Судебная защита прав несовершеннолетних осужденных

При рассмотрении вопроса о содержании субъективного гражданского права общепризнанным является положение о том, что, признавая за тем или иным лицом определенные субъективные права и обязанности, Конституция и гражданское законодательство РФ предоставляют управомоченному лицу право на защиту. Субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь «декларативным» правом. Хотя оно и провозглашено в законе, но, не будучи обеспечено государственными правоохранительными мерами, оно может быть рассчитано лишь на добровольное уважение со стороны неуправомоченных членов общества. Судебная практика свидетельствует о том, что данное положение никогда не соблюдается в полном объеме, и

 

несовершеннолетние граждане, в том числе и несовершеннолетние, отбывающие наказание в виде лишения свободы, это заставляет нас обратиться к рассмотрению данного вопроса и именно прав и законных интересов несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы.

Указанный вопрос нельзя рассматривать в рамках только одного гражданского права. Он носит межотраслевой характер и тесно связан с гражданско-процессуальным и уголовно-исполнительным правом.

В деле реализации несовершеннолетними осужденными своих гражданских прав важным является наличие соответствующей системы и механизма их обеспечения. Под «обеспечением» указанных прав понимается наличие мер, условий и гарантий, создающих возможность лицу пользоваться своими правами. Систематическое толкование гражданского и уголовно-исполнительного законодательства позволяет меры (гарантии), обеспечивающие гражданские права несовершеннолетних осужденных,

 

классифицировать на три группы: защита своих прав; их самозащита; охрана. Под «защитой» своих прав понимается защита от каких-либо неблагоприятных действий, вредного воздействия и т. п. Самозащита трактуется как защита самого себя, защита собственными средствами, но в рамках закона. Охрана подразумевает наблюдение за безопасностью кого- либо (в данном случае - за безопасностью несовершеннолетних осужденных), обеспечение неприкосновенности кого-либо или чего-либо, ограждение, предохранение от чего-либо1. Детальный анализ указанных

выше понятий дается Н.В. Остапюком и И.Б. Живихиной .

По вопросу определения понятий защиты и охраны Н.В. Остапюк выделяет три концепции. К числу представителей первой концепции он относит А.П. Сергеева, О.С. Иоффе. Охрана в узком смысле слова именуется ими «защитой» и включает в себя лишь меры, направленные на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании[1]. Понятию «охрана» они придают самое широкое значение, включая в него как меры, применяемые до нарушения права, направленные на нормальную реализацию субъектом своих интересов, так и меры, направленные на устранение «аномальных» правовых явлений.

Сторонники второй концепции (JI.C. Явич , А.Ф. Черданцев[2], Н.Г. Александров) определяют охрану как деятельность государственных органов, применяющих санкции к правонарушителям. Охрана гражданских прав становится возможной лишь после нарушения правовой нормы.

Сторонники третьей концепции четко разграничивают понятия охраны и защиты гражданских прав. Например, А.И. Базилевич под охраной понимает мероприятия, направленные на предупреждение нарушения прав, а целью защиты определяет восстановление прав. При этом защита гражданских прав и законных интересов трактуется им как реализация юридических санкций гражданско-правовых норм компетентным органом либо непосредственно управомоченным или обязанным лицом в правоотношении в целях осуществления субъективных прав и законных интересов в случае, когда последние оспариваются кем-либо или нарушены[3]. Приведенную позицию разделяют В.А. Тархов[4], Б.Ю. Тихонова[5] и А.П. Вершинин .

Обобщая изложенные взгляды, Н.В. Остапюк отмечает, что защита гражданских прав связывается авторами, прежде всего, с совершением правонарушений. При этом охрана в основном определяется в качестве мер предупредительного характера, применяемых до нарушения норм права. Понятие охраны включает в себя защиту как ее частный случай, когда необходимо применение активных мер, направленных против чьих-либо посягательств. «Под защитой гражданских прав (охраняемых законом интересов) следует понимать применение предусмотренных законом мер юридического и фактического порядка компетентными органами либо должностным лицом в правонарушении (носители права) для осуществления гражданских прав при их нарушении, оспаривании либо отрицании в любой форме» .

Несколько ранее Е.А. Суханов писал о том, что гражданско-правовая защита - более узкое понятие, применяемое только к случаям их нарушения: «Она представляет собой совокупность гражданско-правовых способов (мер), которые применяются к нарушителям отношений»[6].

Гражданское законодательство предусматривает целую систему конкретных норм, призванных обеспечить защиту гражданских прав, наряду со всеми гражданами, в том числе и несовершеннолетними осужденными. Таковыми являются нормы:     «Возникновение гражданских прав и

обязанностей, осуществление и защита гражданских прав»; «Защита чести, достоинства и деловой репутации»; «Защита права собственности и других вещных прав»; «Обеспечение обязательств»; «Обязательства вследствие причинения вреда»; «Охрана наследства и управление им»; «Меры по охране наследства» и др.

Итак, право на защиту как важнейший элемент субъективного права включает в себя возможность управомоченного лица использовать

I

дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя, защищать принадлежащее ему право собственности действиями фактического порядка .

Следует сказать о том, что в литературе употребляются, а зачастую и смешиваются, термины «охрана» и «защита», однако разграничение этих понятий имеет немаловажное значение. Так, А.М. Нечаева охрану рассматривает как более емкое понятие, а под «защитой» понимает конкретные меры, применение которых позволяет восстановить нарушенные права. Охрану как наиболее широкое понятие по сравнению с защитой рассматривают и другие ученые. По мнению И.В. Витрука, охрана включает в себя меры, применяемые до нарушения прав и обязанностей, а защита — меры, применяемые после правонарушения для восстановления нарушенного права .

Таким образом, большинство авторов охрану понимают как более широкое понятие. Вместе с тем понятия защиты и охраны, как справедливо указывает В.А. Тархов, имеют различное значение . Охрана каждого права осуществляется постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения. К защите прав прибегают лишь при их нарушении либо угрозе нарушения.

Мы полагаем, что термин «защита» следует употреблять в том случае, когда речь идет о применении компетентными органами государства, органами местного самоуправления либо лицом, чьи права нарушены (оспорены), в установленном законом порядке мер для восстановления (признания) нарушенных (оспоренных) прав и законных интересов, а также для устранения угрозы их нарушения. В подтверждение данной позиции можно привести ст. 2 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющую задачи и цели гражданского судопроизводства, где одной из целей является защита нарушенных или оспариваемых прав, и ст. 3, которая закрепляет право на обращение в суд за защитой всех граждан, включая и несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы.

Одним из положений Конституции РФ является обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

Эта обязанность, как справедливо отметил В.Я. Кикоть[7], состоит в создании условий для их реализации и механизма защиты. Это касается и защиты гражданских прав несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, отстаивания их законных интересов в суде.

В цивилистической и юридической литературе вопросу права на защиту уделялось большое внимание[8]. Но в данном случае мы придерживаемся, точки зрения С.С. Алексеева[9], который понимает под правом на защиту, во-первых, возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя, то есть защищать принадлежащее ему право собственными действиями фактического порядка (самозащита гражданских прав); во-вторых, возможность применения самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя, которые в литературе не всегда правильно называют оперативными санкциями; в-третьих, возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению.

Предоставляя управомоченному лицу правоохранительные возможности, составляющие содержание права на защиту, гражданское законодательство вместе с тем обеспечивает их осуществление и соответствующими правоохранительными мерами, применяемыми к нарушителям гражданских прав и обязанностей, которые следует разделять на три вида: во-первых, меры фактического порядка, применяемые управомоченным лицом при самозащите гражданских прав, в частности, меры охраны его имущества, необходимая оборона; меры, применяемые в состоянии крайней необходимости; во-вторых, правоохранительные меры оперативного характера, являющиеся мерами юридического воздействия, но применяемые самим управомоченным лицом, например, отказ от принятия просроченного исполнения и др.; в-третьих, правоохранительные меры государственно-принудительного характера, применение которых входит в компетенцию государственных и общественных органов.

Безусловно, что в перечисленных выше трех видах правоохранительных мер могут участвовать, а в ряде случаев и самостоятельно использовать, несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы. В литературе вопрос о разграничении форм защиты права нередко сводится исключительно к различию в порядке рассмотрения того или иного требования. Исходя из этого, различают: исковую форму защиты права, защиту гражданских прав в порядке особого производства в суде, административный порядок защиты гражданских прав и специфическую, общественно-правовую форму защиты права, свойственную характеру деятельности общественных организаций в сфере рассмотрения гражданско- правовых споров.

Из изложенного следует, что проблема права на защиту — это проблема не только материального, но и гражданско-процессуального права. В науке гражданского права исследование проблемы права на защиту в общетеоретическом плане сводится к вопросу о праве на иск. В нашем случае следует ответить на вопрос, могут ли несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы обладать данным правом?

Под «способами защиты» субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер дается в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, где говорится о том, что гражданские права защищаются путем их признания; восстановления положения, существовавшего до нарушения права; пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения и др.

Защита гражданских прав производится в установленном законом порядке. При этом существуют общий, специальный и исключительный порядок защиты гражданских прав.

Общий порядок предусмотрен ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая устанавливает, что споры о праве разрешаются судом. Поскольку судебный порядок является общим порядком защиты гражданских прав, он подлежит применению во всех случаях, за исключением изъятий, указанных в законе.

Специальный порядок отличается от судебно-арбитражного порядка защиты гражданских прав тем, что он применяется не в виде общего правила, а только в случаях, указанных в законе. Иногда закон возлагает защиту нарушенных прав не на суд или арбитраж, а на органы прокуратуры. Такой, то есть административный, порядок может быть назван специальным порядком охраны гражданских прав.

Исключительный порядок рассчитан на такую чрезвычайную ситуацию, когда в силу особых условий, при которых совершается посягательство на гражданские права, обеспечить их защиту в судебно­арбитражном порядке не представляется возможным. Это имеет место в случаях, когда необходимо немедленно отразить начатое правонарушителем нападение или в целях немедленного предотвращения опасности. При возникновении подобной чрезвычайной ситуации разрешается прибегнуть к таким исключительным способам защиты гражданских прав, какими являются необходимая оборона и крайняя необходимость, которые в полном объеме могут быть использованы и несовершеннолетними, осужденными к лишению свободы.

Обратимся к более детальному анализу закрепленных в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации конкретных способов защиты гражданских прав, которые используются несовершеннолетними,

 

осужденными к лишению свободы для защиты своих гражданских прав и законных интересов.

Первое из них — признание права. Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у несовершеннолетнего, осужденного к лишению свободы, определенного субъективного права подвергается сомнению. Субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование. Например, если собственник жилого дома не имеет на него правоустанавливающих документов, он не может этот дом продать, поменять, подарить и т. д. Признание права является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания необходимых условий для его реализации и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормальному осуществлению. Как видно из положений, закрепленных в гражданском законодательстве, несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы могут выступать участниками такого рода договоров.

Восстановление положения, существующего до нарушения права. В качестве самостоятельного способа защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, признание недействительности ничтожной сделки. Данный способ предусматривает защиту имущественных прав несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы только путем применения последствий недействительной сделки. Исходя из этой нормы, суды отказывали в принятии исков о признании ничтожных сделок недействительными, поскольку ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ). В п. 32 постановления Пленума Верховного суда и Высшего Арбитражного суда РФ № 6/8 указано, что исковые требования о признании ничтожной сделки недействительной подлежат разрешению судом в общем порядке, поскольку Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможность предъявления таких исков[10]. Этим постановлением судам предложено при удовлетворении иска указывать, что сделка является ничтожной, в мотивировочной части решения. Возможен также иск о признании судом сделки действительной, если другая сторона оспаривает действительность сделки, считая ее ничтожной.

Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Этот способ означает, что несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, гражданские права или законные интересы которого нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, и нормативного акта, имеет право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично.

Присуждение к исполнению обязанности в натуре. Как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, причинивший тот или иной вред, обязан возместить причиненный вред самостоятельно, что зачастую сделать невозможно.

Возмещение убытков и взыскание неустойки. Это наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом

с

интересов. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом, либо вообще независима от него (взыскание неустойки). Например, несовершеннолетний до осуждения к лишению свободы заключил договор найма жилого помещения с собственником дома. Собственник не выдвигает требования о расторжении данного договора по причине осуждения лица. При таком положении несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, не лишается прав, приобретенных в результате оформления договора, и должен выплачивать определенную денежную сумму за найм и оплачивать коммунально-бытовые расходы.

Прекращение или изменение правоотношения. Так, несовершеннолетний в случае передачи ему вещи ненадлежащего качества вправе по своему выбору потребовать замены вещи, соразмерного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков либо расторжения договора. Чаще всего данный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с принудительным прекращением или изменением правоотношения.

Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Указанная мера распространяется как на индивидуально-правовые, так и нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд обязан обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной правовой акт, какой норме и какому закону он противоречит. Необходимо сказать, что не применять незаконные акты должен не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц.

Существует еще целый ряд других способов защиты гражданских прав, таких, как: самозащита, компенсация морального вреда и т. д.

Наиболее эффективным и самым распространенным способом защиты гражданских прав является именно судебный порядок. Рассмотрим подробно защиту гражданских прав несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы в судах общей юрисдикции.

В судебном порядке может быть защищено любое нарушенное (оспариваемое) субъективное право ребенка (ст. 46 Конституции РФ, ст. 8 СК РФ). Судебную защиту следует понимать как одну из юрисдикционных форм защиты субъективных прав и законных интересов несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, которая представляет собой деятельность судов, базирующуюся на принципах конституционного, семейного и гражданско-процессуального права, а также на принципах морали, осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства и направленную на принудительную реализацию прав и законных интересов, несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы посредством применения предусмотренных гражданским законодательством способов защиты.

Судебная защита прав несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы может быть осуществлена, а нарушенное (оспоренное) право восстановлено при наступлении следующих последствий:

-             если несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы обладает правом, являющимся объектом защиты;

-             его субъективное право нарушено (оспорено) либо имеется угроза его нарушения;

-             несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы или его представитель обратились в суд с соответствующим требованием (это требование должно быть оформлено в письменной форме и соблюдены другие условия, предусмотренные ст. 131,132 ГПК РФ и др.);

-             нарушение субъективного права либо законного интереса доказано в установленном законом порядке;

-             субъективное право осуществляется не в противоречии с его назначением;

-             не истекли сроки исковой давности.

Отметим, что в случае нарушения гражданских прав несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы вправе обратиться в суд с исковым требованием. По общему правилу, срок исковой давности для подачи такого требования составляет три года с момента, когда несовершеннолетний осужденный узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (ст. 196 ГК РФ). Однако истечение сроков исковой давности не погашает субъективного права на защиту, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в рамках гражданского законодательства.

При изложении действующего порядка защиты гражданских прав несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, необходимо акцентировать внимание на то, что в случае нарушения принадлежащих несовершеннолетним осужденным гражданских прав они не лишаются возможности обратиться в суд за их защитой. Однако осуществление нарушенного гражданского права, как известно, ограничено установленным законом сроком исковой давности. Мы рассмотрим лишь те вопросы исковой давности, которые наиболее часто возникают в связи с судебной защитой принадлежащих несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы, гражданских прав и с предъявлением исков к лицам, лишенным свободы. К их числу относятся, в частности, вопросы о начале течения исковой давности, ее перерыве, приостановлении, а также о возможности восстановления сроков исковой давности.

Согласно ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок защиты гражданских прав в спорах с участием граждан составляет три года. Поскольку несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, всегда является гражданином, то тот же срок применяется и в спорах с его участием. Каких-либо особых сроков для споров с участием несовершеннолетних осужденных закон не предусматривает.

Начало течения давностного срока зависит от знания управомоченным лицом факта нарушения его субъективного права. Указанное правило закона особенно существенно для несовершеннолетних, осужденных к лишению

у

свободы, потому что средства получения ими информации о нарушении их прав являются ограниченными по сравнению со свободными гражданами.

Например, если письмо с сообщением несовершеннолетнему, осужденному о нарушении принадлежащих ему гражданских прав поступило до срока, когда он имел право получить такое письмо, то день фактического получения им соответствующей информации следует считать днем, с которого начинается течение исковой давности. Однако, если несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, за совершенный им проступок был лишен возможности получения информации (например, был наказан в дисциплинарном порядке водворением в штрафной изолятор), то днем, с которого следует исчислять течение исковой давности, надо признать день поступления письма к обычно установленному сроку в воспитательную колонию или день прибытия в установленный срок на свидание к несовершеннолетнему осужденному родственников, располагающих данными о нарушении его субъективных гражданских прав, а не день, когда несовершеннолетнему, осужденному к лишению свободы эти сведения стали известны фактически. Иное решение указанного вопроса приводило бы к тому, что несовершеннолетний осужденный, совершивший дисциплинарный проступок во время отбывания наказания, оказывался бы в отношении института исковой давности в привилегированном положении по сравнению с несовершеннолетними осужденными, соблюдающими требования режима. Такое решение полностью соответствует закону, поскольку при указанных обстоятельствах о нарушении своих прав несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы, мог узнать раньше, чем он узнал бы об этом фактически.

Начало течения срока исковой давности по иску, предъявленному к несовершеннолетнему осужденному, определяется по общим правилам ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть со дня, когда это лицо узнало или должно быть узнать о нарушении своего права. Каких-либо затруднений в этом вопросе нет.

Относительно перерыва течения исковой давности в правоотношениях с участием несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, необходимо иметь в виду следующее.

Течение исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а по спорам, в которых одной или обеими сторонами являются граждане, а, следовательно, и несовершеннолетие осужденные, течение срока исковой давности прерывается также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Нужно, однако, различать случаи, когда течение исковой давности прерывается предъявлением иска к несовершеннолетнему осужденному и когда течение исковой давности прерывается предъявлением иска другими лицами к несовершеннолетним осужденным. Несомненно, что в последнем случае заинтересованным лицам осуществлять процессуальную деятельность, связанную с предъявлением иска, легче, чем несовершеннолетним осужденным, хотя бы потому, что они могут осуществлять ее лично либо по собственному усмотрению через добровольно избранных представителей. Трудности для заинтересованных лиц в подобных случаях возникают лишь в связи с установлением места нахождения воспитательной колонии, в которой отбывает наказание несовершеннолетний осужденный. Установление этого места необходимо для предъявления иска по соответствующей подсудности.

Если же иск предъявляется несовершеннолетним осужденным к другим лицам, то следует иметь в виду, что в силу тех ограничений, которым он подвергается, отбывая наказание, несовершеннолетний осужденный не всегда может точно установить местожительство или местонахождение ответчика, а также получить необходимую юридическую консультацию и помощь. Вследствие этого несовершеннолетние осужденные нередко предъявляют иски в ненадлежащий суд. В соответствии же со ст. 33 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации судья принимает и передает дело на рассмотрение другого суда, если дело данному суду не подсудно. Ясно, что это не может рассматриваться в качестве обстоятельства, прерывающего течение срока исковой давности.

Что касается приостановления течения срока исковой давности, то факт лишения свободы истца или ответчика не может рассматриваться в качестве обстоятельства, влекущего за собой приостановление исковой давности. Несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, сохраняют статус субъекта гражданских правоотношений, всегда имеют реальную возможность осуществить свои права через свободно избранных представителей, и поэтому в отношении них закон не предусматривает каких-либо исключений из общих правил.

I

Несовершеннолетние осужденные часто пропускают срок исковой давности. Здесь необходимо решать вопрос об уважительности или неуважительности причин несвоевременного предъявления исков и о возможности в связи с этим восстановить пропущенный давностный срок.

Восстановление срока исковой давности зависит от того, признает ли суд причины пропуска давности уважительными. Суд, исследуя конкретные обстоятельства рассматриваемого дела, выясняет действительные причины пропуска давностного срока, так как само по себе наличие каких-то обстоятельств, препятствующих предъявлению иска, еще не является достаточным основанием для восстановления пропущенного срока давности.

В настоящее время любое нарушенное (оспоренное) субъективное право несовершеннолетнего, осужденного к лишению свободы, может быть защищено судом . При разрешении дел с участием несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, существует ряд особенностей. К их числу относятся: особые правила судопроизводства (ст. 50, 263 ГПК РФ); приоритет прав и интересов ребенка (ст. 54, 65, 68, 72, 73, 76, 131 СК РФ); доступность судебной защиты (ст. 3, 52, 89 ГПК РФ и ст. 9 СК РФ); учет мнения ребенка при разрешении некоторых вопросов для суда (ст. 57, 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ) и ряд других особенностей, способствующих разрешению дел с наибольшей пользой для ребенка.

Гражданская процессуальная правоспособность в полном объеме наступает с момента совершеннолетия, то есть с восемнадцатилетнего возраста. Однако происходят разногласия Гражданско-процессуального кодекса и Семейного кодекса Российской Федерации, так как в соответствии со ст. 56, 142, 49, 62 ребенок, достигший 14 лет, может самостоятельно обращаться в судебные органы и отстаивать там свои интересы.

По нашему мнению, это противоречие может быть устранено путем расширения нормы в ч. 3 ст. 37 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, которая будет закреплять возможность несовершеннолетних достигших 14 лет лично защищать в суде свои гражданские права.

Любое лицо, обратившееся в суд за защитой нарушенного (оспариваемого) права, должно подать заявление в письменной форме, что предусмотрено ст. 131, 132 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации. Но тут возникает проблема. Как же, все-таки, несовершеннолетнему, осужденному к лишению свободы правильно и грамотно составить исковое заявление в суд? Для составления искового заявления целесообразно обратиться к помощи адвокатов.

Уголовно-исполнительное законодательство предусматривает право несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, на получение юридической помощи: «Для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи» (ч. 8 ст. 12 УИК РФ); «Для получения юридической помощи осужденным по их заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи» (ч. 4 ст. 89 УИК РФ). Однако, в приведенных и других нормах ничего не говорится, кто и как будет обеспечивать этим правом.

Пункт 6 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324 «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» гласит, что несовершеннолетние, отбывающие наказание в местах лишения свободы, а также их законные представители и представители, имеют право обращаться за оказанием бесплатной юридической помощью по вопросам, связанных с обеспечением и защитой прав и законных интересов таких несовершеннолетних (за исключением вопросов, связанных с оказанием юридической помощи в уголовном судопроизводстве).

Возникает вопрос о правовом механизме реализации указанного субъективного права несовершеннолетнего осужденного. Именно о механизме реализации указанного права в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации ничего не сказано. Не говорится об этом и в подзаконных актах. Отсутствуют организационно-правовые гарантии того, что заявление несовершеннолетнего осужденного будет зарегистрировано и незамедлительно отправлено по адресу; дойдет до адресата соответствующего адвокатского образования; если и дойдет до адвокатского образования, то и тогда нет гарантии, что подростку будет предоставлена своевременная квалифицированная юридическая помощь.

Так, на вопрос анкеты «Хотели бы вы воспользоваться услугами адвокатов, если бы они периодически приезжали в колонию и оказывали юридическую помощь бесплатно?», 30% опрошенных ответили, утвердительно.

Какие лица помимо адвокатов могут оказывать несовершеннолетним осужденным юридическую помощь?

Некоторые авторы считают, что поскольку такое лицо должно иметь право оказывать юридическую помощь, то оно должно подтвердить факт наличия у него данного права[11]. Например, предъявить соответствующее удостоверение. Представляется, что этими органами и лицами могут быть: федеральный уполномоченный по правам человека; региональные уполномоченные по правам человека; региональные уполномоченные по правам ребенка; специализированные уполномоченные по правам осужденных; органы местного самоуправления; комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (комиссии субъектов Федерации и комиссии муниципальных образований); члены родительского комитета; попечительские советы субъектов Федерации, осуществляющие попечительство над воспитательными колониями (попечительство над осужденными); неправительственные правозащитные организации;

 

благотворительные организации, целями которых в уставе указано правовое просвещение, предоставление услуг по оказанию юридических консультаций.

Нередко юридическую помощь несовершеннолетним оказывают правозащитные организации, уставными целями которых является защита прав человека, правовое просвещение, юридическая помощь. К сожалению, необходимая поддержка - явление редкое.

Перспективным направлением оказания юридической помощи несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы, представляется дальнейшее развитие так называемых «юридических клиник». Одним из направлений деятельности «юридической клиники» является оказание бесплатной юридической помощи. Представляется, что государство должно развивать и стимулировать деятельность «юридических клиник».

Необходимо отметить деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и его рабочего аппарата по оказанию осужденным, включая несовершеннолетних, юридической помощи, а также деятельность региональных уполномоченных по правам человека (по правам ребенка).

При рассмотрении гражданского дела по защите нарушенных прав несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы, приходится сталкиваться еще с одной проблемой. Согласно п. 1 ст. 48 Гражданско- процессуального кодекса Российской Федерации граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя. То есть Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации не делает исключения и для несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, в отношении личного участия. Но ни гражданско-процессуальное, ни уголовно-исполнительное законодательство не предусматривает этапирование данной категории лиц для личного участия в суде. В свою очередь, администрация исправительного учреждения отказывает осужденным в этапировании для участия в судебном заседании в порядке гражданского судопроизводства, объясняя свой отказ отсутствием соответствующей нормы в действующем законодательстве. Однако закон не создает препятствий для участия лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы, в рассмотрении судами дел в порядке гражданского судопроизводства[12].

Кроме того, закон не исключает предоставление лицу, отбывающему наказание, возможности довести до суда свою позицию по соответствующему делу путем проведения судебного заседания по месту отбывания этим лицом наказания, допуска к участию в деле его адвокатов и иных представителей, а также иным предусмотренным законом способом. Как показывает судебная практика, рассмотрение судебных дел по гражданским делам осуществляется путем проведения выездных заседаний в исправительные учреждения. Для этого осужденному необходимо обратиться в суд с ходатайством о рассмотрении гражданского дела по месту отбывания наказания.

Особого внимания заслуживает вопрос о возможности несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, осуществлять право на защиту, так как случаи обращения данной категории лиц в судебные органы с требованием о защите своих гражданских прав не встречаются в судебной практике.

На вопросы анкеты «Знаете ли вы свои гражданские права?», 30% опрошенных ответили: «Не знаю» или «Мне никто не разъяснял мои права»; «Оказывается ли вам при необходимости юридическая помощь?», 40% ответили «Нет» или «Не всегда»; «Известно ли вам, к кому (куда) можно обратиться, чтобы защитить свои гражданские права?», 25% ответили «Да»; 25% ответили «Нет»; остальные затруднились ответить; «Обращались ли вы в суд для защиты своих гражданских прав?», практически все ответили «Нет», указывая причины: «Не знал о такой возможности», «Нет материальной возможности», «Боялся», «Считал, что это ничего не даст».

Одной из проблем, на наш взгляд, является то, что им чрезвычайно сложно решиться на обращение в суд с требованием защиты своих нарушенных гражданских прав. Большую эффективность может и должна иметь работа сотрудников воспитательной колонии. С ними не только должны работать воспитатели, психологи, уполномоченный по правам ребенка, но, и на наш взгляд, сотрудники комиссии по защите гражданских прав несовершеннолетних в воспитательной колонии, куда будут входить еще и представители органов опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, юристы, так как они играют ключевую роль в защите нарушенных гражданских прав.

С учетом сказанного, мы можем сделать выводы о том, что:

  1.  Несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, должны обладать реальным правом на защиту своих гражданских прав и законных интересов. Им должна реально оказываться бесплатная юридическая помощь в решении юридических вопросов;
  2.  Необходимо внести в ч. 3 ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» дополнение: «...а также несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы»',
  3.  Для устранения противоречий ГПК РФ и СК РФ относительно процессуальной правоспособности несовершеннолетних, достигших 14 лет, предлагается расширить норму ч. 3 ст. 37 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, которая будет закреплять возможность несовершеннолетних достигших 14 лет лично защищать в суде свои гражданские права;
  4.  В целях обеспечения возможности личного участия несовершеннолетнего в защите своих прав и законных интересов ввести в ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации норму следующего содержания: «       Несовершеннолетние осужденные имеют право на личное участие в судебном заседании в качестве истца или ответчика по гражданскому делу».

На наш взгляд, это будет соответствовать предъявленным требованиям закона и наилучшим образом отражать право несовершеннолетнего, осужденного к лишению свободы, на осуществление такого права, как право на защиту своих гражданских прав.

 



[1] См.: Сергеев А.П. Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. Т.1. С. 235; Иоффе О.С. Гражданско-правовая охрана интересов личности / под ред. Б.Б. Черепахина. М., 1969. С. 3-4.

[2] См.: Черданцев А.Ф. Основы теории государства и права. 2-е изд. / под ред. С.С. Аексеева. М., 1971. С. 339.

[3] См.: Базилевич А.И. Формы защиты субъективных гражданских прав: дис.... канд. юрид. наук. Ульяновск, 2001. С. 34,44.

[4] См.: Тархов В.А. Охрана имущественных прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972. С. 11-13.

См.: Тихонова Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: автореф. дис ... канд. юрид. наук. М., 1972. С. 11-13.

[6]                                               an

Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 364; Живнхина И.Б. К вопросу о соотношении понятий «охрана» и «защита» права собственности // Обязательственное право: актуальные вопросы теории и практики: Цивилистические записки Вып. 6 / под науч. ред. В.А. Рыбакова, А .Я. Гришко. С. 228.

См.: Грибанов В.П. Право на защиту как одно из правомочий субъективного гражданского права // Вестник Московского ун-та. Сер. II. Право. 1968. №3. С. 14.

[7] См.: Нечаева А.М. Теоретические вопросы гражданского права. М., 1980. С. 63.

См.: Витрук И.В. Конституционный статус личности в СССР. М.: Наука, 1980. С. 203.

[9] См.: Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1997. С. 259-260.

[10] См.: О некоторых вопросах, связанных с применением части первой 'ражданского кодекса Российской Федерации: постановление Пленума (ерховного суда РФ № 6, Пленума Высшего Арбитражного суда РФ № 8 от 1 юля 1996 г.

[11] См.: Акимов С.К.,Лысягин О.Б. Основные права осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы: виды, содержание, реализация и защита (восстановление). М., 2007. С. 59, 60.

[12] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2003 г. № 488-0.


Оставить комментарий