем организационные, являются вопросы, связанные с содержанием учебного процесса. В условиях факультета заочного образования объектом обучающего воздействия являются люди с опытом практической деятельности, с устоявшимися стереотипами по отношению к профессии и процессу обучения. Особое внимание уделяется содержанию и формам работы со студентами.

Практически по всем дисциплинам 1, 2 и 4-го циклов разработаны и изданы учебно-методические материалы до конца учебного года, такая работа будет проделана по всем оставшимся дисциплинам.

Проблема целостного подхода в обучении социальной работе на факультете дистантно-заочного обучения стоит достаточно остро.

Методология и содержание любого специального образования всегда отражают соответствующие характеристики конкретной отрасли науки или профессиональной деятельности. В Государственном образовательном стандарте изложены требования к качеству подготовки будущего специалиста на разных уровнях образования, содержание, объем и степень сформированности профессиональных знаний и умений, а также перечень обязательных учебных дисциплин. В стандарте, и это правильно, не идет речи о форме подготовки специалистов (стационарной, вечерней или дистантно-заочной). Объективно степень готовности абитуриентов к обучению по специальности на различных формах не одинаковая. Следовательно, этот фактор должен быть учтен при разработке общеуниверситетского образовательного стандарта. Именно здесь должна быть учтена специфика подготовки специалистов по специальности “социальная работа”, не только по уровню, но и по форме обучения. Оппонентам, которые возразят, что этот фактор находит отражение в “учебных планах”, замечу, что этот документ оперативного действия, а речь идет о стратегии и идеологии практического действия в рамках той формы, в какой происходит обучение.

Социальная работа относится к “помогающим профессиям”. Профессия была введена в России в 1991 г. Согласно последней редакции (1994 г.) тарифно-квалификационной характеристики должности “специалист по социальной работе” соответствуют следующие функции:

*                     аналитико-прогностическая (выявление и учет на территории обслуживания семей и отдельных граждан, в том числе несовершеннолетних детей, нуждающихся в различных видах и формах социальной поддержки, и осуществление их патронажа);

*                     диагностическая (установление причин возникающих у граждан трудностей);

*                     системно-моделирующая (определение характера, объема, форм и методов социальной помощи);

*                     активационная (содействие активации потенциала собственных возможностей отдельного человека, семьи, социальной группы);

*                     действенно-практическая (помощь в улучшении взаимоотношений между отдельными людьми и их окружением; консультации по вопросам социальной защиты; помощь в оформлении документов, необходимых для решения социальных вопросов; содействие в помещении нуждающихся в стационарные лечебные оздоровительные учреждения; организация общественной защиты несовершеннолетних правонарушителей и др.);

*                     организаторская (координация деятельности различных государственных и негосударственных учреждений, участие в работе по формированию социальной политики, развитию сети учреждений социального обслуживания);

*                     эвристическая (повышение своей квалификации и профессионального мастерства).[37]

Вполне очевидно, что в рамках одной образовательной концепции (стационарной) невозможно подготовить социального работника к выполнению таких разнообразных по содержанию ролей и функций, как сбор информации и принятие управленческих решений (т. е. работа в качестве социального статиста или администратора); патронаж; организация социальных служб; педагогическая деятельность; просветительская работа в различных сферах (здоровый образ жизни, планирование семьи и санитарно-гигиенические нормы, профилактика правонарушений и пр.); психолого-педагогическое консультирование, диагностика и коррекция; правовая деятельность; делопроизводство.

Вот тут и выступают преимущества заочного обучения. Как правило (хотя наметилась еще одна тенденция), около 70% обучающихся в той или иной мере исполняют функции специалистов и владеют отдельными профессиональными навыками в рамках исполнения ими должностных обязанностей. И если при обучении студентов стационара приемам работы, например с документами, необходимо начинать с азов, то студента-заочника, уже знающего эти “азы”, важно научить соотносить практику работы с документами, с основными требованиями с точки зрения ГОСТов, стандартов и норм. Содержание образования должно быть иным. Речь идет о формировании в рамках заочного обучения недостающих компонентов профессиональной компетенции. На взгляд зарубежного ученого Ш. Киндуке, она включает следующие компоненты:

*                     концептуальная компетенция - понимание теоретических основ своей профессии, умение анализировать, синтезировать и формулировать проблему, что напрямую связано со знаниями;

*                     техническая компетенция - способность овладевать навыками исследования, управления и анализа общих стратегий;

*                     контекстуальная компетенция - понимание социальными работниками широкого, культурного, экономического и социального контекстов, в рамках которых осуществляется профессиональная деятельность, т. е. способность связывать специфическое, уникальное и общее универсальное;

*                     адаптивная компетенция - умение предвидеть и подготовиться к каким-то изменениям, важным в рамках данной профессии;

*                     межличностная компетенция - умение эффективно общаться (устно и письменно).

Конечно, для этого необходимо иметь соответствующий анализ уровня профессиональной компетенции пришедших для обучения на заочном факультете специалистов, чтобы, исходя из этого, строить образовательную программу и наполнять ее конкретным содержанием.

Надо сказать, что анализ принадлежности поступивших на 1-й курс 1998  года  свидетельствует,  что  среди  них  в  социальной  сфере работает и исполняет профессиональные роли специалистов социальной работы всего 30%.

Среди студентов, обучающихся по контрактной форме, этот процент еще ниже - 10%.

Эта тенденция, на наш взгляд, будет усиливаться и в дальнейшем, если не принять координальных мер.

Следует пересмотреть концепцию места и роли факультета ДЗО в профессиональной подготовке специалистов социальной работы. Необходимо поднять роль стажа работы при поступлении на факультет.

Что касается контрактной формы, то здесь подход может быть более лояльным: принимать всех, кто хочет получить данную специальность, но обязательно имеющих опыт трудовой деятельности в любой сфере.

С позиций целостного подхода компетентность является сложной структурой, которую нельзя рассматривать как набор дискретных и относительно самостоятельных элементов. В самом деле, как оценить степень профессиональной компетенции, по каким параметрам делать ее оценку при поступлении на учебу работающих в социальной сфере людей? Такое возможно лишь при индивидуальном подходе к каждому студенту. Именно это позволяет в рамках общих подходов и программ обучения на заочном отделении и вести дифференциацию при выборе форм и методов обучения каждого.

В практику работы деканатов ДЗО, организующих учебный процесс, необходимо вводить так называемые индивидуальные паспорта профессиональной подготовки. Это превратит рутинную работу, связанную с заполнением учебной карточки, в аналитическую научную деятельность. Именно в карточках должна отражаться степень профессиональной готовности студента на начальном этапе при поступлении, в период учебы на каждом курсе и этапе окончания университета. Какие проблемы снимает индивидуальный подход к обучению на заочном отделении? Практически каждый студент вуза находится в поле зрения преподавателя. Меняется роль преподавателя, в этом случае он превращается не в урокодателя, а в консультанта, способного поставить диагноз, определить степень знаний, умений студента, определить направления самостоятельной подготовки, научить добывать знания в той области, в которой студент чувствует себя неуверенно.


Е.И. Комаров,

доктор экономических наук, профессор МГСУ

РАЗВИТИЕ ПРАКТИКИ И ОБУЧЕНИЕ МЕНЕДЖМЕНТУ
СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Динамичная ситуация

С начала 90-х годов в Российской Федерации началось быстрое развитие системы социальной защиты населения. При этом темпы были настолько высокими, что невольно возникает вопрос о “двигателе и его мощности”. Одна из особенностей этого двигателя заключалась в том, что его “коленчатый вал” составили бывшие партийные и советские кадры, имевшие хорошие организаторские навыки, связи и стремление к собственному трудоустройству после развала КПСС, советов и их исполнительных органов. Следует особо подчеркнуть отсутствие у этих кадров конкурентов по умению добиваться необходимых результатов, самообучаться в процессе практической деятельности и выбивать требуемые ресурсы - помещения и финансы.

Оценивая попытки проведения реформ в социально-экономической сфере России, следует кратко отметить три важных обстоятельства.

Во-первых, меры по реформированию экономики привели и приводят к дальнейшему ухудшению ее состояния (динамика “в минус”).

Во-вторых, несмотря ни на что, удалось создать разветвленную систему социальной защиты, которая в определенной мере смягчает удары со стороны слабеющих экономики и науки (динамика “в плюс”).

В-третьих, большинство руководителей, специалистов и “полевых работников” в системе соцзащиты составляют женщины, которые решили “горящие” задачи и создали основу для дальнейшего развития этой системы (динамичные женщины).

Потребности кадров

Динамичная ситуация сформировала определенные потребности у кадров. Применение “быстрых” и “более глубоких” методов анализа позволило выявить и проранжировать эти потребности.

На первом месте находится потребность в “защите защищающих”. Эта на первый взгляд парадоксальная потребность заключается в выражениях “психолог без психологии”, “педагог без педагогики”, “соцзащитник без соцзащиты”. То есть, работники, выполняющие функции социальной защиты, прежде всего сами нуждаются в ней.

На втором месте - потребность в большей оплате своего труда. Часто можно столкнуться с ситуацией, когда работник, осуществляющий соцзащиту, получает меньше того, кого он “защищает”. Как шутят сами соцработники, пока они хорошо “защищены” от более высокой заработной платы. В ряде мест это ведет к высокой (до 25%) или очень высокой (до 50%) текучести кадров со всеми вытекающими отсюда последствиями.

На третьем месте зафиксирована потребность в снятии того напряжения, которое ежедневно накапливается в работниках от общения с неуравновешенными людьми, находящимися в “защищаемом поле” и вне его.

На четвертом месте - потребность в профессиональном обучении, которое соответствовало бы занимаемой должности и служебному продвижению.

Все эти потребности представляют собой определенные проблемы, которые необходимо решать прежде всего в организационно-управленческом ключе на разных уровнях, конкретно отвечая на вопрос “Как это практически сделать?”

Проблематика менеджмента социальной работы (МСР)

В данном контексте важно отметить, что МСР - это наука и учебная дисциплина для руководителей и специалистов, переходящих в “руководящий ранг”. Что конкретно интересует эту категорию работников? Пытаясь ответить на этот вопрос, мы опять сталкиваемся с потребностями, но уже обучаемых практиков. Эти потребности делятся на две группы:

1) потребности в практических знаниях;

2) потребности в практических умениях.

Выше отмечалась высокая степень самообучаемости работников системы соцзащиты. Поэтому доминирует их стремление узнать, как решаются практические организационно-управленческие проблемы другими - “нашими” (отечественный опыт) и “чужими” (зарубежный опыт).

Следует указать общую для того и другого опыта проблематику в области МСР: конкретная проблема (задача) и последовательность ее практического решения (управленческие алгоритмы); цели, задачи, решения и их ресурсное обеспечение; программно-целевое управление (дерево целей, система мер по их достижению, обеспечивающая оргструктура, ресурсное обеспечение, система контроля); труд руководителя (информационная система, организация рабочего места, техника личного труда, рациональное использование времени или тайм-менеджер); управление конфликтами в группе (коллективе); психология общения с разными работниками, людьми; мотивация труда персонала, включая оценку и оплату труда; социальная инфраструктура в учреждении соцзащиты.

Эта проблематика может являться ориентиром для зарубежных преподавателей, желающих участвовать в каких-либо обучающих программах для руководителей системы социальной защиты Российской Федерации.

Следует отметить, что в нашей отечественной практике повышения квалификации персонала иногда используются методы “педагогического (аудиторного) маркетинга”, когда в режиме “раннего (доаудиторного) анализа” или “сегодня в аудитории” выявляются потребности конкретных обучаемых в области МСР. Такие методы являются довольно эффективными, поскольку не требуют больших затрат времени и средств, позволяют составлять обучающие программы “под потребности”, а также применять гибкие обучающие технологии. Отзывы обучаемых, прошедших через эти технологии, весьма положительны.

Технологии обучения МСР

Это один из ключевых вопросов, независимо от контингента обучаемых. Все технологии обучения менеджменту можно разделить на следующие виды:

*                    Инновационные.

*                    Диагностика - консалтинг - обучение.

*                    Традиционные.

*                    Комбинированные.

Само название технологии нисколько не говорит о том, является ли она новой, суперновейшей или устаревшей. Все зависит от того, какие средства (формы и методы) обучения она включает. Практика показала, что только с помощью разнообразных и активно-деятельностных средств можно обеспечить современный уровень знаний и навыков у обучаемых.

Инновационные технологии используются в тех случаях, когда требуется концентрация усилий работников данного учреждения соцзащиты на анализе и выработке предложений по решению практических проблем. Только они, как работники данной микросистемы, обладают разнообразной информацией, позволяющей превращать “неизвестную проблему” в варианты решений. Эта технология имеет и параллельное действие, позволяя участникам процесса обучения разрешать “на ходу” вопросы психологической совместимости, делового этикета, перехода индивидуальных решений в групповые и т.д.

Технология “диагностика - консалтинг - обучение” соединяет три роли в преподавателе - аналитик (совместно с обучаемыми), консультант и собственно преподаватель. При этом обучение базируется на конкретном материале, полученном при диагностике проблем и в процессе консультирования. При необходимости используется информация общетеоретического характера.

Традиционные технологии (лекции, семинары), исполняемые “чисто традиционно”, хорошо работают первые 45 минут, а затем начинается тренинг “по преодолению сна”, требующий от преподавателя различных средств взбадривания аудитории. Как правило, современные традиционные технологии отличаются хорошо сбалансированным лекционным (установочным) материалом и активно-деятельностными средствами его усвоения.

Комбинированные технологии включают средства предыдущих технологий, сочетание которых определяется конкретными задачами обучения МСР.

Результаты обучения МСР

Преподавание МСР для практических работников с помощью различных технологий приводит к определенным эффектам, среди которых следует выделить следующие:

Эффект заимствования “нужного мне опыта”. Это довольно распространенный результат, когда в процессе обучения практик находит предварительные решения интересующих его проблем.

Эффект пополнения знаний и навыков: их становится больше, чем было до обучения. Это расширяет арсенал средств, используемых “человеком работающим”.

Эффект обновления знаний и навыков: прежние, устаревшие, знания и навыки отходят на “задний двор”, а на их месте появляются новые, необходимые в современной практике управления.

Эффект совершенствования знаний и навыков: какая-то часть “разбросанных” знаний и “грубых” навыков приобретает более совершенный, отточенный вид.

Эффект “свежего взгляда” на свою деятельность, работу подразделения, формы и методы управления и т.д., что позволяет внести необходимые изменения.

Эффект более профессиональной работы является как бы суммой всех предыдущих эффектов и, следовательно, конечным результатом преподавания менеджмента социальной работы.

Г.Н. Чурилова,

гл. специалист Управления
пенсионного фонда по Чеховскому району

ВАЖНОЕ ПОДСПОРЬЕ
(размышления студентки-заочницы)

Здравствуй университет,

Мудрости обитель!

Здравствуй разума чертог!

Пусть ступлю на твой порог

С видом удрученным,

Но пройдет ученья срок, -

Стану сам ученым.

Мыслью сделаюсь крылат

В гордых этих стенах,

Чтоб открыть заветный клад

Знаний драгоценных

Вся практическая современная деятельность не мыслима без образования. Чтобы творчески работать в избранной специальности, надо прежде всего овладеть знанием тех законов природы, которые прямо к этой специальности относятся.

Начав самостоятельную работу, мы все еще продолжаем учиться в вечерних и заочных институтах, аспирантурах. Чтобы не отстать от своего бурного времени, учатся все люди и всю свою жизнь. Получение знаний становится уже просто физиологической потребностью, не угасающей с годами. Интенсивность обучения различна в разные периоды жизни, различна для разных групп специалистов.

Вечернее и заочное обучение для людей с сильной волей не уступает очному. Конечно, работать приходится больше, но теоретические знания сочетаются с практической деятельностью, усваиваются лучше и прочнее. Студент-заочник, обладающий зрелостью, более прилежен в учебе, отличается не формальным пребыванием на лекциях.

К моменту вручения диплома очень важно, чтобы полученные и усвоенные студентом за время учебы знания, были хотя бы в какой-то степени универсальны, а сами оканчивающие университет обладали пониманием самоценности приобретенных знаний, способностями к самостоятельному познанию окружающего мира.

Кроме основательного знания своей профессии, нужно стать образованным человеком. Настойчивость и трудолюбие позволяют добиться этого.

Кого должен выпускать университет - образованного человека или профессионала? Ответ на этот вопрос вряд ли может быть абсолютно категоричен. По большому счету человек не может добиться серьезных достижений в одной области, если он равен нулю в другой. Конечно, человек не может знать все одинаково глубоко.

Понимание и широта кругозора, - вот что должно стать важнейшим признаком университетского образования. Умение организовать самого себя, свою работу, свое время - качества исключительной важности, которые мы получили. Учеба помогла разобраться в том, что заложено в каждом из нас природой, прояснить свои склонности, возможности, интересы, познать психологию личности. Очень важно в своей жизни руководствоваться благородством, отдаваться творческому труду и любить до всего доходить самому.

Получив образование, студент несет ответственность не только перед самим собой, но и перед университетом и перед обществом в целом. Ведь именно он сам добровольно получает образование, которое останется с ним на всю жизнь, и он свободен в своем стремлении учиться всегда. Знания и опыт, приобретенные студентом в процессе учебы и жизненной практики, являются наиболее фундаментальной основой его способности оказывать свое влияние на других людей, хотя сами эти способности могут разнообразиться в зависимости от личного опыта, личных интересов, талантов.

Университет предоставляет совокупность разных областей знаний. Гуманитарные специальности никогда не утратят для человечества своего значения.

Цель предметов, которые были представлены для обучения в МГСУ нам, студентам - будущим и настоящим практикам, - помочь на основе полученных теоретических знаний развить способность и потребность в дальнейшем самообразовании, независимость и критичность к себе и своим должностным обязанностям.

Однако каждый должен быть готов к неудачам, уметь встречать их по-деловому, реагировать на них не эмоциями, а действиями, уметь легко перестраиваться, решительно отступать, собираться с силами после неудачи, четко и беспристрастно анализировать обстановку.

Мы должны реагировать на неудачу всегда одинаково - работой. Но умение работать не приходит само собой, ему нужно учиться. Очень важно, чтобы с получением диплома не закончился весь процесс обучения. Необходимо продолжать расширять и углублять систему знаний - важна непрерывность образования, чтобы полученные знания всегда были востребованы. Так как конкретные знания в нашем стремительно изменяющемся мире устаревают довольно быстро, необходимо делать основной упор на получение фундаментальных знаний. Предполагается, что связь между университетами, бизнесом и различными сферами общества будет постепенно углубляться, а следовательно, спрос на специалистов с широким образованием на руководящие и другие должности, людей с развитыми аналитическими навыками и независимостью мышления, будет неуклонно расти.

Время необратимо. Мы, как правило, в молодости мало задумываемся о том, сколько уже прожито лет, сколько остается времени для эффективной, плодотворной работы, о том, что уже в жизни сделано, а что еще можно успеть сделать.

В 20 или 30 лет кажется, что впереди бесконечно большое время, что годы, а тем более месяцы, дни можно тратить щедро, не задумываясь. А жизнь, к сожалению, не бесконечна. Об этом следует помнить всегда, планируя свои жизненные шаги, особенно связанные со своевременностью получения образования.

В процессе жизнедеятельности, получении специальности или в учении необходимой составляющей всегда был наставник, то есть тот, с кем можно содержательно и полезно обсудить многие вопросы, неизбежно возникающие.

Профессионализм и компетентность преподавателей университета по предметам: теория и методика социальной работы (А.С. Сорвина), технология социальной работы (Л.И. Кононова), конфликтология (Е.Г. Сорокина), менеджмент и управление персоналом (Е.И. Комаров), возрастная психология (Г.В. Шморина), практическая психология (Е.Т. Горянина), семейное и трудовое право (И.А. Струков), социальная педагогика (Л.В. Мардахаев), геронтология (Р.А. Яцемирская), семьеведение (Н.В. Кузнецова), социальная статистика (И.А. Ионсен), - а также доброжелательное отношение к студентам, не жалевшим времени на общение, во многом скажутся на нашей дальнейшей трудовой деятельности, чтобы также профессионально помогать людям.

Мы - практики, но вместе с этим в нашей практической социальной работе большое значение имеет теория, научное обоснование процессов и явлений, происходящих как в отдельном коллективе, так и в обществе в целом.

Учеба в МГСУ мне лично помогла систематизировать уже имеющиеся знания, которые были, понятно, отрывочны. Ибо навыкам социальной работы в школе нас, разумеется, не учили. На сессии съезжались студенты-практики со всей России. Разговоры с коллегами также многим нас обогатили. Где еще вместе соберешь столько единомышленников?

Покидая стены гостеприимного и ставшего родным МГСУ, хочется высказать и пожелания. Хорошо, если б заочное отделение было ближе к Лосинке, ибо Красково - далеко. Нам явно, при всем усердии педагогов, не хватало электронных средств обучения, методических пособий. Журнал “Ученые записки” в некоторой мере восполнял их недостаток, но он выходит редко. Мы не нашли, к сожалению, среди преподаваемых предметов, как, скажем, научиться навыкам работы с прирожденными инвалидами, как общаться с глухонемыми, как проводить лечебную физкультуру. А это для социального работника - как для художника кисти и краски.

Пять лет позади... Копилка знаний пополнена. Этот груз “не тянет”, а окрыляет.

Спасибо МГСУ! До свидания, до встречи!

СТУДЕНТЫ-ПРАКТИКИ НАБЛЮДАЮТ И ПРЕДЛАГАЮТ

Т. Коновалова

(г. Чехов Московской обл.)

Общие принципы, на которых должна строиться современная модель социальной защиты населения, следующие:

Социальная справедливость и гуманизм.

Равнодоступность защитных гарантий и благ всем членам общества, которые в них нуждаются.

Системность и комплексность в организации социальной защиты населения на всех структурных уровнях общества.

Внедрение экономических рыночных механизмов в распределительные каналы социальной защиты населения и ее ресурсное обеспечение.

Адресность и избирательность в определении объектов социальной помощи и поддержки, выбор соответствующих средств и форм.

Многосубъективность в организации и функционировании.

Социальная репродуктивность.

Гибкость в реализации функций.

Адаптивность.

Е. Горшкова

(г. Серпухов Московской обл.)

К стационарным формам социального обслуживания относятся дома-интернаты, пансионаты для лиц пожилого возраста и инвалидов, а также социально-реабилитационные отделения Центров социального обслуживания.

Таким образом, получили развитие многие формы социального обслуживания и социальной защиты пожилых и инвалидов. И тем не менее, нужно отметить, что система социальных учреждений у нас развита недостаточно.

И здесь в первую очередь речь идет о больных, полностью утративших способность к передвижению и самообслуживанию. Это так называемые “лежачие” больные, требующие ежедневного и даже ежечасного ухода. Острота проблемы не снимается даже и в том случае, если у такого больного есть родственники или близкие люди.

Необходимо создание и развитие системы сиделок, отделений “Стационар на дому”, отделений сестринского ухода на дому.

Еще более тяжелая картина представляется, если человек болен неизлечимо и впереди у такого больного только страдания и смерть. Вся тяжесть ухода и переживаний в этом случае ложится на плечи близких, вынуждая их порой бросать работу ради заботы о членах семьи, выключая их из общественно полезного труда.

Необходимо создание хосписов, отделений “Хоспис на дому” для уходящих больных. Эта проблема еще только начинает решаться в больших городах России. И самая сложная задача при создании хосписов - обеспечение их соответствующим персоналом, людьми, способными помочь больным психологической поддержкой, облегчить их страдания.

Недостаточно развита сеть реабилитационных учреждений для инвалидов и пожилых людей. Здесь возможны варианты: стационарные формы, например профилакторий; полустационарные, на базе отделений дневного пребывания. В данном случае важно решить вопрос о материальном обеспечении подобных заведений. Они должны быть оборудованы кабинетами лечебной физкультуры, физиопроцедур, лечебного массажа, психологической коррекции и т.д.

Слабо развита система социальной помощи такой категории населения, как психически больные люди. Существующая система психиатрической помощи населению уже не отвечает ни интересам самих больных, ни интересам общества.

Проблема профессиональной реабилитации инвалидов еще только начинает решаться.

Учитывая, что большинство социально незащищенных категорий граждан, таких как инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи и др., имеют чаще всего материальные трудности, необходимо развивать сеть социальных учреждений льготного бытового обслуживания. Это в первую очередь социальные столовые для обеспечения малоимущих граждан горячим питанием. Это такие формы, как:

*                    социальная прачечная;

*                    социальная парикмахерская;

*                    социальный магазин.

Вот лишь немногие формы социальных учреждений, которые необходимо постепенно внедрять и развивать, которые помогут населению в решении их социальных проблем.

Для решения этой задачи нужно выделение материальных средств из федерального и местных бюджетов, создание целевых проблем.

Т. Гудзан

(г. Серпухов Московской обл.)

В целях оказания необходимой социальной помощи наиболее нуждающейся части российского населения необходима система функциональных структур, гарантированных государством, реально выполняющих различные виды социальной работы, находящихся в непосредственной близости от человека, способных оценить ситуацию, в том числе и нестандартную, найти конкретные и срочные пути выхода. Этого можно добиться путем создания государственной социальной службы помощи и ее низового звена при каждом местном органе власти, с системой специализированных центров и финансированием из особого фонда.

И. Гончаренко

(Киреевский р-н Тульской обл.)

В настоящее время в условиях экономической и юридическо-правовой нестабильности существует целый ряд технологических проблем социальной работы. Например, таких как отсутствие достаточно развитой системы социальных учреждений, оказывающих помощь населению и решающих их проблемы; отсутствие достаточного количества методик работы по решению проблем индивида; катастрофически слабая материальная база, острая нехватка денежных средств на реализацию социальных программ и мероприятий для оказания различных видов социальных услуг и материальной адресной помощи.

Все это негативно сказывается на весь процесс социальной работы и его эффективность.

С. Авданин

(Нарофоминский р-н Московской обл.)

Важной частью работы является умение четко спланировать свою работу на будущее с целью улучшить или изменить состояние человека и окружающей его среды.

Облегчает работу социального работника ведение записей, в которых отражались бы его наблюдения, выводы и планы по ведению работы. Здесь должны быть четко сформулированы суть проблемы, методы ее разрешения, проведен анализ средств и возможностей, необходимых для достижения цели. Записи стараться делать четкими и лаконичными.

Наконец, нужно упомянуть о таком документе, как “Информация о расходах”. Как следует из названия, это запись израсходованных социальным работником средств на услуги, оказанные клиентам, такие как: оплата помощникам, помощь на дому, дневной уход, снабжение продуктами и т.п.

В заключение следует добавить, что социальный работник должен развивать и совершенствовать свои личные качества, углублять свои профессиональные навыки, качественно использовать знания технологии социальной работы.

Т. Горыня

(г. Железнодорожный Московской обл.)

В Железнодорожном районе создана специальная служба, которая проводит работу совместно со всеми районными службами, занимающимися проблемами семьи и детства: органами здравоохранения, отделом народного образования, отделом внутренних дел, инспекцией по делам несовершеннолетних, службой занятости.

Анализ данных позволил выделить следующие группы причин, способствующих криминогенности населения и детской безнадзорности:

социально-экономические (хроническое недоедание, нужда в одежде, обуви);

психолого-педагогические (жестокость в семье, педагогическая несостоятельность родителей, конфликты);

социально-медицинские (алкоголизм, наркомания, психические заболевания родителей и детей).

Район принял программу социальной защиты малообеспеченных семей с детьми. Только в августе-сентябре 1996 года в ходе проведенной районной акции “Дорога в школу” удалось поддержать 530 семей, которым оказана помощь на 38 млн. рублей.

С хозяйствами области заключают взаимовыгодные договора, которые позволяют обеспечивать нуждающиеся семьи овощами и картофелем по низким ценам, увеличивать объем бесплатных и льготных бытовых услуг, бесплатно выдавать самым бедным семьям продукты питания, одежду и обувь.

К родителям с асоциальным поведением, не выполняющим своих обязанностей по воспитанию и обучению детей, применяются меры гражданско-правового, административного и уголовного воздействия. Особое внимание уделяется работе с лицами, спаивающими детей и вовлекающими их в преступную деятельность.

Все эти мероприятия являются важными средствами профилактики детской безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, изучения семейного благополучия.

О. Пересветова

(г. Талдом Московской обл.)

Острой проблемой является питание детей из малообеспеченных семей.

Отделу “Помощь семье и детству” приходится решать разные проблемы: оказание помощи на лечение детей, оказание натуральной помощи, обеспечение детей путевками в санатории и оздоровительные центры, решение проблем многодетных семей и т.д.

...Однажды пришла женщина, мама, воспитывающая ребенка одна, не имеющая родственников, и обратилась за помощью. Как оказалось, она на некоторое время потеряла работу и практически осталась без средств к существованию. На тот момент, когда она к нам пришла, она работала в Москве, но до заработной платы ждать еще долго, а ведь ребенку нужно питаться. Вот и просила она, чтобы мы как-то помогли ей и какое-то время покормили ребенка. Как она сказала: “Хотя бы 1 раз в день”. Женщина находилась в отчаянном положении.

Перед отделом встала задача - каким образом ей помочь? И решили. У нас в городе есть приют. Он называется “Реабилитационный центр детей и подростков”. Была возможность устроить этого ребенка туда на дневное пребывание. Он бы приходил из школы, обедал, делал уроки, а вечером уходил домой. Но прием детей в приют требует определенных правил, а этот случай не подходил под них. Поэтому решили через местное постановление сделать исключение для тех семей, которые оказались в очень тяжелом материальном положении. Постановление было подписано, и ребенок смог более-менее полноценно питаться. Проблему удалось благополучно решить.

С. Харламова

(г. Москва)

Проблемы особенно остро ощущаются при оказании социальной помощи в сельской местности. Выход из этой ситуации: создание небольших комплексных центров социального обслуживания; введение регулярного выездного обслуживания с посещением отдаленных территорий; кадровые решения, такие как прием на работу в центр местных сельских жителей, которые способны оказать различного вида помощь своим соседям.

Обслуживание на дому осуществляется в основном бесплатно, поэтому существует проблема определения особо нуждающихся в социальной поддержке людей. Эта технология достаточно трудоемка - требует больших и трудовых, и финансовых затрат, а также четкой правовой базы.

Е. Воробьева

(г. Шатура Московской обл.)

Служба занятости населения на уровне народного хозяйства в целом включает в себя административные, научные и финансовые учреждения, она должна координировать собственную деятельность на различных уровнях, согласовывать ее с профсоюзами, органами государственного и хозяйственного управления. С этой целью должны создаваться координационные комитеты содействия занятости, которые вырабатывают согласованные решения по осуществлению политики занятости. В эти комитеты должны входить представители профсоюзов, ассоциаций работодателей, службы занятости и государственного управления. Главным результатом деятельности этих комитетов должно стать нахождение оптимальных путей решения конкретных проблем занятости соответствующей территории с учетом интересов работодателей и трудящихся различных категорий.

При органах государственной службы занятости любого уровня могут создаваться различные хозрасчетные организации, которые по ее заказам осуществляют функциональное и научно-методическое обеспечение службы. Это могут быть такие учебные и информационные центры, консультационные и социально-реабилитационные пункты. Социальная защита в зависимости от ее уровня определяет состав и структуру этих организаций, исходя при этом из направлений конкретной работы, специфики региона в области использования трудовых ресурсов.

С. Орлова

(Солнечногорский р-н Московской обл.)

Одним из условий успешного решения социальных проблем, сглаживания и смягчения социальной напряженности в обществе является повышение профессионализма специалистов социальных служб, использование в практике социальной работы наиболее эффективных технологий.

Ярким примером может быть социальная работа, где очевидны практически-преобразовательная, информационно-просветительская, ценностно-ориентационная формы деятельности специалистов и непременно их подлинно человеческое общение с клиентом, когда последний рассматривается не как объект воздействия, а как равный и активный участник целенаправленного преобразования своего статуса и образа жизнедеятельности. Глубокие знания, высокие духовные ценности, широкая эрудиция, радушие и богатый жизненный опыт обеспечивает специалисту социальной работы прямой доступ не только к уму, но и к сердцу клиента, а значит, и максимальную эффективность его деятельности. Профессионализм - это наиболее общая и концентрированная характеристика деловых качеств человека, проявляющихся в его основной и постоянной трудовой деятельности.

Практический ум профессионала выражается в быстрой ориентировке в ситуациях, требующих практического применения знаний, в адекватном учете настроения людей, в способности оптимально учитывать отношения, складывающиеся в большом и малом социуме.

Такт специалиста-профессионала состоит в умении быстро найти нужный тон, целесообразную форму общения с людьми, в чуткости, учтивости, простоте обращения, естественности поведения и умении расположить к себе людей и др.

Для специалиста социальной работы непременным качеством, характеризующим его профессионализм, является склонность и способность к организаторской деятельности, смелость брать на себя функции руководителя-организатора и ответственность за работу других в неблагоприятных ситуациях и обстоятельствах.

V. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

В.Л. Прохоров,

кандидат исторических наук, доцент МГСУ

СОЦИАЛЬНЫЕ, ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ
И ПАТРИОТИЧЕСКИЕ МОТИВЫ МЕЦЕНАТСТВА В РОССИИ

Это наша культура - не пройти мимо чужой беды

В. Розов

В науке существуют различные взгляды, концептуальные оценки благотворительности и меценатства, их социальной, философской, идеологической сущности. Наиболее емкое и полное теоретическое обоснование социально-исторического феномена благотворительности и меценатства в России, их социальной мотивации особенностей и тенденций представляет, на наш взгляд, этическая концепция, оперирующая как рыночными, так и внерыночными социальными стимулами хозяйствующих субъектов.

Она учитывает как эгоистические - получение социальных, налоговых льгот с целью улучшения своего материального положения, - так и альтруистические, религиозные, национально-патриотические, культурно-эстетические мотивы меценатской деятельности. И это очевидно объективно, так как в жизни, действительно, присутствовали все эти мотивы, стимулы, хотя в каждом конкретном случае далеко не равнозначно.

Опыт социальной истории России убеждает в том, что для тех или иных групп меценатов тот или иной стимул являлся преобладающим: он определял социальный облик данной группы меценатов и благотворителей.

В этой связи выделяются три важнейших стимула и соответственно три социально ориентированные категории российских меценатов конца XIX - начала ХХ столетий.

К первому, важнейшему, побудительному фактору, вероятно, можно отнести религиозность и религиозные побуждения в предпринимательском благотворении. И это понятно: корни православной морали, ставившие во главу угла христианскую благотворительность, помощь всем нуждающимся, преобладали в среде русского предпринимательства и купечества. Даже те богачи, которые не являлись глубоко верующими, вынуждены были отчислять значительные суммы на призрение бедных и помощь культуре из опасения быть отлученными от церкви по обвинению в стяжательстве и других пороках.

Известно, что немало предпринимателей-благотворителей России происходили из старообрядческих семей, где детей воспитывали по древнему уставу благочиния - в строгости и послушании, духе аскетизма и добролюбия. Например, ранее упоминаемый миллионер-меценат, крупнейший русский издатель К.Т. Солдатёнков (1818-1901) все свое детство провел в старообрядческой среде Рогожской заставы, а позже состоял членом Рогожской старообрядческой общины. Семья Рябушинских, - из крупного клана купцов рубежа XIX-ХХ веков, - также проповедовала старую веру.

Подчеркнем, что принадлежность к православным и старообрядческим семьям еще не означала автоматически глубокую набожность тех или иных меценатов. В то же время невозможно отрицать того, что в этом социальном варианте и в каждом конкретном случае одновременно семейные традиции доброхотства имели определяющее значение в их меценатской деятельности.

Другим бесспорным побуждением к меценатской деятельности предпринимателей России являлся их патриотизм, “русскость” этих людей. Например, по мнению И. Репина, П. Третьяков “вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг”.[38] С. Мамонтов создал в Москве “на свои собственные средства русскую оперу”,[39] оказав неоценимое влияние на все оперное искусство. Издательская фирма К. Солдатёнкова специализировалась на публикации сочинений крупных русских писателей: И. Тургенева, Н. Некрасова, А. Кольцова и т.д.

При этом наиболее известные, крупные столичные меценаты активно коллекционировали и пропагандировали западноевропейское искусство. И не случайно - их патриотизм не мешал, а помогал правильно оценить достижения зарубежной культуры в их отношении к культуре российской.

В третьей группе меценатов страны немаловажным побудительным фактором их деятельности, очевидно, являлось желание получить социальные льготы, привилегии: чины, титулы, звания, ордена, дворянство и т.д.

Весьма обстоятельно этот аспект меценатства рассмотрен А. Бохановым. Он отмечал, что “благотворительность часто открывала единственную возможность предпринимателям получить чины, звания и прочие отличия, которых иным путем (в частности, своей профессиональной деятельностью) добиться было практически нельзя”.[40]

Конечно, чины и ордена, не являясь самоцелью, давали возможность повысить сословный статус. Например, все ордена I степени и Владимира IV степени (с 1900 года - III степени) давали возможность получить потомственное дворянство.

В связи с этим характерна история предпринимателя-благотворителя Л.С. Полякова, который, внося большие суммы на Румянцевский музей и Музей изящных искусств, получил ордена Владимира III степени и Станислава I степени и получил на этом основании дворянство.

Отдельные меценаты “заказывали” ордена и почетные звания в обмен на благотворительные взносы. Так, директора Московского философического общества в канун его 25-летия в 1903 году в ходатайстве указывали, кому какая награда должна предназначаться: Д. Вострякову - орден Станислава I степени, Б. Вострякову - звание манифактур-советника, К. Гутхейлю - орден Владимира IV степени и т. д.

Однако подобные эпизоды не были типичными для российского меценатства, так как, например, те же упомянутые директора Московского философического общества сыграли важнейшую роль в финансировании МХТа, не ставя при этом вышеупомянутых условий.

Сравнительный анализ торгово-промышленной, меценатской, благотворительной деятельности предпринимательской России позволяет сделать некоторые социально-исторические и социально-экономические выводы, касающиеся источников и благотворительных вложений. Исторический опыт, конкретные примеры свидетельствуют, что первоначальный капитал меценатов создавался их предками - дедами, отцами. Молодое же поколение отчасти умножало наследство, а отчасти давало ему другое назначение.

Например, Алексей Федорович Бахрушин (1800-1848) явился родоначальником известной династии Бахрушиных. Он основал в Москве кожевенное производство и имел трех сыновей - Александра, Василия и Петра, которые учредили в 1864 году еще и суконную фабрику. Сын Петра - Алексей (1853-1904) стал известным коллекционером, завещавшим свое состояние Историческому музею, а сын Александра - Алексей (1865-1929) финансировал строительство театра Ф.А. Корша, создал первый в России Театральный музей - ныне Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина.

В семье Солдатёнковых отец К.Т. Солдатёнкова торговал хлопчатобумажной пряжей и ситцами. После его смерти сын продолжил его дело, расширил его и стал пайщиком ряда ведущих фирм, в том числе Никольской мануфактуры.

Еще в начале XIX столетия отец Г.Г. Солодовникова вел мануфактурную торговлю на Украине. Сам Гаврила Гаврилович был хозяином магазина “Пассаж Солодовникова” на Кузнецком мосту в Москве, банкиром, крупным землевладельцем.

Издавна семья Третьяковых торговала льняными полотнами. К концу 40-х годов XIX века им принадлежало 5 лавок в торговых рядах между Ильинкой и Варваркой. В 50-х годах братья Павел и Сергей создали торговый дом под вывеской “Товарищество братья П. и С. Третьяковы и В. Конщин”.

В середине 60-х годов им удалось построить несколько льняных фабрик на окраине Костромы и учредить “Товарищество Большой Костромской льняной мануфактуры” с капиталом в 270 тыс. рублей. Это производство и явилось основой их меценатской, благотворительной деятельности.

К текстильным фабрикантам относилась знаменитая своим широким меценатством династия Морозовых. Ее основателем явился Савва Васильевич Морозов, вышедший из крепостных крестьян.

О многом говорят строки в классическом труде Владимира Ильича Ленина “Развитие капитализма в России”: “Савва Морозов был крепостным крестьянином (откупился в 1820 году), пастухом, извозчиком, ткачом-рабочим, ткачом-кустарем, который пешком ходил в Москву продавать свой товар скупщикам, затем владельцем некоего заведения - раздаточной конторы-фабрики... В 1890 году на 4 фабриках, принадлежавших его потомкам, было занято 39 тысяч рабочих, производящих изделий на 35 млн. рублей”.[41]

Так писал о своем прапрадеде - одном из начинателей российской промышленности - С.В. Морозове (1770-1860) его потомок С. Морозов в документальной повести “Дед умер молодым”. Примечательно, что он, дожив до глубокой старости, так и не одолел русской грамоты. Свидетельствует о том справка из статистической переписи 1858 года о составе семьи купца первой гильдии С.В. Морозова: “По безграмотству Саввы Морозова расписуется сын его Иван...”[42]. Было у него пять сыновей: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. Некоторые из них особенно прославились меценатской деятельностью. Тимофей Саввович возглавлял одну из первых и самых крупных Морозовских мануфактур - Никольскую. Тратил при этом немало средств на различные культурные начинания, в частности их издательство, которое он осуществил с помощью своего зятя, профессора Г.Ф. Карпова.[43]

Меценатство не являлось помехой фамильному предпринимательству. Тешили “хозяйское честолюбие похвальные дипломы с выставок - и всероссийских, и заграничных. Золотятся почетные медали и двуглавые орлы - высшие в Российской империи награды, которыми принято отмечать заслуги промышленных фирм”.

В конце XIX столетия они владели четырьмя фирмами - Товариществом Никольской мануфактуры “Саввы Морозова сын и Ко”, Товариществом мануфактур “Вихула Морозов с сыновьями”, Компанией Богородско-Глуховской мануфактуры и Товариществом Тверской мануфактуры.

Важнейшей среди них являлась Никольская мануфактура - в дальнейшем Хлопчатобумажный комбинат имени К.И. Николаевой в Орехово-Зуево Московской области. Именно эту мануфактуру возглавил на рубеже XIX-ХХ веков знаменитый Савва Морозов, она стала источником его значительных доходов и пожертвований.

Винными откупщиками были отец и дядя Саввы Мамонтова. Отец - Иван Федорович - занимался откупом в Сибири - в Шадринске и Ялуторовске. В конце 40-х годов он переехал в Москву, где возглавил откупное хозяйство Московской губернии, а в конце 50-х годов основал совместно с В.А. Кокоревым торговое товарищество, торговавшее шелком с Персией; в 60-е годы строит Троитскую железную дорогу до Сергиева Посада, входит в руководство Общества Московско-Ярославской железной дороги.

Весь свой капитал и опыт Иван Федорович передал Савве, который после смерти отца стал директором Общества Московско-Ярославской железной дороги, продлил ее до Костромы и Вологды, получил концессию на Донецкую железную дорогу, которая была построена окончательно к 1882 году.

Следовательно, уже к середине 80-х годов капитал Саввы Мамонтова, возникший из откупов, торговли шелком и железнодорожного строительства, начал искать новые сферы для вложений. И таким вложением стало искусство.

Таким образом, вышеприведенные примеры являются характерными, типичными для предпринимательского меценатства России. Они показывают историю возникновения капиталов наиболее крупных и известных в стране меценатов.

Сама меценатская деятельность являла собой форму “переливания” средств из материально-производственного сектора хозяйства в культурно-художественный. Однако такое переливание происходило в основном двумя способами, представляющими две социально-экономические формы меценатской деятельности.

Их смысл заключается в том, что как в экономике России XIX столетия, так и в современной экономике действовали и действуют два социально-хозяйственных слагаемых фактора - материально-производственный и духовный, - связующим звеном между которыми, является меценат, перераспределяющий средства из первого слагаемого фактора во второй.

Если первому описываемому типу меценатов дать условное название мецената-организатора, то следует отметить, что его традиции, социальные истоки восходят к Древнему Риму, к Гаю Цильнию Меценату. Он жил в конце первого века до н.э., поддерживал поэтов Горацио и Вергилия, и это покровительство сделало его имя нарицательным и дало название этому типу благотворительной деятельности.

В типологии российского мецената-организатора можно выделить следующие черты и особенности его деятельности:

*                     Выделение средств на содержание и помощь отдельным деятелям культуры и искусства, творческим коллективам или целым учреждениям.

*                     Нередко личное участие в управлении учреждением культуры, составление его социально-правовых документов, определяющих стратегию организационно-творческого развития.

*                     Его финансовая помощь дополняет спрос потребителей на услуги учреждений культуры, также государственную субсидию этому учреждению, если подобная имеется.

В типологии мецената-коллекционера собственно выделяются следующие сущностные социальные параметры:

1.   Его роль состоит в покупке, приобретении произведений культуры и искусства, которые не пользуются спросом на современном рынке. Составление, формирование из них коллекции и передача ее обществу, государству.

2.   Одним из способов дополнения художественного спроса является покупка им произведений у посредников, в торговой сети.

3.   Наконец, следующий способ предполагает непосредственную поддержку творцов через и путем покровительства, закупки их произведений, частичной оплаты их расходов, финансирования творческих командировок, в том числе наиболее дорогостоящих - зарубежных и др.

Характерное и общее для этих типов (видов) благотворителей в сфере культуры и искусства заключается в том, что они своей деятельностью восполняли, компенсировали дефицит доходов до уровня рыночной цены художественных благ и услуг, возмещая творцам расходы на создание “социальной потребительской стоимости”, которая обычно не улавливалась рынком и доставалась обществу бесплатно.

Исходя из моральной и иной социальной мотивации, меценат возвращал творцам ту часть стоимости культурных благ, которую общество присвоило бесплатно, и которую оно обязано было юридически им возместить.

Однако это социальное противоречие по-разному проявилось как у меценатов первого типа, то есть меценатов-организаторов, так и у меценатов второго типа, то есть меценатов-коллекционеров. Например, меценаты-организаторы просто возмещали дефицит доходов, а затем, не используя власть попечителя, реорганизовывали управленческую структуру данного учреждения или коллектива. Таковой являлась модель социально-экономического поведения театрального мецената, который заведомо был готов нести определенные невосполнимые расходы.

По-другому обстояло дело у меценатов-коллекционеров: большинство из них начинали собирать коллекции не из благотворительных целей, а из иных соображений. Каких? Например, для выгодного вложения капитала, перепродажи произведений, получения выгодных заказов от государственной казны и т.д.

Если же эти цели и планы не осуществлялись, то собиратель вставал перед дилеммой - распродать коллекцию с аукциона, получив прибыль, или подарить ее обществу, став меценатом.

Особая социальная значимость этих видов меценатской деятельности объяснялась тем, что в XIX столетии среди массы образованной публики российского общества присутствовало предубеждение против всего русского и преклонение перед западноевропейским. В такой ситуации меценаты России выполняли задачу, значение которой для будущего страны невозможно переоценить - их деятельность способствовала поддержке самобытных национальных форм творчества, предохраняя и защищая от недооценки, непонимания и незнания представителей русского искусства и их произведений.

С какими трудностями была связана реализация этой национальной задачи представителями обеих форм российского меценатства?

Характерным и убедительным примером является театрально-концертное дело на рубеже XIX-ХХ веков, в частности история известного в России Московского Художественного театра.[44]

Углубляя выдвинутую Ю.М. Орловым концепцию меценатского аспекта деятельности К. Станиславского и С. Морозова, можно предложить и рассмотреть простейшую классификацию форм меценатства на опыте организации и деятельности МХТа. Он - этот опыт - говорит о том, что театральный меценат в нашей стране мог выступать в следующем качестве:

1.   Арендатор.

2.   Учредитель.

3.   Пайщик.

4.   Антрепренер.

5.   Арендодатель.

К.С. Станиславский - основатель МХТа - еще до создания театра не скрывал большого влияния, оказанного на него деятельностью П.М. Третьякова, К.Т. Солдатёнкова, С.И. Щукина, А.А. Бахрушина. Им внимательно были изучены еще в конце 80-х годов XIX столетия художественные принципы и организационная форма Русской частной оперы, созданной С.И. Мамонтовым.[45]

В конце 1888 года на торжественном открытии Московского общества искусства и литературы (МОИЛ) он выступил в качестве мецената-арендатора, подготовив не только проект договора о создании МОИЛ, но и сняв для него помещение в доме Гинсбурга на Тверской на три года за 26,1 тысячи рублей.[46]

Кроме аренды, К.С. Станиславский обязывался привести нанятое помещение в пристойный вид, обновить сцену и бутафорию, купить мебель и т.д. В ответ Общество принимало их как бессрочный кредит, при неуплате годового взноса долг переносился “на следующие годы, пока он не будет окончательно погашен”. Никаких прав для себя лично меценат-арендатор в этом проекте не оговаривал за исключением приобретения всего имущества МОИЛ в случае прекращения его существования.

Однако, несмотря на столь льготные условия, дело фактически провалилось, так как долги К.С. Станиславского уже в 1890 году выросли настолько, что встал вопрос о закрытии Общества. Тем не менее, до этого дело не дошло: решили резко сократить арендные расходы. Переехав в маленькую квартирку на Поварской улице.[47]

Горький опыт пошел на пользу общему делу: на предложение В.И. Немировича-Данченко повести дело “первые годы на свой собственный риск”,[48] через антрепризу К.С. Станиславский 19 июля 1897 года ответил отказом. “Наученный горьким опытом, я дал себе слово: никогда не вести театральные дела за свой собственный риск, так как я не имею права этого делать, отчасти потому что я недостаточно для этого богат (мой капитал равняется 300 000 руб., которые все целиком находятся в деле), а во-вторых, потому что я семейный человек...”[49].

Являясь пайщиком и содиректором фабрики товарищества “Владимир Алексеев”, понимая экономическую философию московского купца-мецената, он предложил создать вместо театральной антрепризы товарищество на паях. При этом учитывал, что в первом случае купцы «по принципу не будут ходить в театр, а во втором случае только из принципа отвалят кучу денег и пойдут в театр для поддержки “своего дела”».[50]

Следовательно, отказавшись стать меценатом-арендатором, К.С. Станиславский предложил Владимиру Ивановичу стать меценатом-учредителем, взять на себя безвозмездный труд подготовки учредительных документов акционерного товарищества.

Вместе с этим предложением Константин Сергеевич представил свой проект устава Акционерного общества “Национальных общедоступных театров”. В.И. Немирович-Данченко дал принципиальное согласие на предложенный проект модели первого товарищества. В нем были зафиксированы цели общедоступных театров, формы их учреждения, состав учредителей, а также капитал в один миллион рублей из десяти тысяч акций, по сто рублей каждая.

В докладе В.И. Немировича-Данченко “Московский общедоступный театр”, сделанном на заседании Русского технического общества 15 января 1898 года, идеи проекта устава этого акционерного общества получили дальнейшее развитие.[51]

Например, в нем ясно были выражены три основные цели создаваемого нового российского театра:

Дать возможность небогатым людям за невысокие цены посещать театр, пользуясь в нем удобными местами.

Вывести сценическое искусство из рутины.

Позволить развиваться, обеспечить творческий рост молодым силам, которые получили специальное театральное образование.

Таким образом, добровольно взяв на себя функции меценатов-учредителей, оба москвича, и К.С. Станиславский, и В.И. Немирович-Данченко, внесли столь необходимый интеллектуальный вклад в становление нового театрального дела (предприятия).

Однако для существования и дальнейшей плодотворной творческой работы новому театру нужны были меценаты-пайщики, которые могли бы дать первоначальный капитал. Найти их удалось далеко не сразу: обращение к миллионерше В.А. Морозовой - жене двоюродного брата С. Морозова, другим крупным московским купцам не нашло положительного ответа. Попытка получить поддержку в Московской думе также осталась безответной.

В сложившихся неблагоприятных обстоятельствах остроумный выход был найден В.И. Немировичем-Данченко: отлично зная жизнь, быт и философию купцов-меценатов, он понимал, что в московской культурной жизни частная инициатива всегда старалась найти себе опору в каком-нибудь покровительстве.[52]

Работая преподавателем в музыкально-драматическом училище при Московском филармоническом обществе, которому покровительствовала великая княгиня Елизавета Федоровна, Владимир Иванович тонко использовал высокую публичную оценку своего труда и сумел привлечь на свою сторону богатых предпринимателей, состоящих директорами Московского филармонического общества. Вскоре, 10 апреля 1898 года, договор об учреждении общедоступного театра был подписан десятью пайщиками.[53]

Наиболее значительные вклады сделали К.С. Станиславский и С.Т. Морозов - по 5 тыс. рублей, а В.И. Немирович-Данченко вошел в пай “личным трудом”. Пайщиками стали пять богатых директоров Общества - Д.Р. Востряков, Н.А. Лукутин, И.А. Прокофьев, К.Е. Ушков и К.А. Гутхейль, а также член Попечительского совета этого же общества К.В. Осипов.

Сумма их вклада составила 13 тыс. рублей, после чего общий капитал будущего театра вырос до 28 тыс. рублей; этой суммы было уже достаточно для начала театрального предприятия. Долгожданный контракт был заключен “на основаниях приложенной к сему договору брошюры В.И. Немировича-Данченко, которая называлась “Московский общедоступный театр”.[54]

Следовательно, модель, предложенная меценатами-учредителями К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко, не имела аналогов в истории российского меценатства. Она представляла собой акционерное общество без акций, паевое товарищество, в котором из десяти пайщиков только двое представляли свой театр, а восемь других были сторонними представителями, лицами, а именно меценатами-пайщиками.

В их числе находилась фамилия С. Морозова, которому суждено было сыграть в жизни театра, по меткому замечанию К.С. Станиславского, “важную и прекрасную роль мецената, умеющего не только приносить материальные жертвы искусству, но и служить ему со всей преданностью...”[55].

Ответ на вопрос: “Какова роль капиталов Морозова в судьбе Московского Художественного театра?”, - наглядно дает в определенной мере следующая таблица.[56]

Расходы и доходы Московского Художественного театра в первые годы его существования (тыс. рублей)

Сезоны

Годы

Расходы

Доходы

Сальдо

1

1898-1899

144,4

105,5

-38,9

3

1900-1901

242,4

164,4

-78,0

5

1902-1903

239,1

293,6

+54,5

6

1903-1904

343,2

373,6

+30,4

Дефицит уже первого театрального сезона составил 38,9 тыс. рублей. Частично он был покрыт за счет запасного капитала в 28 тыс. рублей и отказа от получения жалования директора и главного режиссера театра, что прибавило 7,2 тыс. рублей. Тем не менее, общее положение театра оставалось сложным.

Особенно оно ухудшилось в третьем сезоне, когда расходы выросли почти на 100 тыс. рублей, а дефицит соответственно - почти до 80 тыс. рублей. Не оправдались надежды, связанные с повышением цен на билеты: с увеличением сборов возникла угроза главному принципу театра - общедоступности. В столь кризисно-критической ситуации МХТ выжил благодаря Савве Морозову, который и стал его неформальным спасителем.

Взяв на себя обязанности мецената-антрепренера, он первые четыре театральных сезона был наиболее крупным пайщиком, покрывая к тому же вышеуказанный дефицит. По мере окончания первоначального трехгодичного контракта - его срок заканчивался в пятом сезоне - С. Морозов составил новое трехлетнее “Условие” между пайщиками МХТа.

В соответствии с ним создавалось новое “Товарищество на паях из 15 пайщиков с капиталом в 65 тыс. рублей. Самый крупный пай - 14,8 тыс. рублей - в нем принадлежал С. Морозову, а другие пайщики кредитовались им на льготных условиях.[57]

При этом, согласно § 8 “Условия”, он оставил за собой должность председателя Правления и право общего контроля за ходом дела. Осуществлять субсидирование театра им планировалось по следующей схеме: С. Морозов брал обязательства арендовать дом Лиазанова в Камергерском переулке, перестроить сцену и зал под 1200 мест, а затем передать все помещение театру на 3 года с арендной платой 15 тыс. рублей.

Меценат выполнил все свои принятые функциональные обязательства: в фантастически короткий срок театр был перестроен, то есть не более чем за полгода, с апреля по октябрь 1902 года, к началу очередного, пятого, сезона. Дорогая реконструкция обошлась в 350 тыс. рублей.

Зато в ее процессе воплотились столь оригинальные технические новшества, которые отсутствовали в ту пору в лучших театрах Запада. Например, вращающаяся сцена, огромный люк, контррампа, особая осветительная система, управляемая “электрическим роялем”, и даже индивидуально оборудованные грим-уборные.

Огромные затраты вполне компенсировались заслуженным успехом, который превзошел все ожидания. Так, в пятом и шестом сезонах театр, поднявшись на новую качественную ступень зрелости и совершенства, добился положительного сальдо в балансе (см. таблицу). В новых изменившихся обстоятельствах треть полученной прибыли, в соответствии с “Условием”, распределялась между пайщиками как дивиденд, а остальная часть пополняла оборотный капитал.

Подтвердилась, таким образом, точность расчета мецената-антрепренера С. Морозова, который сохранил МХТ, предотвратив его, казалось, неминуемый финансовый крах и небытие.

В то же время назревавший разрыв мецената с театром позволяет заключить, что его победа несла зерно будущего поражения. Его симптомы проявились в участившихся конфликтах С. Морозова с В.И. Немировичем-Данченко, охлаждении отношений с другими пайщиками, желании и попытках мецената поддержать М.Ф. Андрееву, подавшую в феврале 1904 года заявление об уходе из театра.[58]

Однако внутренняя глубинная причина разрыва заключалась в усилении противоречий между претензиями мецената-антрепренера на единоличное руководство организационной стороной МХТа и внутренними законами паевого товарищества, коим театр и являлся.

21 апреля 1904 года конфликт обнажился: в проекте нового Товарищества для продолжения дела Московского Художественного театра от 15 июня 1905 года, отправленного Савве Тимофеевичу В.И. Немировичем-Данченко, форма товарищества признавалась более предпочтительной, нежели антрепренерская. И Морозову места в нем не нашлось.[59]

Сразу отказавшись полностью от участия в деле, он спустя время, после уговоров, направил встречные условия, согласившись на место мецената-арендодателя. Это согласие подтвердилось в письме к В.И. Немировичу-Данченко от 30 апреля 1904 года, в котором С.Т. Морозов извещал о повышении арендной платы с 15 тыс. рублей до 25 тыс. рублей, что, однако, свидетельствовало лишь об уменьшении субсидий, но не о прекращении ее.[60] Учитывая, что затраты на перестройку театра составили 350 тыс. рублей, а срок погашения этой суммы определялся в 9 лет из 4% годовых, С.Т. Морозов полагал, что полная арендная плата должна была составить 40 тыс. рублей. Меценатская субсидия составила, таким образом, 15 тыс. рублей.

Осенью 29 ноября 1904 года С.Т. Морозов предложил К.С. Станиславскому и А.А. Стаховичу рассматривать свой пай в 14,8 тыс. рублей как заем для товарищества с обязательством последнего начислять процент, либо как паевой взнос с правом получения на него дивиденда.[61]

МХТ принял эти предложения. Они были закреплены в “Условии” между 13-ю пайщиками театра и меценатом-арендодателем С.Т. Морозовым 5 января 1905 года.[62] Арендная плата в нем повышалась до 53 тыс. рублей в год. Однако меценат обязался оплачивать расходы по страховке, водо- и электроснабжению здания театра. Смысл нового договора сводился к превращению мецената в коммерческого субарендатора, который снимал дом Лиазанова для сдачи его в наем Товариществу с целью покрытия убытков от перестройки и получения прибыли. Судьба меценатского проекта С.Т. Морозова, казалось, была исчерпана и предрешена.

Дальнейшее развитие событий было неожиданным, почти непредсказуемым и трагичным. 13 мая 1905 года, спустя четыре месяца после подписания последнего “Условия”, последовала смерть мецената. Она освобождала Московский Художественный театр от выплат долга. Театру он оставил свой капитал.

Вот почему в истории российского меценатства, а также для будущих поколений Савва Тимофеевич Морозов остался не арендодателем, а меценатом, благотворителем, предпринимателем. Этим он заслужил себе светлую и вечную память. И сегодня, бережно храня эту память, коллектив Малого театра заслуженно считает себя носителем традиций русской культуры.

(Окончание следует)

VI. ЗА РУБЕЖОМ

Л.В. Топчий,

генеральный секретарь Ассоциации
работников социальных служб, профессор

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА В ГОЛЛАНДИИ:
ВЗГЛЯД СОЦИОЛОГА

Конечно, Голландия - это не Россия, однако, как никакая другая страна, заслуживает внимания и изучения опыта социальной работы. Известная мудрость гласит: “Мудрость - это способность усваивать опыт других. Отказ от опыта других - тормоз развития”.

Давние связи существуют между Россией и Голландией. Еще Петр I выезжал в Голландию, чтобы изучить корабельное дело, естественные науки и право, опыт строительства города на воде и многое другое. За прошедшие века установились прочные связи между этой маленькой, но высокоразвитой страной и Россией. Если говорить о социальной работе, то, безусловно, интерес к организационным формам и содержанию этого вида социальной деятельности особенно вырос в 90-е годы, когда в России стали больше внимания уделять вопросам социального обслуживания населения и подготовке специалистов по социальной работе.

Наши подсчеты показали, что только с 1994 по 1998 гг. Опубликовано в России более 20 работ, посвященных опыту социальной работы в Голландии.

Наша делегация в составе представителей социальных служб г. Сургута побывала в Голландии с 22 по 28 ноября 1998 года с целью изучения как опыта социальной работы в стране в целом, так и деятельности органов управления и социальных служб Амстердама, Гааги, Утрехта.

В представленной записке отражены первоначальные впечатления об опыте социальной работы в Голландии...

Социальная политика. Вопросы управления социальными службами. Реализация социальной работы на различных уровнях

Данные вопросы изучались в Министерстве здравоохранения, благосостояния и спорта Нидерландов, в Префектуре Восточного округа г. Амстердама, в г. Утрехт (Профессиональная организация социальных работников Нидерландов в ряде общественных организаций).

Встречи с работниками указанных органов государственного, муниципального и общественного управления показали следующее.

Во-первых, в Голландии уделяется большое внимание социальным вопросам на самых различных уровнях - государственном, муниципальном, окружном. Нидерланды - это передовая европейская страна, в которой придается большое внимание выработке идеологии социальной работы с различными категориями населения. В ней проводится смешанная социальная политика. Все 12 регионов и все города страны имеют возможность выбора. Но разнообразие в выборе социальной политики не означает, что происходит разброс в работе. Чувствуется, что разнообразие подчинено единому главному стратегическому направлению в социальной политике и социальном обслуживании населения.

Во-вторых, Голландия - член Европы, ее представители входят в состав Совета Европы, поэтому в социальной политике чувствуется влияние европейских стран на формирование идеологии социального обслуживания.

В-третьих, структура органа государственной власти - Министерства здравоохранения, благосостояния и спорта - корреспондирует с теми проблемами социальной жизни, которые имеются в Голландии и являются приоритетными. Это:

Дирекция по инвалидам.

Дирекция по престарелым.

Дирекция по вопросам молодежи (дети).

Дирекция по проблемам жертв войн и ветеранов.

Дирекция по городским маргинальным группам.

Дирекция по проблемам здравоохранения (страховки, в рыночных условиях связи с больницами, лекарства, финансирование).

Дирекция по спорту.

Дирекция по социальной политике и др.

Российская делегация встречалась с ответственными работниками Департамента по социальной политике (ген. директор, консультант министерства).

Из сообщения г-на Ван Ринена о социальной политике в Голландии стало ясно, что в стране принята Программа действий на 4 года. Она охватывает основные мероприятия как (1) Центрального Правительства, (2) 12 провинций, так и (3) 600 муниципалитетов.

Главное то, что реализация программы осуществляется на основе Закона. Закон регулирует все основные звенья социальной политики в области социальных служб и социального обслуживания населения.

В реальной жизни выделяется “Центральное Правительство” и “локальные правительства” (провинции), Муниципалитеты сами определяют политику. Но они исполняют Закон в области предоставления пособий, различных выплат, социального обслуживания. Государство следит за тем как исполняется Закон, какие внедряются социальные технологии, инновации, осуществляет супервизорство в социальной сфере.

Министерство рассматривает и принимает специальные программы, оказывающие поддержку социальной сфере больших городов.

В стране имеется “Фонд муниципальности”, который состоит из отчислений (налоги, частные фонды, другие источники). Министерство следит, насколько эффективно использование средств этого фонда.

Министерство постоянно поддерживает связи с городами. Изучает опыт, проводит пилотные проекты, которые финансируются за счет средств Министерства.

Особое внимание Министерство уделяет проведению мониторинга и исследований в области общественного развития страны и на этой основе вырабатывает решения, социальные подходы, корректирует идеологию социальной работы. На исследования в год выделяется примерно 12,2 млн. долларов плюс другие источники. Много внимания уделяется выработке методических подходов к реализации социальной политики, стимулированию новой политики, новых методов (организация инновационных проектов, обмен информацией на различных уровнях).

Что же касается социальных служб, то работники Министерства считают - это дело муниципалитетов, они на местах лучше знают какие существуют проблемы и что необходимо делать для их решения. В Голландии службы ближе к людям (личность, семья, община). В этом вопросе проявляется полная децентрализация.

Из беседы с работниками Министерства выяснилось, что в Правительстве, Министерстве считают необходимым проводить социальную политику в соответствии с Законом и теми принципами, которые вытекают из философии идеологии социальной политики.

В число принципов входят такие как:

Интегрированный подход.

Децентрализация.

Опора на потенциал самой личности, человека.

Концептуальный подход.

Приоритет превентивных мер (в т.ч. профилактика).

В программах, которые охватывают социальную жизнь 25 больших городов, особое внимание уделяется ВОСПИТАНИЮ И ОБРАЗОВАНИЮ ДЕТЕЙ, профилактической работе вне семьи, укреплению ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ.

Политика, которая осуществляется в Голландии, не стимулирует рождаемость детей. Женщина, как правило, хочет ребенка в 35 лет. Браки, которые заключаются иностранцами, - исключение. На ребенка необходимо заработать деньги, содержание ребенка стоит больше, чем содержание взрослого. Конечно, голландцам, которые имеют детей, больше платят на работе для того, чтобы они чувствовали себя голландцами (речь идет о тех, кто приехал из бывших колоний Голландии).

В целом качество жизни голландцев строится: на хорошей работе; на хорошем страховании, на хорошем здравоохранении и образовании.

На пенсию уходят мужчины и женщины в 65 лет. Продолжительность жизни: женщины - 79-80 лет; мужчины - на 4 года меньше.

Голландия является самой “седой” страной в Европе! Много стариков, большая социальная нагрузка не только на государство, муниципалитеты, но и на самих граждан (в том числе пожилых).

Встреча в Префектуре Восточного округа г. Амстердама позволила более глубоко понять вопросы управления на ином уровне, связь префектуры с городскими властями и государственными учреждениями.

Если в Голландии проживает 15 млн. граждан, то в Амстердаме - примерно 700 тыс. чел. В Восточном округе - 60 тыс. чел. Он считается крупным административным объединением.

Проблемы, которыми занимается префектура, четко очерчены. Это:

1.   Проблемы безработных людей, главным образом выходцев из Турции, Суринама, Марокко.

2.   Проблемы пожилых людей (социальное обслуживание).

3.   Проблемы молодежи (детей) - наркотики.

В последнее время появилась “проблема русских”, а также югославов.

Во время встречи заместитель префекта г-н Ханс ван Дер Вилк (человек представляющий коммунистов) отметил, что Префектура Восточного округа большое внимание уделяет социальному обслуживанию пожилых людей. В данном округе эта работа проводится на двух уровнях.

Во-первых, реализуется дорогостоящая программа по содержанию 5 домов для престарелых (на 700-900 чел.). В округе имеется очередь для помещения в эти дома. Туда принимаются люди, действительно нуждающиеся в уходе (!). Это люди с 70 до 88 лет.

Во-вторых, префектура занимается социальным обслуживанием престарелых людей на дому, по месту жительства. Это “удешевленный вариант” программы социального обслуживания пожилых людей. Имеются специальные водопроводчики, слесаря, социальные работники, которые обслуживают престарелых на дому. Им доставляется обед за небольшую плату, если это необходимо. Такие клиенты социальных служб, которые живут дома, имеют возможность посещать дома для престарелых (общаться, обедать, постепенно адаптироваться к условиям проживания в доме для престарелых).

Руководство префектуры подчеркнуло, что в Голландии сильна традиция - идти в дома для престарелых при живых детях. Содержание домов - это дорогое удовольствие, поэтому часть расходов ложится на государство, часть - на муниципалитеты, часть - на самих жильцов этих домов. “Это плавающая политика”, имеется национальная программа поддержки домов для престарелых, но основная часть финансирования ложится на муниципалитеты, местные правительства.

Вторая проблема, которая волнует префектуру, - проблема молодежи (детей). Это самая трудная область социальной работы. К числу самых трудных подростков и молодых людей относятся выходцы семей из Суринама, Антильских островов, Турции, Марокко (четыре страны). Их родители приехали на низкооплачиваемую работу, у них плохое жилье. Они не говорят по-голландски, у них крестьянская психология. Условия жизни детей существенно ограничены. Родители детей часто бывают старомодны, применяют жестокие методы воспитания. По существу дети живут между двумя мирами. Такие дети часто хотят бросить школу и зарабатывать деньги (вхождение в криминальные группировки, проституция, наркомания). Но, конечно, не все такие дети. Есть хорошие. Имеются дети, родители которых не пускают их в школу. Мальчики - более агрессивны, убегают из школы и семьи. Девочки - более мягкие, хорошо учатся и работают.

Поэтому в округе уделяется больше внимания профилактической работе с детьми.

Префектура выявляет тех детей, которых не пускают в школу. В Голландии бесплатное образование до 16 лет.

Работа осуществляется по 6-7 программам социальных служб. Имеют место кризисные ситуации, когда дети изымаются из семьи и помещаются в специальные школы.

В целом в профилактике есть два пути: 1) мягкий; 2) жесткий.

Первый путь предусматривает разговор с детьми, установление контактов с родителями, работу психологов.

Второй путь предусматривает участие полиции, применяются жесткие меры: штрафы, помещение в специальные детские учреждения.

Появились проблемы молодежи русского происхождения. Эта часть молодежи более замкнута. В службы русские не приходят. С ними префектура пока не работает. С ними разговаривают добровольцы (волонтеры). Община русских изолирована.

Префектура бездомными детьми не занимается. Это область деятельности городских властей и общественных организаций.

Вообще беседа показала, что работники префектуры в отличие от русских коллег, например г. Москвы, занимаются четко ограниченным кругом вопросов. Они не претендуют на вопросы, которые находятся в ведении государства и местных правительств, они - просто исполнители и выполняют свою работу хорошо.

Поражает организация труда работников Префектуры Восточного округа: во всех комнатах компьютеры, четко расставленные дела на полках, доступность для каждого гражданина округа, нет автомобильного транспорта, только велосипеды, один секретарь на всех заместителей префекта, хорошее и удешевленное питание в столовой.

Третья проблема - это проблема наркомании. В этом отношении префектура не вырабатывает политику и идеологию, а выполняет предписания Мэрии города. В этом вопросе чувствуется взаимодействие префектуры с Мэрией города и Центральным Правительством Голландии. Центральное Правительство часто обращается к префектуре за помощью.

Префектура выявляет места скопления и “расползания” наркоманов - станции метро, центр - окраина, улицы. Что делается для того, чтобы этот процесс взять под контроль и стабилизировать распространение наркомании в округе?

Во-первых, производится установление мест распространения наркотиков, во-вторых, осуществляется организация мест концентрации проживания наркоманов (снимаются квартиры, выдаются шприцы и презервативы и т.д.), в-третьих, работа с людьми, которые проживают рядом с такими квартирами, в-четвертых, профилактическая работа с людьми, работа в школах. Главное в этой работе - это взаимодействие с теми детьми и подростками, которые еще не употребляют наркотики.

Проблемы наркомании тесно связаны с проблемами пьянства, алкоголизации населения Нидерландов. По мнению работника префектуры, в том случае, когда наркотики стоят дорого и население не может их покупать, больше внимания уделяется потреблению алкоголя, быстро пропадают дешевые алкогольные напитки. Проблема настолько велика, что в настоящее время готовится Закон об ограничении продажи алкоголя молодежи (детям). Продажа спиртного будет ограничена всем детям. В городе действует Совет по борьбе с алкоголем, пьянством.

Четвертая проблема - это социальная работа с инвалидами.

Работа с инвалидами - это право города, это право Мэрии. Основное внимание уделяется интеграции инвалидов. Несколько направлений, форм и методов работы:

1.   Это работа домов-интернатов (где живут люди полностью зависимые от внешней помощи).

2.   Это законодательство, предусматривающее сильную защиту инвалидов (например, на работе инвалида уволить не могут).

3.   Это работа с разумными людьми, но имеющими физические недостатки (обеспечение работой, учеба).

СТРУКТУРА ПРЕФЕКТУРЫ

Председатель - представитель победившей на выборах партии, политический деятель (социал-демократ).

Правление - 27 выборных членов.

Наместники - заместители председателя префекта - 4 (1 - коммунист).

4 сектора - по жилью, строительству, транспорту, общим связям, паркам и кладбищам, охране порядка, спорту, благосостоянию.

Гарантии чиновника чрезвычайно велики, его трудно уволить, но он не занимается политикой, он - технолог, менеджер, социальный работник. Чиновники, в том числе наместники, по своей территории разъезжают на велосипедах, ведут скромный образ жизни.

Роль полиции Голландии в борьбе с наркоманией. Координация
работы всех субъектов социальной работы с наркоманами

Многочасовая встреча с г-ном Я. Блаухогом, главным инспектором, руководителем Программы “Работа с наркоманами” показала, что в Голландии проводится комплексная системная работа, предусматривающая, во-первых, превентивную работу с населением, во-вторых, непосредственную борьбу с наркобизнесом и наркоманией в целом.

В Амстердаме работает 30 специализированных бюро по борьбе с наркоманией. Эта работа проводится на основании разработанной идеологии и пакета законодательных актов. Постоянно издаются директивы Мэрии, Правительства, регламентирующие потребление наркотиков в стране и Амстердаме. Правила, действующие на всю страну, запрещают: оптовую торговлю наркотиками, любые виды рекламы наркотических веществ, полную продажу запрещенных наркотиков; запрещают витрины, пропагандирующие наркотики; запрещается продажа наркотиков внутри зрелищных помещений. Разрешается продажа слабых наркотиков до 5 граммов в течение одного дня (на одного наркомана). За нарушение установленного порядка предприниматель штрафуется, лишается лицензии на год, при последующем нарушении - навсегда лишается лицензии и подвергается уголовному преследованию.

Программой предусмотрено постепенное сокращение центров, которые распространяют наркотики. Так, запланировано уменьшение количества центров с 452 (1994 г.) до 250 (2000 г.).

Кроме этого, установлен порядок, согласно которому центр может торговать либо наркотиками, либо алкоголем. Двойные доходы запрещены. Нельзя перепродавать магазины, торгующие наркотиками. Здание можно продать с последующим перепрофилированием. Ночью все заведения, торгующие наркотиками, должны быть закрыты. Во всех центрах в туалетах должна соблюдаться чистота (санитария).

За нарушение правил следуют наказания. Основные наказания - большие штрафы, закрытие на 1 год и закрытие насовсем.

В системе профилактической работы большое значение придается социальной работе на перекрестках. Цель - не допускать детей к наркотикам и изъятие людей, которые попали в компании наркоманов по разным причинам.

Координатор Программы считает, что в профилактической работе с детьми необходимо больше внимания уделять на наглядные примеры пагубных последствий приема наркотиков для человека.

В системе мер профилактического плана:

1.   Беседы в школах.

2.   Работа районных центров, где собираются наглядные материалы на 3 языках.

3.   Везде распространяется информация об угрозе наркомании. Школьникам показывают людей-наркоманов на разной стадии “заболевания”, наконец - падших, деградировавших до положения животных.

4.   Для школьников проводятся экскурсии в тюрьмы. Детей ведут в камеры и разрешают задавать вопросы наркоманам и наркодельцам, которые осуждены за распространение наркотиков. В том случае, когда осужденные идут на сотрудничество и отвечают на вопросы детей, им дается послабление. Ребенок начинает понимать, что его ждет, если он будет принимать наркотики.

Программа предусматривает систематическое повторение информации на различных этапах обучения в школе.

Примечательно, что социальные работники в этой работе не участвуют, только работники полиции, прошедшие специальную подготовку.

Результат такой работы очевиден: в тех районах, где проводится в порядке эксперимента такая работа, количество наркоманов снизилось в 4 раза.

Полиция постоянно сотрудничает с префектурами, муниципальными службами, органами самоуправления, общественными организациями. Особое внимание уделяется тем районам Амстердама, где происходит скопление маргинальных групп.

Большой интерес представляет работа полиции с гражданами, информирующими по проблемам наркомании (созданы анонимные пункты, в магазинах и поликлиниках оборудованы пункты для сбора информации, где можно пожаловаться). Обеспечена безопасность тех людей, которые жалуются. Жалобы принимаются работниками полиции в составе 2-х человек.

Кроме того, в Амстердаме действует АМОН, который непосредственно борется с наркодельцами, распространителями сильных наркотиков, применяет силовые методы.

Проводятся специальные исследования и готовятся кадры полицейских, специализирующихся по проблемам наркомании.

Деятельность социальных служб. Организация социальной
работы с различными категориями населения

Безусловно, огромное впечатление на российскую делегацию произвели: Служба помощи бездомной молодежи (Амстердам), Центр по обслуживанию престарелых (Амстердам), Совет инвалидов (Утрехт), Кризисный центр для молодежи.

Социальная работа, которая выполняется работниками этих служб, имеет большое значение в обществе и заслуживает особого внимания специалистов социальных служб России.

Служба помощи бездомной молодежи с целым рядом серьезных социальных проблем, спектром социальных девиаций заслуживает внимания прежде всего тех специалистов, которые работают в общественных местах, “на углу или перекрестке улицы”, кто посвятил свою деятельность бездомным, различным категориям маргиналов.

В этой службе, которая расположена недалеко от железнодорожного вокзала г. Амстердама в зоне концентрации бездомных, наркоманов и проституток, работают социальные работники, специализирующиеся по проблемам молодежи. В их компетенцию входят:

  • выявление бездомных молодых людей, первичное обследование, изучение различных категорий молодежи, постановка на учет;
  • размещение бездомной молодежи (специальные пансионаты);
  • отслеживание молодежи;
  • поиск финансирования;
  • взаимодействие с полицией, социальными службами, церковью.

Особый интерес вызвал социальный работник, который в прошлом был наркоманом, занимался проституцией и отсидел в тюрьме за совершенное преступление. Он считает, что контактный социальный работник, который вступает в контакт с бездомными наркоманами и проститутками, должен иметь соответствующий опыт и знания в этой области, он должен сам пережить ситуацию, в которой находятся бездомные. Как он сказал, “больше успехов у тех социальных работников, которые сами перевоспитались и пришли к нормальной жизни, к семье”.

В то же время Мозес, так звали данного работника, считает возможным и необходимым работу тех социальных работников, которые владеют специальностью, вызывают интерес у детей и подростков. В Центре работает молодой человек (24 года), который выступает за молодежную команду популярной в Европе футбольной команды “Аякс”. Этот молодой человек из благополучной семьи и выступает в Центре в качестве тренера по футболу, он работает с бездомными.

Определенный интерес представляют методы социальной работы, которые используют работники данного Центра: метод “перетягивания каната”, умение выслушивать клиентов с пониманием и определенной целью, умение находить причины ухода из семьи или вхождения в преступные группировки, определять причины проституции, а они разные, умение восстанавливать функции человека, умение вовлекать клиента в позитивную деятельность, умение обсуждать сложные для клиента темы и др.

Например, социальные работники этого центра заметили, что на путь проституции или распространения наркотиков становятся прежде всего те молодые люди, которые имеют долги и не могут их вернуть. Они вынуждены отрабатывать долги. В этом случае социальный работник предлагает клиенту избавиться от долгов. Разбивает эти долги, помогает их выплачивать и постепенно восстанавливает функции такого клиента. Проституткам говорит, что они могут зарабатывать другим способом и при том средства, достаточные для нормальной жизни.

Один работник ведет работу с 30 чел. Группы клиентов состоят из лиц 14-25 лет. Нагрузка социального работника в неделю 32 часа. Зарплата примерно 3 тыс. гульденов в месяц. Кроме этого, каждый социальный работник получает на карманные расходы - 385 гульденов, которые он может потратить на своих клиентов. Деньги сразу и в полном объеме не дают. Клиент их получает поэтапно, небольшими суммами. Постепенно выводится из состояния долгов.

Нередко приходится работать не только с детьми, которые приехали с родителями из Суринама, Марокко, Турции, Югославии. Приходится работать и с детьми из состоятельных семей, детьми, которые ушли из школы, но они еще не сели на иглу, они подрабатывают и у них есть шанс выйти из такого состояния. Такие дети могут зарабатывать деньги честным путем - работа в газете для бездомных (распространение, продажа корма для голубей и пр.).

В разговоре чувствовалось, что большая работа проводится церковью (работа с населением, предоставление помещения и питания для безработных, идеология), отдельными предпринимателями (предоставление помещения, кроватей и матрацев для безработных).

В то же время Мэрия города выделяет средства для поддержания деятельности этого Центра.

Центр по обслуживанию престарелых (Амстердам). Делегацию принимал член Правления Префектуры, который раньше был директором этого Центра.

Г-н де Бур сообщил, что данный Центр является типичным для Амстердама. В нем проживает 70 человек, но обслуживает в целом около 3 тыс. пожилых. Предоставляются услуги, которые предусмотрены Законом. Проживающие в Центре имеют возможность систематически контактировать с жителями района, родственниками и близкими. В Центр приходят пожилые люди, которые могут получить обед по цене ниже себестоимости.

В штате Центра 35 человек обслуживающего персонала. Им помогают добровольцы, примерно 30-40 человек. Они разбиты по сменам. Добровольцы работают на кухне, читают лекции, музицируют для жильцов Центра, развозят еду по домам и пр. В составе медицинского персонала только профессионалы.

Средства на содержание Центра выделяются Центральным Правительством и Мэрией города. Однако состоятельные жильцы до 90% услуг оплачивают сами, 30-40% жильцов - частично оплачивают проживание в Центре.

В Центре выгодно жить людям с низкими доходами. Возраст проживающих: по Закону - с 55 лет, реально - с 80 до 95 лет. Очередь по списку ожидания подходит примерно через 2 года, но бывают исключения, например для инвалидов, но не 100%. Порядок поступления клиентов утверждается Правительством. В списке ожидания состоит 100 человек.

Центр ведет деятельность, которая приносит доходы, компенсирующие убытки. Например, проводятся вечера встреч, сдается зал для новобрачных и прочие мероприятия. Население микрорайона пользуется услугами столовой днем и в вечернее время, когда готовятся блюда ресторанного ассортимента.

Российская делегация имела возможность побывать в 2-х комнатах, где проживают пожилые люди. В комнатах площадью от 30 до 50 кв. метров. Так, одна из женщин проживает в двух комнатах (спальня и гостиная), в них мебель, доставленная из ее квартиры после смерти мужа. В этих комнатах личные вещи, свидетельствующие о высоком качестве жизни голландцев с высокими и средними доходами. На стенах портреты, фотографии, картины. На столах антикварные вещи. Когда эта женщина подошла к нам, ей корректно сделали замечание, что она без прически, сделанной в парикмахерской. Она смутилась и тут же отошла к своему столу, шел обед.

Каждая комната оборудована сигнализацией, обеспечивается безопасность проживания и оперативное медицинское обслуживание.

Хорошо работает диспетчерская служба Центра для престарелых.

Российской делегации удалось осмотреть ряд процедурных кабинетов, парикмахерскую, столовую, зал для деловых встреч и конференций.

Предусмотрены ритуальные услуги. Проблемы в этом нет, так как у каждого гражданина имеется страховка (договор), предусматривающая оплату таковых услуг. Деньги накапливаются у граждан с 25 лет.

Итак, осмотр Центра и знакомство с социальной работой, осуществляемой в этом учреждении, свидетельствуют о том, что вся эта деятельность направлена на защиту прав пожилых людей, на качественное обслуживание этой категории населения Голландии.

Совет инвалидов, расположенный в г. Утрехте. Вся координирующая деятельность этой организации направлена на поддержку различных категорий инвалидов, реализацию ими своих прав как граждан страны. Совет инвалидов специально вынесен из столицы Голландии. Он координирует работу более 80 маленьких объединений. Например, имеется объединение слепых на один глаз (имеется инициативная группа).

Государство в значительной степени поддерживает Совет инвалидов и предоставляет денег больше, чем требуется!!! Совет постоянно ведет переговоры с Правительством, защищая интересы инвалидов и их различные объединения: Национальный союз полуслепых; Национальный союз умственно отсталых и пр.

В каждой провинции имеется свой координационный совет, в каждом большом городе - Совет инвалидов.

Слепые дети окружены особой заботой. Если в поселке нет школы, то такого ребенка сопровождают: определяются специальные маршруты и сопровождающие работники. В городах оборудованы специальные светофоры издающие звуки, сделаны на дорогах специальные бугорки - приспособления, позволяющие слепым самостоятельно передвигаться. Все это оборудуется за счет государства. У населения есть желание помочь инвалидам, дать средства на медицинское обслуживание, медикаменты, улучшение жилья.

Но это уже пройденный этап. Последний Конгресс определил новые задачи: защитить гражданские права инвалидов как граждан страны. Инвалидов учат новой философии жизни, умению отстаивать свою точку зрения, жаловаться на плохое строительство, учат высказывать то, что необходимо. Идет подготовка нового поколения к независимой жизни. И люди поняли, что от их активности много зависит в продвижении к реализации этих задач. Однако инвалидов учат планировать, учитывать пределы возможного, уметь рационально делить средства из бюджета.

В последнее время большие центры по работе с инвалидами распадаются. Дело в том, что проводится линия на интеграцию детей-инвалидов. Считается, что инвалиды должны учиться и жить среди обычных людей. Но школы должны быть специально оборудованы (смешанные школы).

С 1 января 1999 года вводится новый порядок строительства школ и других объектов. Все, что строится будет оборудовано с учетом интересов инвалидов. Это будет дорого стоить, но это осуществимо.

В стране функционирует 27 смешанных центров для инвалидов (взрослых и детей). Все клиенты проходят различные процедуры, решают различные проблемы. Каждый центр решает сам, какие задачи необходимо решать, что приоритетно в их деятельности. Самое интересное, что в таких центрах работают сами инвалиды, они выполняют мыслимые и немыслимые виды деятельности. Считается, что очень важно, чтобы люди с протезами обучались самими инвалидами. В этом случае появляется вера, могучий источник оптимизма инвалидов.

Всего в стране на 15 млн. человек приходится 1,3 млн. инвалидов, в том числе 500 тыс. детей-инвалидов.

Большой интерес вызвала встреча с руководителями Профессиональной организации социальных работников Голландии.

Из сообщения исполнительного директора организации Сильвии Тиммер стало ясно, что история социальной работы в Голландии исчисляется 100 годами, хотя официально профессиональные социальные работники не признаны, нет соответствующих законов и подзаконных актов, регламентирующих социально-правовой статус.

В Голландии при подготовке социальных работников уделяется внимание, во-первых, общей подготовке, во-вторых, профилированию работников.

Государство в то же время не отказало совсем социальным работникам. В 80-е годы произошло возрастание роли социальной работы и социальных работников. Сегодня социальные работники работают почти во всех организациях и учреждениях, в банках и фирмах (40 отраслей).

Профессиональная организация социальных работников, или Ассоциация, имеет свой Устав, который принят в 1962 году и который обновляется ежегодно. Практика вносит изменения и коррективы.

Ориентиром для социальных работников является “Профессиональный кодекс” и “Профессиональный профиль”. Ассоциация признана в обществе, выработана модель взаимодействия Ассоциации с государством, общественными организациями и социальными службами, социальными работниками и клиентами этих служб.

Главное, чем гордится руководство Ассоциации, - это независимость. Но за независимость необходимо платить. Деятельность Ассоциации осуществляется на членские взносы. Как правило, Ассоциация отказывает всем коммерческим организациям, банкам и министерствам, которые предлагают средства. Годовой взнос социальных работников составляет в среднем 200 долларов. Однако взнос зависит от доходов члена Ассоциации. Например, доцент университета вносит только 50% от установленной суммы.

Оклады социальных работников составляют 1400-5000 долларов, однако следует учитывать, что 40% уходит на налоги (в банках - до 53%). Налоги действительно большие и их необходимо платить.

Бюджет Ассоциации зависит от количества членов. Однако в порядке исключения допускается прием средств на проведение переподготовки социальных работников определенных отраслей и издание пособий, книг для социальных работников.

В своей работе Ассоциация отказалась от проведения больших конгрессов (конференций). Как правило, проводятся небольшие конгрессы, рассчитанные на один день. На конгрессы приглашаются не только социальные работники, преподаватели вузов, исследователи, но и клиенты социальных служб, различные категории населения. Это очень важно, что все мероприятия, проводимые Ассоциацией, открыты. Докладчики, как правило, не берут плату за лекции и тренинги. Единственное, что оплачивается, так это проезд. Но оплата преподавателей зависит от того, из какого университета приглашается преподаватель (государственный, коммерческий и т.д.).

Вся работа Ассоциации - это борьба между тощим кошельком и большими замыслами.

И.А. Петрова,

аспирантка МГСУ

В.В. Качалова,

аспирантка МГСУ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКУЛЬТЕТЫ В США

В Соединенных Штатах получение высшего образования (High Education) возможно после 12 лет обучения в начальной и средней школе (Secondary School), которую заканчивают к 17-18 годам. Для поступления в американский колледж, который может быть самостоятельным учебным заведением или входить в состав университета, обычно достаточно оплатить стоимость обучения, что несколько отличается от условий поступления в российский вуз. Однако для поступления в престижный университет необходим высокий средний балл школьного аттестата.

Система высшего образования в США включает в себя 3 ступени, каждая из которых завершается присвоением студенту ученой степени. Первая ступень заканчивается присвоением степени бакалавра, вторая - мастера, третья - степени доктора.

Обучение на степень бакалавра (Bachelor’s Degree) длится 4 года. По уровню проходимых курсов оно соответствует примерно последним двум классам средней общеобразовательной школы и первым 2-3 курсам российского вуза. Обучение более широкое и, соответственно, менее сфокусированное, чем в России. В программу включено множество курсов, не относящихся к выбранной студентом специальности.

Получение степени мастера (Master’s Degree) обычно занимает 2 года. В течение этого времени студент проходит определенное количество углубленных курсов по своей специальности, сдает письменный экзамен и, как правило, представляет тезисы своей научной работы. Степень мастера дает уровень образования значительно выше чем степень бакалавра, и сравнима с российским дипломом университета или института.

Обучение на степень доктора (Ph. D.) можно сравнить с обучением в аспирантуре наших вузов. Сроки обучения различны, и, как правило, они составляют 3-5 лет, в зависимости от того, как скоро соискатель Ph. D. представит завершенную диссертацию. Ph. D. - это исследовательская степень, ее цель - подготовить специалиста, способного к самостоятельным исследованиям в данной области, и поэтому обучение на степень Ph. D. отличается от обучения на Master’s Degree меньшим количеством проходимых курсов, большей свободой в их выборе, большим числом научно-исследовательских семинаров, ориентацией на самостоятельную исследовательскую деятельность. Если для получения степени мастера нужно набрать определенное количество часов учебных занятий, то для получения степени доктора необходимо представить работу определенного уровня.

Обучение в США платное. Собственно tuition (плата за образование как таковая) для обучения на уровне graduate (Master’s and Doctorate degree) составляет в среднем 7500 $ в год для государственных и 11400 $ в год для частных университетов. В большинстве университетов плата за обучение для граждан США и лиц, имеющих право постоянного проживания в США, примерно в 2 раза ниже чем для иностранцев. В лучших университетах tuition порядка 15000 - 20000 $ в год. К этой сумме прибавляются необходимые расходы на жилье, питание, учебники, транспорт и т. д. - около 10000 $ в год.

Если у студента нет возможности заплатить за учебу, он может просить университет о предоставлении ему финансовой помощи - стипендии. Обучающимся на степень Ph. D., как правило, доступны 3 вида финансовой помощи: fellowship, teaching assistanship, research assistanship. Они похожи тем, что сам университет платит за обучение студента и еще дает деньги “на жизнь”. Если от студента требуется лишь успешная учеба - это fellowship , если, кроме учебы, работа на полставки в качестве помощника преподавателя - это teaching assistanship, а если требуется участие в проведении некоторого научного исследования - это research assistanship.

Всего в США более 3000 университетов, отличающихся друг от друга качеством преподавания, эффективностью и структурой образовательных программ, финансовыми возможностями и многим другим. Ежегодно различными исследовательскими центрами проводятся сравнительные исследования образовательных программ, предлагаемых различными университетами.

В “The Chronicle of Higher Education” от 22 сентября 1995 года приводятся данные исследования 3634 программ обучения уровня graduate (Master`s and Doctorate degree) по 41 специальности в 274 университетах США и Пуэрто-Рико, проведенного осенью 1993 года. Для участия в исследовании были отобраны лишь те университеты, в которых было присвоено по меньшей мере 3 степени доктора в определенной предметной области в период с 1988 по 1990 гг. и одна докторская степень в 1991 г. В исследовании приняли участие 8000 преподавателей. Каждому из них было предложено оценить до 50 программ обучения по своей предметной области, предлагаемых различными университетами.

В результате университеты были ранжированы по критерию “качество преподавания на graduate программах и эффективность этих программ в подготовке исследователей и академических ученых“. Использовалась 5-балльная шкала: от 0 до 5.

Рейтинг от 4,01 до 5,00 присваивался программе “выдающаяся“,

от 3,01 до 4,00 - “очень хорошая“,

от 2,51 до 3,00 - “хорошая“,

от 2,00 до 2,50 - “отвечающая требованиям“,

от 1,00 до 1,99 - “маргинальная“,

от 0,00 до 0,99 - “не удовлетворительная“.

В десятку лучших университетов по специальности “социология“ вошли:

University of Chicago (Chicago ),

University of Wisconsin-Medison (Medison),

University of California (Berkeley),

University of Michigan (Ann Arbor),

University of California (Los Angeles),

University of North Carolina (Chapel Hill),

Harvard University, Stanford University, Northwestern University и University of Washington (Seattle).

В другом источнике - ежегодно выпускаемом популярном справочнике “Gourman Report of Graduate Programs“ представлены лишь лучшие университеты по любой интересующей специальности. Американских университетов, дающих лучшее образование в области социологии (по состоянию на 1996 год) - 32. Это прежде всего социологические факультеты в составе University of Chicago (Chicago), University of Wisconsin-Medison (Medison), University of California (Berkeley), Harvard University, Stanford University, University of Michigan (Ann Arbor), University of Washington (Seattle), Columbia University, University of Pittsburgh и другие.

Рассмотрим подробнее деятельность нескольких, общепризнанно лучших, социологических факультетов американских университетов.

Факультет социологии University of Chicago (Chicago) был основан в 1893 году Албионом Смоллом и Чарльзом Хендерсоном. Традиции Чикагской школы были созданы такими выдающимися социологами, как Роберт Парк, Уильям Томас, Уильям Огберн, Эрнст Берджесс. По сей день традиционными “Чикагскими“ сферами исследования являются: междисциплинарные исследования, взаимосвязь теории социологии с прикладными исследованиями и анализом эмпирических данных; проблемы, с которыми сталкивается общество в процессе урбанизации. Большое внимание уделяется макросоциологии, социологии истории, сравнительным исследованиям (различные социальные институты США сравниваются с подобными в других странах).

В составе факультета несколько исследовательских групп: Центр изучения населения и социальных организаций под руководством проф. Эдварда Лауманна (E. Laumann); Центр изучения политики, истории и культуры под руководством проф. Дэвида Лайтина (D. Laitin); Центр изучения проблем здравоохранения под руководством проф. Эдварда Лолора (E. Lawlor).

На факультете учится много иностранных студентов. Соотношение преподавателей/студентов - 1:6. Стоимость обучения на уровне graduate (степени мастера и доктора) - 20310 $ в год.

Факультет социологии Stanford University был основан в 1885 году сенатором Леландом Стэнфордом. Основные направления - теория социологии и исследовательские методы. Студенты также могут специализироваться в таких областях социологического знания, как социология организации, политики или истории, социальная психология, социальная стратификация и неравенство. Социологи Стенфорда тесно сотрудничают со Школой Бизнеса, Образования, Юридической школой и Медицинским факультетом университета.

В составе факультета - Центр социальных исследований, занимающийся междисциплинарными исследованиями; Центр изучения подростков (спектр исследований от медицинских до психологических и социальных аспектов развития подростков); Центр изучения поведенческих наук, формально не относящийся к Стэнфорду, но фактически расположенный в одном из его зданий.

На факультете преподают такие известные ученые, как:

- Скотт (Scott) Ричард - социология организации, медицины, профессий;

- Тума (Tuma) Нэнси - методика изучения социального обмена, стратификация и мобильность, демографические проблемы, социалистическое общество, процесс урбанизации;

- Хэннэн (Hannan) Мишель - социология организации, экономики, математики, методология социологии;

- Мэйер (Meyer) Джон - социология образования, политики, сравнительные методы, социология организации и другие.

Соотношение преподавателей/студентов - 1:10. Стоимость обучения на уровне graduate - 19695 $ в год.

Harvard University. Об этом знаменитом на весь мир университете в различных справочниках содержится не так уж много информации. Наверное, предполагается, что Гарвардский университет в рекламе не нуждается. Основные направления социологического факультета - теория социологии, методология социологии и политические теории. Старейшие преподаватели:

- Марсден (Marsden) Питер, декан факультета - социальные сообщества, формальные организации, социологические методы, социальная стратификация;

- Паттерсон (Patterson) Орландо - этнические проблемы, изучение рабства, экономическое развитие стран Карибского бассейна;

- Алонсо (Alonso) Уильям - региональное планирование, демографические проблемы, процесс урбанизации, общественное здоровье, расовые и этнические проблемы;

- Бобо (Bobo) Лоуренс - афро-американские исследования, социальная психология, расовые и этнические взаимоотношения, меньшинства, общественное мнение, пресса и другие.

На факультете учится много иностранных студентов. Соотношение преподавателей/студентов - 1:8. Стоимость обучения - 18835 $ в год.

В University of California (Berkeley) учится более 21000 студентов. Примечательно, что стоимость обучения на факультете социологии для резидентов США - 0 $, а для иностранцев - 7700 $ в год.

Преподавательский состав более чем замечательный:

- Буравой (Burawoy) Мишель, декан факультета - методология социологии, рынок, капитализм;

- Смелзер (Smelser) Нейл - теория социологии, экономическая теория, коллективное поведение, социология образования, социальный обмен, сравнительные методы;

- Клауд (Claude) Фишер - история социологии, процесс урбанизации, технологии, социальные сообщества;

- Харри (Harry) Эдвардс - социология спорта, семьи, расовые и этнические взаимоотношения; и другие преподаватели.

Социологический факультет University of Pittsburgh был основан в 1926 г. В настоящее время факультет тесно сотрудничает с Университетским центром интернациональных исследований, Центром социальных и урбанистических исследований, факультетом инженерии, Западным психиатрическим институтом. При факультете создан новый компьютерный центр.

Специализация идет по 3 основным направлениям:

- глобальные и сравнительные исследования (на примере стран Латинской Америки, Азии, Восточной и Западной Европы);

- социальные сообщества (проводятся совместные исследования с Carnegie Mellon University);

- гендерная социология; расы и классы.

Другие возможные для студентов направления: социология медицины, формальные организации, социология науки, технология, окружающая среда.

На факультете преподают:

- Бли (Blee) Катлин - гендерная социология, расы и классы, расизм, феминизм, социальное неравенство и стратификация, семья, социальный обмен;

- Дореан (Doreian) Патрик - математическое моделирование, социальные сообщества, макроструктурные изменения;

- Фереро (Fararo) Томас - теория социологии, математические модели, социальные сообщества;

- Холснер (Holzner) Буркарт - социология знания, теория социологии, глобальные структурные изменения;

- Робертсон (Robertson) Роланд - теория социологии, модернизация, национализм, интернациональная коммуникация, исследования культуры; и другие преподаватели.

Соотношение преподавателей/студентов - 1:15. Стоимость обучения для граждан США - 7062 $ в год, для иностранцев - 14400 $ в год.

Получить информацию о работе социологических факультетов американских университетов можно, используя лишь компьютер. Большинство университетов кроме телефонной и факсовой связи имеют свои “домашние страницы” (home page) во Всемирной Паутине (World Wide Web) сети Интернет (Internet) и свои адреса электронной почты (e-mail).

Изучая эти “страницы” можно узнать о правилах приема, стоимости обучения, предлагаемых образовательных программах и многом другом.

* * *

Статья написана по материалам “The Chronicle of Higher Education”; “Gourman Report of Graduate Programs”; “Directory of Graduate Programs”; “Peterson’s Guide to Graduate Programs”.

Ле Зан,

аспирант МГСУ

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ
И РАЗВИТИЯ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ ВО ВЬЕТНАМЕ

История наглядно свидетельствует о том, что государство играет важную экономическую роль, хотя в различных обществах и в различные эпохи характер, степень и масштабы этой роли различны. Так, в период первоначального накопления капитала государство вмешивалось в экономические процессы, главным образом применяя силу и экспроприацию, игнорируя, как правило, экономические законы. В период современного капитализма правительство страны уже не стояло в стороне или над процессами, происходящими в экономике, а старалось вторгаться в эти процессы через определенную систему экономической политики, чтобы непосредственно регулировать экономику. В настоящее время правительства всех, без исключения, стран, независимо от их политического строя, осуществляют активное вмешательство в экономику. Более того, наличие государственного сектора в экономике способствует тому, что современные правительства не только “присутствуют” в надстройке в качестве органа, управляющего обществом, но и функционируют в экономическом базисе в качестве собственника имущества и капиталов, то есть непосредственного участника экономических отношений.

Переход к рынку не означает уход государства из сферы экономики. Рыночные механизмы, во-первых, стимулируют деятельность экономических субъектов, создают условия для их экономической свободы. Благодаря этому происходит мобилизация ресурсов, направленная на эффективное освоение всего потенциала экономики.

Во-вторых, стимулируют и ускоряют внедрение новых достижений науки и технологии в производство и бизнес с целью развития экономики как по линии темпов освоения нового, так и в плане качества нововведений.

В-третьих, вносят серьезный вклад в удовлетворение многочисленных и разнообразных запросов потребителей, связанных с индивидуальным и производственным потреблением.

В-четвертых, рынок более гибок и подвижен, обладает более высокой способностью реагировать на изменение социально-экономических условий, что позволяет быстрее и эффективнее решать основные проблемы организации общественного производства, а именно: что производить, как производить, с использованием каких технологий, для кого производить?

Однако рыночные механизмы саморегулирования не свободны от недостатков, прежде всего в социальной сфере и сфере охраны окружающей среды:

1. В результате безудержной погони за прибылью они могут привести к хищническому потреблению ресурсов общества, нарушать законы равновесия природы при освоении ее богатств, могут возложить на общество бремя дополнительных издержек и затрат в результате хищнического освоения природных ресурсов, вызывать загрязнение атмосферы и источников воды и т.д.

2. Порождают социальное неравенство в результате расслоения общества на богатых и бедных, препятствуют выполнению социальных задач, если экономические процессы не координируются с социальными процессами и не связаны с целями общества.

В преодолении этих недостатков нельзя полностью полагаться на “невидимую руку” рынка, рассчитывать на то, что конкуренция, спрос и предложение полностью отрегулируют движение цен и прочее. Здесь появляется необходимость использования “видимой руки” государства, вмешивающегося в экономику. Поэтому уже после первой мировой войны, особенно в 40-е годы нашего столетия и вплоть до настоящего времени, в смешанной рыночной экономике с точки зрения структуры хозяйствования сформулировались и действуют следующие две группы факторов:

- Первая группа факторов связана с саморегулирующими рыночными механизмами, с “невидимой рукой” рынка.

- Вторая группа факторов связана с ролью государственного руководства экономическими процессами на макроуровне, с использованием “видимой руки” государства.

По справедливому замечанию П. Самюэльсона, “...управлять экономикой без правительства и без рынка - это все равно, что попытаться аплодировать одной рукой”.

Однако социалистические страны, в число которых входил и Вьетнам, в течение многих лет испытывали сильное воздействие механизмов централизованного, бюрократического, административно-командного планирования, связанного с моделью “централизованной командной экономики”, и недоиспользовали возможности рынка. Это привело к бюрократической централизации в политическом плане, огосударствлению экономики, к формализму в использовании товарно-денежных отношений.

Механизмы функционирования подобной “командной экономики” и его содержание раскрываются в следующих главных чертах:

*                     Управление экономикой осуществляется главным образом административно-приказными методами, с помощью системы показателей, имеющих директивно-приказной характер.

*                     Административные и экономические органы осуществляют чрезмерное вмешательство в производственно-коммерческую деятельность экономических подразделений, но при этом не несут никакой ответственности за свои решения.

*                     Недооцениваются товарно-денежные отношения, экономическая эффективность производства и качество продукции. Управление экономикой и планирование осуществляются с помощью системы распределения и сдачи продукции, где натуральные отношения являются главными, а хозрасчет осуществляется формально.

*                     Управленческий аппарат отличается громоздкостью, с большим количеством различных промежуточных звеньев и инстанций, с армией неинициативных кадровых работников, которых породил командный бюрократизм.

Подобная модель “командной экономики”, механизмы бюрократического, командно-административного централизованного планирования способствовали формированию негативных тенденций в развитии экономики, породили застой, затормозили социально-экономическое развитие страны, ослабили и лишили экономику движущей силы саморегулирования и в конце концов в 80-е годы ввергли Вьетнам в ситуацию социально-экономического кризиса.

Стало ясно, что преодоление этого социально-экономического кризиса и дальнейшее продвижение страны вперед было бы невозможным без глубокого обновления механизмов хозяйствования и перевода их в режим функционирования как рыночных механизмов при наличии государственного управления экономикой на макроуровне.

Государственная экономика включает государственные предприятия (хозяйственно-предпринимательская деятельность которых направлена на общее благо), имущество, являющееся государственной собственностью, как, например, земля, бюджет, источники накопления и т.п.; долю государственных капиталов, вложенных в акционерные предприятия или смешанные предприятия, относящиеся к различным экономическим секторам как внутри страны, так и за ее пределами.

Задачи и требования государственного управления предприятиями и имуществом, относящимися к государственному сектору экономики, можно сформулировать следующим образом:

*                     Продолжать обновлять и эффективно развивать государственную экономику для выполнения ее руководящей роли: быть рычагом, который ускорит экономический рост и решит социальные проблемы, станет ориентиром и окажет помощь другим экономическим секторам в процессе совместного развития, будет материальной силой, с помощью которой правительство сможет осуществлять свои функции по регулированию и управлению экономикой на макроуровне; создаст основу для формирования нового общественного строя.

*                     На основе проведенной реорганизации необходимо сконцентрировать основные источники сил для развития государственной экономики в ведущих отраслях и сферах, как, например, в экономической и социальной инфраструктуре, в финансово-банковской системе, в страховой системе и т.д.

*                     В результате проведенной реорганизации станет возможным провести классификацию предприятий, перераспределив их в многочисленные категории и виды. При этом выделяются две основные категории: предприятия, занимающиеся коммерческой деятельностью, и предприятия общественного предназначения. Если оценка эффективности коммерческого предприятия ведется на основе прибыли, полученной на вложенные капиталы, то главными критериями для оценки предприятий общественного предназначения являются результаты выполнения социальной политики.

*                     Необходимо широко и активно вести работу по акционированию государственных предприятий в целях дополнительного привлечения капиталов, для создания дополнительной движущей силы самоуправления, которая способствовала бы эффективной деятельности акционированных предприятий; бороться против разбазаривания государственного имущества, стремиться к его постоянному увеличению; открыть “шлюзы” по мобилизации капиталов для предприятий, включая и иностранные капиталы, разработав план займов и обоснованный план возврата займов и долгов.

При этом управление государственными предприятиями и имуществом непосредственно осуществляется правительством или возлагается на Министерство финансов через Главное управление и Управление по управлению имуществом.

В рыночной экономике ее функционирование, помимо саморегулирующих рыночных механизмов, также испытывает руководство со стороны правительства на макроуровне. Эта роль правительства направлена на то, чтобы:

*                     обеспечить относительно стабильное развитие рыночной экономики, избежать негативных колебаний и потрясений;

*                     способствовать надежному экономическому росту и достижению высоких социально-экономических результатов;

*                     обеспечить выполнение социально-политических задач и экологическое равновесие.

Учитывая низкий уровень развития рыночной экономики во Вьетнаме, проблема ставится таким образом: использование роли правительства должно быть сфокусировано на создании факторов, призванных способствовать скорейшему формированию и развитию рыночной экономики Вьетнама, которая должна постепенно достичь уровня рыночной экономики тех стран, которые в своем развитии опережают Вьетнам.

Экономическая роль государства на макроуровне осуществляется через следующие основные функции:

А. Определение ориентиров развития экономики

На съездах Коммунистической партии Вьетнама, начиная с VI съезда и до настоящего времени, была выработана модель “строительства многоукладной товарной экономики, функционирующей в соответствии с рыночными механизмами и при наличии государственного управления”. Однако это направление было всего лишь общим ориентиром. Теперь вся сложность проблемы состоит в том, чтобы сделать конкретный выбор для осуществления этих общих направлений, чтобы разработать стратегию и тактику развития на каждый период времени. Для принятия правильных решений необходимо прежде всего сделать оптимальный выбор между ролью рынка и ролью централизованного планирования и управления, определить до какой степени будет открыта экономика по отношению к окружающему миру в таких сферах, как торговля, сотрудничество в области инвестиций, науки и технологии и т.д., а также определить роль сельского хозяйства и роль промышленности в процессе дальнейшего развития.

В этих условиях правительству не уйти от выбора между социальными задачами (ликвидация голода и уменьшение бедности) и экономическими задачами (экономический рост). Ему придется или использовать способ непосредственного решения социальных задач, или ждать, когда “вода поднимается, то лодка тоже поднимается”, или же использовать комплексный подход.

Задачи роста и развития экономики проявляются в темпах роста производства, в росте дохода на душу населения. Так, в пятилетнем плане на 1996-2000 гг. во Вьетнаме поставлена задача достичь 9-10% среднегодовых темпов экономического роста, а к 2000 году валовый внутренний продукт (ВВП) в среднем на душу населения должен возрасти вдвое по сравнению с 1990 годом.

Чтобы достичь этих целей, следует развивать сельское хозяйство во всех его направлениях: земледелие, лесное хозяйство, рыбное хозяйство, - причем в неразрывной связи с перерабатывающей промышленностью, а также обновлять экономическую структуру деревни по пути ее индустриализации и модернизации, довести среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства до 4,5-6%.

Развивая отрасли промышленности, главное и первоочередное внимание следует уделять перерабатывающей промышленности, промышленности, производящей товары широкого потребления и экспортные товары, а также выборочно некоторым отраслям тяжелой промышленности и довести среднегодовые темпы роста промышленного производства до 14-15%. Не менее важно развивать сферу обслуживания, сконцентрировав усилия на развитии транспорта и перевозок, связи и информации, торговли, туризма, банковских и финансовых услуг, передовых технологий, юриспруденции и т.д., добиться среднегодовых темпов роста стоимости услуг в 10-13%.

В таблице 1 представлены показатели экономической структуры, которые должны быть достигнуты к 2000 году.

Таблица 1

Промышленность

34-35%

Сельское и лесное хозяйство

19-20%

Сфера услуг

45-46%

Эти задачи могут быть реализованы, если доля капиталовложений на развитие всего общественного производства к 2000 году составит около 30% валового внутреннего продукта (ВВП). При этом необходимо обратить внимание на использование других факторов и решить:

1. Демографические задачи, проблемы трудовой занятости и безработицы. Их решение связано с размером ВВП на душу населения, с общественным прогрессом, с отношениями спроса и предложения на рабочую силу для общественного производства и воспроизводства.

Во Вьетнаме к 2000 году для решения демографических проблем и проблем занятости поставлены задачи: снизить темп прироста населения до 1,8% (в экономически развитых странах эта цифра составляет 1% и меньше), уменьшить численность детей с гипотрофией (младше 5 лет) до 5%, довести среднюю продолжительность жизни до 70 лет, решить проблему трудовой занятости для 6,5-7 млн. человек, снизить долю безработных в городах до 5% и повысить время продуктивного использования рабочей силы в деревне до 75% и более, повысить культурный уровень населения, обеспечить для всех слоев населения возможность и условия для широкого применения своих знаний, для участия в общественной и экономической жизни общества в соответствии с общим курсом обновления и развития страны.

2. Задачи снижения инфляции и стабилизации цен. Инфляция - это экономическое явление, связанное с рыночной экономикой. Борьба за сдерживание уровня инфляции позволяет воздействовать на укрепление покупательной способности денег, стабилизировать цены, повысить веру населения в экономические перспективы и авторитет страны на международной арене.

Последствия инфляции можно сравнить с “буйной лошадью”, которую не могут укротить многие “наездники”. И раньше и теперь инфляция - это вызов экономической роли правительства в этих странах.

Во Вьетнаме в области обуздания инфляции достигнуты первые обнадеживающие результаты. Однако они все еще слабы и нестабильны. Если инфляцию серьезно не пресечь, то легко возникнет опасность ее повторения со всеми негативными последствиями для экономики страны и жизни населения. Поэтому во Вьетнаме задача состоит в сдерживании инфляции на низком уровне. Постепенно, шаг за шагом это должно способствовать тому, чтобы вьетнамский донг стал обладать конвертируемой способностью и стал единственным средством денежного обращения в стране. Кроме того, нужно стабилизировать цены, в первую очередь на товары первой необходимости.

3. Задачи баланса внутри страны и в международном расчетном балансе. Эти задачи имеют отношение к проблеме международного бюджета, международной торговли и иностранных инвестиций, балансу между накоплением и потреблением.

Предполагается, что во Вьетнаме в ближайшие пять лет среднегодовой уровень потребления на душу населения будет возрастать примерно на 6%, что почти вдвое выше темпов роста в предыдущие пять лет, а в 2000 году этот показатель в 1,5 раза превысит уровень, достигнутый в 1990 году.

Накопления и капиталы на развитие будут ежегодно возрастать в среднем на 15%. При этом валовый доход государственного бюджета возрастет до 22% от ВВП, в том числе доля налогов и поступлений составит около 20-21% ВВП; совокупные бюджетные расходы составят около 24-25% ВВП, в том числе: расходы на текущее потребление - 14% от ВВП, выплата долгов - около 3,5% от ВВП, капиталы на развитие - около 6,5-7% от ВВП (в 1991-1995 гг. - 6,4%) и составят 26% всех бюджетных расходов.

Платежный дефицит бюджета составит около 3-3,5% от ВВП (предполагается покрыть его за счет источников внутренних займов более чем на 50%, а долгосрочных иностранных займов - менее чем на 50%). Что касается баланса капиталовложений, то, для того чтобы обеспечить уровень годового роста в 9-10%, их объем должен достичь 41-42 млрд. долларов США, из них внутренние капвложения должны составлять 50%.

Полная стоимость экспорта ежегодно будет возрастать в среднем на 28%, а полная стоимость импорта - на 24%. В течение пяти лет (1996-2000 гг.) будет получено около 7 млрд. долларов США из источников официальной помощи развития и 13-15 млрд. долларов США (в расчете по ценам 1995 года) из источников прямых инвестиций зарубежных стран.

Б. Открытие коридора (рамок) в плане юридических законов и норм порядка как правовая база для деятельности экономических субъектов

Для решения этих задач необходимо:

*                     Создать комплексную систему юридических законов, прежде всего экономического плана, и законодательных материалов, которые были бы в состоянии воплотить и реализовать власть правительства с помощью этих законов по отношению к обществу.

*                     Осуществить единство с разделением между всеми ветвями власти: органами законодательной власти (Национальное Собрание), судебно-исполнительной власти (Правительство) и юридической власти (органы юрисдикции).

*                     Повысить возможности, строгость и справедливость судебных органов, прокуратуры, милиции и т.д. в ходе контроля, расследования, принятия дел к производству и принятия решений в случаях их нарушения.

В. Создание благоприятной и относительно стабильной политической, экономической и общественной среды

Содержание этой функции проявляется:

В политической среде: научно-обоснованный курс, правильная и последовательная экономическая политика. Государственный аппарат обладает для этого всеми необходимыми возможностями и способностями, у него есть авторитет перед населением, и особенно перед владельцами предприятий, перед отечественными и зарубежными инвесторами.

В экономической среде: инфраструктура производства и общества обеспечивает в достаточной мере расширение рыночной экономики внутри страны и за рубежом; сдерживание уровня инфляции в соответствии с принятым планом, стабилизация валютного курса между сильными валютами и вьетнамским донгом; относительная стабилизация цен на товары и услуги. При этом прямые и косвенные инвестиции между нашей страной и зарубежными государствами должны осуществляться на регулярной основе и развиваться по пути интенсификации, а в расходной и приходной деятельности бюджета не должны происходить резкие изменения бюджетного дефицита.

В социальной среде: должна быть доступна работа для каждого человека; расслоение на бедных и богатых не может быть чрезмерным; социальная справедливость призвана развиваться в оптимальном направлении, а социальные пороки должны уменьшаться; должна постоянно укрепляться вера народа, и особенно молодежи, в идеалы и политический строй страны; укрепляться национальная безопасность и оборона страны; постоянно развиваться и духовная основа общества, становясь более передовой, сохраняя и приумножая глубокий национальный колорит, присущий вьетнамскому народу.

Правительство призвано успешно выполнять программу ликвидации голода и уменьшения бедности, ответить благодарностью на добрые дела, осуществлять социальное страхование, постепенно уменьшать существующий разрыв в уровне развития между регионами, чтобы каждый человек, независимо от места его проживания, был сыт, одет, мог свободно передвигаться по стране, учиться и пользоваться всеми достижениями культуры.

Г. Осуществление социальной справедливости и баланса экологической среды

Эта функция осуществляется через налоговую политику, политику распределения, социальную политику, чтобы регулировать получение доходов всеми слоями населения.

Государство должно принять законы о защите экологии, о политике инвестиций, о защите окружающей среды, строго контролировать и пресекать любую деятельность, причиняющую ущерб равновесию экологической среды, через программы индустриализации, модернизации и развития рыночной экономики.

Для успешного выполнения государством своей роли и социально-экономических функций в экономике необходимо усилить экономическую роль государства. Эта актуальная задача особенно важна для Вьетнама, бывшей колониальной и полуфеодальной страны, с мелким производством и товарной экономикой, находящейся на раннем этапе развития.

VII. ИНФОРМАЦИЯ

П.Е. Злобин,

профессор-консультант МГСУ

ВСЕРОССИЙСКИЙ СЕМИНАР-СОВЕЩАНИЕ

24-26 ноября 1998 года в Московском государственном социальном университете прошел первый в истории высшего образования в области социальной работы семинар-совещание деканов факультетов и заведующих кафедрами социальной работы вузов России. Кроме МГСУ его организаторами были УМО вузов России по образованию в области социальной работы и Академия социального образования (президент - ректор МГСУ, заслуженный деятель науки Российской Федерации, д.и.н., профессор В.И. Жуков).

Как известно, специальность “социальная работа” была в системе образования открыта только в 1991 году, зачинателями подготовки специалистов с высшим образованием в этой области были РГСИ (ныне МГСУ), Институт молодежи, Алтайский государственный университет и другие вузы; ныне этой подготовкой занимаются более 90 вузов (в том числе около 70 университетов, как, например, Санкт-Петербургский государственный университет, Нижегородский государственный университет, Ростовский государственный университет и др.), в них обучается около 20000 студентов, работают около 2500 преподавателей. В семинаре-совещании приняли участие представители 72 вузов, а также 11 техникумов.

В работе семинара-совещания приняли участие и выступили заместитель министра общего и профессионального образования России В.Д. Шадриков, заместитель министра труда и социального развития России С.Г. Киселев, председатель Координационного совета УМО и НМС вузов России Н.И. Максимов, начальники департаментов Минтруда России М.В. Гордеева, В.М. Васильчиков, И.М. Лебедев, советник по правовым вопросам Минобразования России Т.П. Митиль.

В ходе семинара-совещания состоялся широкий обмен опытом работы деканов и заведующих кафедрами по проблемам содержания и методики подготовки выпускников. В центре внимания стояли вопросы развития теории социальной работы, становления ее как научной специальности, а также методического обеспечения учебного процесса учебниками, пособиями и рекомендациями. При обсуждении направлений совершенствования действующих государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования много говорилось о необходимости увеличения практической подготовки студентов, о создании системы контроля за качеством обучения, содержании и методике проведения специализаций и т.п.

В принятых на семинаре-совещании рекомендациях было предложено, в частности, создать межвузовский НМС по теории и практике социальной работы, а также Научно-методический центр исследований и подготовки научно-педагогических кадров. Отдельные материалы из выступлений на семинаре будут опубликованы в очередных номерах “Ученых записок”.

В.П. Васильев,

зам. директора Института социологии МГСУ

ПЕРВАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ
СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Российское общество социологов и Московский государственный социальный университет, при поддержке Института “Открытое общество”, провели Первую Всероссийскую научную студенческую социологическую конференцию.

Программа конференции строилась, исходя из того, что в условиях трансформирующегося российского общества такое направление в развитии науки, как подготовка молодой научной смены, было упущено. Акценты в науке делались на структурные перестройки, поиски заказчиков, самоокупаемость и т.д. Между тем научная мобильность, умение учесть спрос на рынке научных услуг должны сочетаться с развитием стратегических направлений и осуществлением долговременной кадровой политики. С этой точки зрения работа со студентами как научным резервом имеет приоритетное значение, а проведение всероссийской студенческой конференции помогает выявлению и поощрению наиболее способных к научной деятельности юношей и девушек, вовлечению их в сферу большой науки, развитию у них познавательной активности и исследовательских навыков, обучению их публичному обсуждению достигнутых результатов.

Поскольку конференция такого ранга проводилась впервые в России, было решено: посвятить ее теме, которая могла бы объединить всех студентов-социологов. Этой темой стало: “Социальное развитие современной России: проблемы и перспективы”.

В программу конференции вошли: два пленарных заседания (первое – с основными докладами, второе – с подведением итогов секционных заседаний), четыре секции (“Социальные изменения и социальная адаптация”, “Интересы, ценности, групповые солидарности и социальное управление”, “Актуальные проблемы современной информатики”, “Социологические аспекты управления”), а также четыре мастер-класса (“Традиции и новаторство”, “Объяснение и понимание социологических данных”, “Социальная динамика современной России”, “Социальная безопасность как объект социологического мониторинга”).

В целях реализации программы конференции был проведен конкурс научных работ студентов. Конкурс проходил в два этапа. На первом этапе, с участием экспертных комиссий институтов и факультетов, отбирались работы студентов для направления в Москву, в центральную конкурсную комиссию. На втором этапе центральная конкурсная комиссия подводила окончательные итоги.

Всего в центральную конкурсную комиссию поступило 37 студенческих работ. В качестве экспертов, для оценки этих работ, были привлечены:

член-корреспондент РАН, руководитель Центра исследований динамики ценностей Института философии РАН, доктор философских наук, профессор Н.И. Лапин;

директор Института социологии МГСУ, доктор социологических наук, профессор Г.И. Осадчая;

президент Российского общества социологов, доктор философских наук, профессор В.А. Мансуров;

директор Института социологии РАН, доктор философских наук, профессор В.А. Ядов;

зам. директора Института социологии МГСУ по научной работе, доктор философских наук, профессор В.П. Васильев;

зам. директора Института социологии МГСУ по учебной работе, кандидат исторических наук, профессор Т.Н. Юдина.

Центральная конкурсная комиссия отметила, с вручением наборов социологических книг, дипломами первой степени работы А. Пятакова “Ценностно-трудовое сознание: механизм и вектор трансформации” (Московский государственный социальный университет) и Н. Даудрих “Социальная самоидентификация поколений молодежи: пространственный и временной аспекты” (Новосибирский государственный университет), второй степени - О. Гуровой, О. Ечевской “Вербализация материалистических ориентаций” (Новосибирский государственный университет), Н. Семеновой “Информация и социально-экономическое управление в современной России”, О. Мамоновой “Современное российское предпринимательство: ценностный аспект” и Т. Морковиной “Ценностные ориентации и профессиональная мобильность: гендерный аспект” (Московский государственный социальный университет), третьей степени - М. Соколова “Культурное и личностное измерения социальных движений: когнитивный подход” (Санкт-Петербургский государственный университет), Ю. Мякишевой “Образовательные потребности учащихся учреждений среднего профессионального образования” (Уральский государственный профессионально-педагогический университет), А. Алексеевой “Стратегия коммуникационного влияния коммерческой организации” (Новосибирский государственный университет), А. Бурлова “Пространство восприятия образа “культурный человек” и его трансформация” (Московский государственный университет гуманитарных наук) и Л. Хомутовой “Интрагенерационная мобильность в современной России” (Московский государственный социальный университет). Еще десять студентов получили поощрительные дипломы и десять - сертификаты, подтверждающие их активное участие в конкурсе.

Победители конкурса составили основной контингент докладчиков на конференции. Их работы были призваны повысить (и действительно повысили) уровень обсуждаемых вопросов. А сам конкурс явился пробным мероприятием, направленным на решение следующих вопросов: получение информации о состоянии и развитии молодежного научного творчества, выявление персоналий и работа с молодыми авторами (обучение, рецензирование), содействие молодым исследователям в установлении контактов, возможная помощь в стажировках за рубеж, поддержка при поступлении в аспирантуру и публикации научных результатов.

Конференция прошла на базе Московского государственного социального университета.

В рамках конференции предполагались и состоялись встречи молодых исследователей с теми, кто определяет современное лицо российской социологии. Так, и пленарные, и секционные заседания предусматривали доклады ученых и преподавателей в “жанре вступительного слова”. С подобными докладами выступили: руководитель проекта, доктор социологических наук, профессор Г.И. Осадчая; президент Российского общества социологов, доктор философских наук, профессор В.А. Мансуров; руководитель межвузовского Центра социологического образования, доктор социологических наук, профессор И.С. Болотин; член-корреспондент РАН, руководитель Центра исследований динамики ценностей Института философии РАН, доктор философских наук, профессор Н.И. Лапин; декан социологического факультета Института социологии МГСУ, доктор социологических наук, профессор Ю.А. Крючков; декан факультета социальной информатики Института социологии МГСУ, кандидат исторических наук, профессор И.В. Соколова; декан факультета социального управления Института социологии МГСУ, кандидат исторических наук, профессор О.А. Уржа; руководитель группы социологического обеспечения Центральной избирательной комиссии РФ, доктор философских наук, профессор Е.Г. Андрющенко (вне программы).

При открытии конференции также выступил с докладом “Социология в XXI веке: перспективы и тенденции развития” студент-выпускник Института социологии МГСУ, участник XIV Всемирного социологического конгресса в Канаде И. Катерный.

Особое место в концепции проведения конференции и ее программе заняли четыре мастер-класса. Их провели: член-корреспондент РАН, главный редактор журнала “Социологические исследования” Ж.Т. Тощенко; директор Института социологии РАН, доктор философских наук, профессор В.А. Ядов; президент Российского общества социологов, доктор философских наук, профессор В.А. Мансуров; действительный член Академии социального образования, доктор философских наук, профессор В.Н. Ковалев.

Мастер-классы прошли в диалоговой форме. В начале занятий известный социолог (мастер) делился опытом своей работы в социологии, а затем – отвечал на вопросы студентов: стремился дать экспертную оценку современной ситуации на “социологическом рынке”, аргументировать свою позицию в дискуссионных вопросах предмета и методов социологии, обратить внимание юношей и девушек, делающих первые шаги в науке, на перспективные направления исследований и наиболее важные публикации отечественных и зарубежных ученых.

В целом доклады, прозвучавшие на конференции, зафиксировали:

*                     обновление исследовательских парадигм по сравнению с работами недавнего прошлого;

*                     освоение новых проблем, вызванных реалиями российской жизни: политическим и хозяйственным плюрализмом, культурно-ценностным кризисом, бедностью и безработицей, процессами компьютеризации и информатизации, поисками повышения эффективности социального управления;

*                     активное изучение социологических методик, применяющихся англоязычными и другими западными специалистами;

*                     попытки (пока что начального свойства) адаптировать эти методики к российской действительности и российскому опыту;

*                     высокий уровень социализации докладчиков и их высокую речевую культуру.

На заключительном пленарном заседании были подведены итоги конференции. Отмечалось, что конференция стала определенной вехой в развитии студенческого научного творчества, в воссоздании тех массовых форм работы с молодежью, которые были в недавнем прошлом. Она помогла выявить проблематику, находящуюся в центре внимания российского студенчества, отчасти определить уровень научной работы в вузах и его взаимосвязь с учебно-воспитательной работой, выявить ряд талантливых студентов, которые могут быть в дальнейшем рекомендованы в аспирантуру, “свести” в одних классах представителей академической науки и молодых исследователей, установить более тесные контакты между социологами, которые активно работают сегодня, и теми, которые будут активно работать завтра.

SUMMARY

I. Social politics: reality and prospects

B.I. Krasnov, V.V. Novikov

Mechanism for realization of social politics

B.B. Khubiev

Trained personnel for social field

T.A. Bodrova, N.A. Rybakova

A family of many children: its problems and the ways of solution

S.M. Moor

A woman as an object of the social protection

S.J. Chikina

Unemployment and economic factors which influence on its level

II. Horizons in social science

G.N. Karelova

Gender adaptation in Russian history

J.V. Yarmack

The conditions for effectiveness of scientific research

G.P. Philippova

A specialist in social work: the research of proficiency

III. The cross-roads of Russia: higher school
at the critical turning point

R.B. Quesko

The specific features of social education

TA. Trophimova

Actual problems of technologization in social work

A.A. Akhmadiev, E.V. Iskhakova

The role of the student valuable orientation in forming a specialist

IV. The problems of remote - correspondence tuition

L.I. Kononova

Correspondence studies: for and against

E.I. Komarov

The development of practice and teaching the management of social work

G.N. Churilova

An important support

Students-practicians observe and suggest


V. Historical essay

V.L. Prokhorov

Patronage in Russia: social, spiritual, moral and patriotic motives

VI. Abroad

L.V. Topchy

Social work in Holland: a view of a sociologist

I.A. Petrova, V.V. Kachalova

Sociological departments in the USA

Lie Zung

The role of state in the formation and development of the market relations in Vietnam

VII. Information

P.E. Zlobin

All - Russian seminar-conference

V.P. Vasyliev

The first all - Russian


[1] Понятие “механизм” является по своему происхождению техническим термином, прочно вошло в систему научной аргументации содержания и форм проявления социальной проблематики и используется для обозначения системы, устройства, определяющего порядок ее жизнедеятельности.

[2] См.: Общими силами - к подъему России (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации): Послание Президента РФ Федеральному Собранию. - М., 1998.

1 Общими силами - к подъему России (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации): Послание Президента РФ Федеральному Собранию. - М., 1998. - С. 47.

[3] См.: Углубление реформы в социальной сфере: Послание Президента РФ Федеральному Собранию. - М., 1998. - С. 68-72.

[4] Боденко Б.Н. Социальный работник: миссия, профессия, должность //Работник социальной службы. - М., 1997. - № 1. - С. 27.

[5] Альбегова И.Ф. Введение в специальность “социальная работа”. - Ярославль, 1997. - С. 3-4.

[6] Социальная работа: история, теория и технология. - Ярославль, 1997. - С. 4.

[7] Лавриненко И.М. Проблемы профессионального совершенствования подготовки социальных работников //Социальное развитие как атрибут цивилизованного общества: методологический семинар. - М., 1997. - С. 98.

[8] Кузьмин А.И. Концептуальные подходы к исследованию жизнедеятельности семьи //Семья в России. - 1996. - № 1. - С. 23.

[9] Ляшенко А.И. Организация и управление социальной работой в России. - М., 1995. - С. 34.

[10] Никитин В.А. Девиантное поведение детей и подростков и проблемы социализации //Девиантное поведение подростков: причины, тенденции и формы социальной защиты: Материалы Первой региональной научной конференции. - Москва; Тверь, 1998. - С. 18.

[11] Более подробно см.: Шурыгина И.И. Влияние семьи на формирование жизненных стратегий подростка //Девиантное поведение подростков... - С. 23-24.

[12] Лекции по технологии социальной работы. - М., 1998. - Ч. III. - С. 5.

[13] См. подробно: Кузьмин А.И. Указ. соч.

[14] См.: Там же. - С. 25.

[15] Информация, полученная нами во время российско-германского семинара по проблемам социальной работы с дезадаптированными детьми и подростками, проведенного в рамках программы “Темкус” в 1998 г. в г. Дюссельдорфе.

[16] См.: Топчий Л.В. Кадровое обеспечение социальных служб: состояние, перспективы и развитие. - М., 1997. - С. 78.

[17] Советский энциклопедический словарь. - М.: Сов. энц., 1990. - С. 1205.

[18] Там же. - С. 724.

[19] Деловые женщины //Эко. - 1996. - № 4. - С. 153.

[20] Концепция женской занятости. - М., 1994. - С. 31.

[21] Рощин С. Дискриминация и равенство возможностей на рынке труда //Человек и труд. - 1995. - № 4. - С. 56.

[22] Барабанова С. Содействие занятости женщин //Человек и труд. - 1995. - № 7. - С. 26.

[23] Кашепов А. Проблемы предотвращения массовой безработицы в России //Вопросы экономики. - 1995. - № 5. - С. 53.

[24] Социально-экономическое положение Рязанской области в январе-июле 1998 года. - Рязань, 1998.

[25] Там же.

[26] Таблица составлена на основе данных, взятых из следующих источников:

- Юбилейный статистический сборник. - Рязань, 1997;

- О жизненном уровне населения Рязанской области в 1996-1997 гг. /Рязанский обл. ком. гос. стат. - Рязань, 1997;

- Налоговый пресс и спад производства - главные причины бюджетных проблем //Экономика и жизнь. “Русь”, № 9(124), февраль, 1997;

- Социально-экономическое положение Рязанской области в январе-июле 1998 года. - Рязань, 1998.

[27] Дубинин Н.П. Философские и социологические аспекты человека //Вопросы философии. - 1971. - №2.

[28] Уточнение кажется необходимым в свете неоправданного преувеличения в современных гендерных исследованиях женской темы.

[29] Дубинин Н.П. Генетика и будущее человеческого знания. - М., 1972.

[30] Дубинин Н.П. Философские и социологические аспекты человека //Вопросы философии. - 1971. - С. 32.

[31] Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях //Социологические исследования. - 1994. - № 8-9; Кузнецов П.С. Адаптация как функция развития личности. - Саратов, 1991; Калайков И. Цивилизация и адаптация. - М., 1984; Кинелев С.В. Адаптация личности как социальное явление. - М., 1978; Никитина И.Н. Социальная адаптация как социологическая категория //Методологические проблемы социологического исследования. - М., 1979; Ромм М.В. Теоретико-методологические проблемы исследования социальной адаптации (информационный подход). - Новосибирск, 1995.

[32] Erikson E. Identity //Youth and Crisis. - № 9. - 1968.

[33] Thomas Wil. and Znanecki Fl. Three Types of Personality //Theories of Society. Modern Sociological Theory. - Qlencoe, 1961. - Vol. 1. - P. 937.

[34] См.: Парсонс Т. Общетеоретические проблемы социологии //Социология сегодня: проблемы и перспективы. - М., 1965.

[35] См., например: Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях //Социологические исследования. - 1994. - № 8, 9.

[36] Manheim K. Essays on the Sociology of Knowledge. - L., 1952.

[37] См.: Панов А.М., Холостова Е.И. Социальная работа как наука, вид профессиональной деятельности и специальность в системе высшего образования //Социальная работа /Под ред. И.А. Зимней. - Вып. 9. - М., 1995.

[38] Репин И.Е. Далекое и близкое. - М.-Л., 1949. - С. 159.

[39] Стасов В.В. Собр. соч. - М., 1952. - Т. 3. - С. 251.

[40] Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. - М., 1989. - С. 31-38.

[41] Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т.3. - С. 542-543.

[42] Морозов С. Дед умер молодым. - М., 1988. - С. 6-8.

[43] См.: Бурышкин П.А. Москва купеческая. - М., 1990. - С. 144.

[44] См.: Орлов Ю.М. Московский Художественный театр. Новаторство и традиции в организации творческого процесса. - Ростов-на-Дону, 1989. - С. 3-35.

[45] См.: Станиславский К.С. Собр. соч. - Т. 1. - Моя жизнь в искусстве. - М., 1954. - С. 83-86.

[46] Станиславский К.С. Проект договора о создании Московского общества искусства и литературы //Станиславский К.С. Из записных книжек. - М., 1886-1911. - С. 22-24.

[47] См.: Станиславский К.С. Собр. соч. - Т. 1. - С. 102-133.

[48] Немирович-Данченко В.И. Избранные письма. - М., 1979. - Т. 1. - 1879-1909. - Письмо № 31. - С. 92-93.

[49] Станиславский К.С. Собр. соч. - Т. 7. - С. 110.

[50] Станиславский К.С. Собр. соч. - Т. 7. - С. 122-123.

[51] См.: Немирович-Данченко В.И. Московский общедоступный театр: Доклад. - Музей МХАТ, Н.-Д. - № 7262.

[52] Немирович-Данченко В.И. Рождение театра. Воспоминания, статьи, заметки, письма. - М., 1989. - С. 118-119.

[53] См.: Договор об учреждении Общественного театра в Москве. 10 апреля 1898. - Музей МХАТ, В.Ж. № 29-1211.

[54] Там же.

[55] Станиславский К.С. Собр. соч. - Т. 1. - С. 244-251.

[56] См.: Орлов Ю.М. Московский Художественный театр. Новаторство и традиции в организации творческого процесса. - Ростов-на-Дону, 1989. - С. 128. - Приложение 5.

[57] См.: Условие между пайщиками Московского Художественного театра сроком на 3 года с 1 июля 1902 г. по 1 июля 1905 г. Февраль 1902 г. - Музей МХАТ, В.Ж. - № 4093.

[58] См.: Думова Н.Г. Московские меценаты. - М., 1992. - С. 151-162.

[59] См.: Немирович-Данченко В.И. Проект нового Товарищества для продолжения дел Московского Художественного театра с 15 июня 1905 г. 21 апреля 1904 г. - Музей МХАТ, Н.-Д. - № 8288/2.

[60] См.: Морозов С.Т. Письмо к В.И. Немировичу-Данченко. 30 апреля 1904 г. - Музей МХАТ, В.Ж. - № 227.

[61] См.: Морозов С.Т. Письмо к К.С. Станиславскому. 29 ноября 1904 г. - Музей МХАТ, К.С. - № 9454; его же. Письмо к А.А. Стаховичу. 29 ноября 1904 г. - Музей МХАТ, В.Ж. - № 2248.

[62] См.: Условие между С.Т. Морозовым и пайщиками Товарищества Московского Художественного театра. 5 января 1905 года. - Музей МХАТ, В.Ж. - № 4037а.


Оставить комментарий