Возрождение и Реформация


бесного и земного смещается к естественным и необходимым разли¬чиям в способах стать счастливыми».26 Таким образом, Возрождение заявляет о себе как о первом образе антропоцентрической секуляризо¬ванной цивилизации. Роль религии чаще всего не отрицается, но её трансцендентный аспект стирается, и она интересует прежде всего с позиции обоснования ценности посюстороннего существования.
Поиск счастья не противоречит добродетели, ибо богоравная природа устроена на началах гармонии, составляющих её элементов. Поэтому «добродетель есть не что иное, как совершенная в себе и бла¬гоустроенная природа».27
Путь обретения добродетели - это одновременно труд культуро- созидания, призванный преобразить природу и человека в соответст¬вии с заложенным в них божественным началом. «Не отрицая христи¬анское учение, гуманизм рассматривает место человека в мире не с точки зрения грехопадения и спасения, а как проблему достоинства человека. Достоинство заключено прежде всего в признанной за чело¬веком возможности возвышаться от «дикого», «варварского», «животного» состояния до истинно человеческого. Это истинно чело¬веческое состояние есть результат осуществления заложенных в чело¬веке возможностей к совершенствованию. Заложенные в нём Богом, они требуют для своего осуществления собственных усилий человека, культурной творческой деятельности».28 Место преображения челове¬ка и мира в Боге занимает преобразование человеком себя и окру¬жающего. Трансцендирование к Богу сменяется транцендированием к
26 Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуально- сти.М., 1989. С.118.
27 Баткин Л.М. Итальянские гуманисты: стиль жизци, стиль мышле-
§
ния.М., 1978. С.88.
28 Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М., 1980. С.46.
?
| ' * ,ч-,- -г. 1
. у

миру, и в этом трансцендировании человек обретает себя, обретает в себе божественное начало, объединяющее его с Богом и окружающим.
Важно отметить, что это культуросозидание не шло вразрез с ис¬ходной установкой на природу, так как «ренессансные «изобретение» и «строительство» стремились выявить, высвободить божественную сердцевину в здешнем и нынешнем мире. Культуросозидание стано¬вилось выявлением и развитием возможностей, заложенных в самой природе. В то же время традиционное христианское представление о ничтожности природы, взятой самой по себе, тоже сохраняло своё звучание и выражалось в этом несовпадении божественного начала в природе с её наличным состоянием, откуда и вырастала необходи¬мость культивирования.
«Культ природы означает, что природы вне культуры больше нет и быть не может». Постановка задачи окультуривания природы - проблема, впервые поставленная именно ренессансным сознанием. В период классического средневековья пренебрежительное отношение к в себе ничтожной природе проявлялось не только в аскетическом на¬силии над ней со стороны спасающих душу аскетов, но и в грубости нравов, частом пренебрежении бытовой стороной жизни. Всё это вы¬зывало протест пробудившегося гуманистического чувства и мысли.
Деятельность творцов культуры Возрождения поражает много¬образием дарований и их проявлений. Э. Гарэн пишет о гении Лео¬нардо да Винчи» «Его универсальность - прежде всего широта его кругозора, которая была такой, что его интересы и творчество не зна¬
ли границ и распространялись на любую область человеческой дея¬тельности, любую сферу реальности, поистине на совокупность всех явлений».
Не случайно именно Италия оказывается родиной Возрождения и многих его прославленных деятелей. Исторически сложилось так, что к исходу средневековья Северная и Центральная Италии оставались территорией раздробленных государств. «В Италии не нашлось сво¬его Иль-де-Франса и Парижа. Необычно раннее развитие городов размыло феодальные массивы. Непосредственной опорой претенден¬тов на Королевский трон поэтому оказались горные малонаселённые окраины или небольшие соседние княжества, пока их не оттеснили германские императоры. Отныне попытки объединить страну шли не от национальной династии, а от чужеземных завоевателей. Битва при Леньяно явилась поэтому не только спасением коммунальной свобо¬ды, но и торжеством коммунальной децентрализации. Ценой незави¬симости Италии стало её единство».
Жизнь в небольшом городе - государстве особенно при наличии политических свобод сама по себе побуждает его гражданина к самым разнообразным занятиям, а сравнительно небольшое число граждан делает его фигуру заметной. Так было некогда в древнегреческих по¬лисах, так было и в городских коммунах Италии. «Деловой человек, занимаясь сразу всеми видами экономической деятельности, следя за боттегой и виллой, сообразуясь с домашними и международными об¬стоятельствами, решая любые политические вопросы, заботясь о ди¬пломатии, финансах и снабжении города продовольствием, заклады¬вая церкви и берясь иногда за писательство, — чувствовал себя спо¬собным воздействовать и обязанным отвечать за все стороны своего существования. Он находился в центре своего мира, суверенного и са¬модостаточного»?3
Многообразие занятий, свойственное жителям небольших горо¬дов — государств, будь то античной Греции или ренессансной Ита¬лии, вообще связано с ориентацией духовных ценностей преимущест¬венно на природу. В доиндустриадьных цивилизациях, где природа, как правило, одушевлялась, разделение труда чаще всего осуществля¬лось в зависимости от предмета труда и в основном было тройствен¬ным: священники (жрецы), занятые в сфере культа; воины (в доинду- стриальных цивилизациях военное дело часто совпадало с админист¬ративным) - предмет их активности человек, человеческое общество; промышленное сословие (земледельцы, ремесленники, торговцы), ак¬тивность которых направлена на экономическую деятельность, где в центре находится отношение человека к природе. Для такого строгого разделения труда необходимо, чтобы краски окружающего мира до известной степени поблёкли и не мешали человеку сосредоточиться на предмете его деятельности. Для цивилизаций с таким строгим разде¬лением труда характерна ориентация на сверхземные ценности, когда окружающее, действительно, теряет свою первостепенную значимость. Цивилизации эти создавали обширные государства, ибо преодоление окружающего - это и преодоление пространства, а разделение труда позволяло организовать жизнь на больших территориях. Так было в древнем Египте, Индии, средневековой Европе.
Разнообразие занятий в небольших городах-государствах не при¬поднимало их граждан над окружающим, над преднайденной при¬родной средой и в свою очередь способствовало замыканию этих го¬сударств в небольших пределах. Это не значит, конечно, что интересы граждан этих государств ограничивались их узкими пределами. Часто эти города - государства вели обширную торговлю, как правило, по¬средническую. Это касается и городов-государств Италии. Но попыт¬ки организовать обширные пространства в государство они не дела¬ли, а их выход в эти пространства мотивировался кроме экономиче¬ских соображений ещё и неистощимым любопытством, жаждой всё новых и новых впечатлений природы, посюстороннего мира в целом, чем отличались и древние греки, и ренессансные итальянцы. Жизнь в подобных городах-государствах, где природные ценности выступали на первый план, должна была породить разносторонних людей не только в сфере социально-экономической и политической жизни, но и в сфере культуры.
Однако Возрождение породило и гораздо менее привлекательные типы личности, нежели его «титаны», известные разносторонностью дарований. «Возрождение прославилось своими бытовыми типами коварства, вероломства, убийства из-за угла, невероятной мститель¬ности и жестокости, авантюризма и всякого разгула страстей. Здесь уже не было никакой неоплатонической эстетики. Однако здесь несо¬мненно сказался стихийный индивидуализм эпохи, эта уже обнажён¬ная от всех теорий человеческая личность, в основе своей аморальная, но зато в своём бесконечном самоутверждении и в своей ничем не сдерживаемой стихийности любых страстей, любых аффектов и лю¬бых капризов доходящая до какого-то самолюбования и до какой-то Дикой и звериной эстетики».

Страницы: 1 2 3 4 5


Оставить комментарий